ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я должна, — спокойно ответила Рен.

— Но ты лишь… — Он пробормотал себе под нос что-то невнятное.

— Я сильнее, чем ты думаешь, — сказала она, стараясь говорить как можно увереннее. — Я ничего не боюсь.

Тигр Тэй смотрел на нее долго и пристально, затем, взглянув на Гарта, поднял вверх Руки.

— Ладно, хорошо! — Он смерил Рен убийственным взглядом. — Будь по-твоему. Отвезу вас! Но только до берега, запомни, только до берега, потому что в отличие от тебя я в своем уме и не собираюсь рисковать собственной шкурой или Спиритом только ради того, чтобы удовлетворить твое любопытство!

Она спокойно выдержала его взгляд.

— Это не любопытство, Тигр Тэй. И ты прекрасно это знаешь.

Подойдя к ней вплотную, он склонил голову набок и внимательно посмотрел на нее. Его обветренное загорелое лицо находилось от нее всего лишь в нескольких дюймах.

— Возможно. Но послушай… Обещай мне, что после того, как вы увидите, куда попали, вы как следует подумаете. Хотя тебе и недостает здравомыслия, ты мне нравишься, и я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось. Все будет не так, как ты думаешь. Довольно скоро ты в этом убедишься. Так ты обещаешь? Договорились?

— Хорошо! — кивнула Рен. Тигр Тэй картинно подбоченился. Он немного рисовался своей решимостью.

— Тогда живо собирайтесь, — проговорил он. — Покончим с этим поскорее.

ГЛАВА 5

Тигру Тэю не терпелось отправиться в путь, но ему пришлось подождать, пока Рен с Гартом спустятся в долину, чтобы захватить поклажу и оружие, а также позаботятся о лошадях. Гарт отвязал их, чтобы они могли свободно пастись где пожелают. Рен не забыла и о провизии, прихватив то, что может им пригодиться.

Покончив с приготовлениями, они снова вскарабкались на скалы, где их с нетерпением дожидался Тигр Тэй.

Приказав Спириту стоять смирно, он помог Рен и Гарту взобраться на гигантскую птицу и привязать ремни. Упряжь была снабжена петлями для ног, сучковатыми рукоятками и ремнями — все предназначалось для удобства седоков. Крылатый Всадник подробно объяснил им, как поведет себя рок в полете и что они при этом почувствуют. Обоим он дал пожевать какой-то корень, горький на вкус, пояснив, что это поможет лучше перенести полет.

— Не думаю, чтобы мои корешки повредили таким бывалым скитальцам, — проворчал он, ухмыляясь.

Тигр Тэй уселся впереди седоков, натянул грубые кожаные перчатки и, издав громкий крик, ударил Спирита по шее. Огромная птица, пронзительно заклекотав в ответ, расправила могучие крылья и взлетела. Преодолев гребень утесов, они резко снизились и, поймав поток воздуха, взмыли в небо. У Рен возникло неприятное ощущение в области желудка. Она прикрыла глаза и тут же снова открыла, так как знала, что Тигр Тэй то и дело поглядывает на нее через плечо со злорадной ухмылкой. Она дерзко улыбнулась ему в ответ. Спирит парил над Синим Разделом в потоке воздуха, лишь изредка взмахивая крыльями. Оставшаяся позади береговая полоса постепенно теряла очертания и вскоре превратилась в тоненькую черную полоску на горизонте.

Время пролетело незаметно. С высоты они почти ничего не могли рассмотреть, лишь изредка мелькали скалистые атоллы и время от времени выскакивали из воды в фонтане брызг огромные рыбины. Вокруг кружили морские птицы, стремительно бросавшиеся вниз белыми стайками, а далеко на западе, у самого горизонта, кисейными лоскутами висели облака. Под ними, насколько хватало глаз, простирался безбрежный океан, покрытый пенистыми гребнями волн, без устали катившимися к далеким берегам. В конце концов Рен удалось взять себя в руки и успокоиться.

Она думала об острове Морровинд. Похоже, что Тигр Тэй не преувеличивал опасность, с которой ей придется столкнуться, если она, несмотря ни на что, попытается проникнуть на остров. Она действительно решила во что бы то ни стало узнать, что стало с эльфами, прекрасно понимая однако, что все ее открытия окажутся совершенно бесполезными, если ей не удастся остаться в живых. Что же можно предпринять в первую очередь? Допустим, эльфы на Морровинде. Допустим, они еще живы. Но если никому не удается туда пробраться, а те, кому это удалось, так и не вернулись, то может ли ее появление на острове что-либо изменить? И вообще, почему эльфы, какой бы ни была их нынешняя жизнь, обязаны считаться с волей Алланона, то есть отказаться от жизни вне Четырех Земель и вернуться к людям?

Ответов на эти вопросы она, конечно же, не находила, да и бессмысленно было их искать. До сих пор она принимала решения, полагаясь только на чутье: ей казалось, что в первую очередь надо найти Гадючью Гриву в Угрюмом Углу, а затем, придерживаясь ее наставлений, попытаться разыскать эльфов. Сейчас она, однако, сомневалась в том, что природное чутье ее не подвело. Гарт последовал за ней без лишних вопросов, но он мог поступить так лишь из-за своей преданности. Возможно, он решил оставаться с ней до конца, что бы ни случилось, но ведь это не означало, что он лучше ее понимает их положение. Бросив взгляд на пустынное пространство Синего Раздела, Рен почувствовала себя совсем крохотной и беззащитной. Морровинд, остров посреди океана, клочок земли в огромном водном пространстве… Если им с Гартом суждено до него добраться, они окажутся отрезанными от всего мира. Без Тигра Тэя, не имея лодки, они не сумеют выбраться, и очень может быть, что на острове не найдется никого, кто мог бы им помочь. Возможно, там вообще нет никаких эльфов. Возможно, остров заселен одними лишь чудовищами…

Чудовища… Какие они, эти существа? Тигр Тэй не сказал… Они так же опасны, как и вервульфы? Если так, то понятно, почему исчезли эльфы. Их уничтожили мерзкие твари… Но как эльфы это допустили? Почему остались на Морровинде? Вероятно, чудовища их окружили, загнали в ловушку… Неужели ни один из них не сумел спастись?

Вопросы возникали бесконечной чередой — ответы же, как и прежде, не находились. Она устало прикрыла глаза, стараясь отвлечься, подумать о чем-нибудь другом…

Близился полдень. Они пролетели над группой островков, похожих на плывущие по морю изумруды, — ярко-зеленые пятна на фоне морской голубизны. Направляемый опытной рукой, Спирит сделал круг над самым большим из островов и стал медленно спускаться, выбрав для посадки узкую полоску высокого берега, густо поросшего травой. Как только рок коснулся земли, трое седоков освободились от ремней и спустились вниз. Рен с Гартом чувствовали себя совершенно разбитыми; они не в состоянии были пошевелить ни рукой, ни ногой. Однако уже через несколько минут кровообращение восстановилось. Рен с любопытством осматривалась. Остров, по-видимому, покрывал толстый слой пористой черной породы, на которой, словно на плодороднейшей почве, росли сочные травы. Эта горная порода скрипела под ногами при каждом их шаге. Наклонившись, Рен подняла один из черных комочков. Он оказался на удивление легким.

— Вулканическая лава, — фыркнул Тигр Тэй, заметив на ее лице озадаченное выражение. — Эти острова — лишь надводная часть горной гряды, образованной вулканическими извержениями в далеком прошлом, тысячи лет назад. — Он умолк, скорчив брезгливую гримасу. Потом указал на юг. — Там острова, где живут небесные эльфы. Хотя, конечно, сами понимаете, вы туда не попадете. Я не хочу, чтобы кто-либо узнал, что я доставил вас на Морровинд, не хочу, чтобы мои собратья узнали, какой я глупец.

Он направился к поросшему травой холмику и уселся на него. Потом стянул перчатки, снял ботинки и принялся массировать ступни.

— Сейчас не мешало бы подкрепиться, — проворчал он.

Рен промолчала. Гарт, растянувшись на траве, прикрыл глаза. Рен подошла к Тигру Тэю и села рядом.

— Ты говорил, что на Морровинде водятся чудовища, — проговорила она, нарушив молчание. Легкий ветерок играл ее волосами. — Не можешь ли мне о них рассказать?

Тигр Тэй уперся в нее колючим взглядом.

— Да, там водятся чудовища, причем самые разные, девица Рен. Огромные и крошечные, на четырех ногах и двуногие, летающие и ползающие… Некоторые из них покрыты шерстью, другие — чешуей, иные гладкокожие. Многие из чудовищ — порождения самых жутких кошмаров. Говорят, что не все они — живые существа. Одни охотятся стаями, другие поодиночке, таясь в норах, выжидая. — Он покачал огненно-рыжей головой. — Сам я видел лишь нескольких, зато многое о них рассказывали другие. — Он замолчал, о чем-то задумавшись. — Хотя странно, не правда ли?.. Что они все такие разные… И еще одна странность: сначала их совсем не было, а потом вдруг — непонятно откуда — валом повалили.

12
{"b":"4801","o":1}