ЛитМир - Электронная Библиотека

Образ города затуманился, отдалился и как бы вообще скрылся в ночи. Рен увидела и то, что в первые минуты глаз упустил, а возможно, она просто не захотела этого увидеть. Вдоль стены сновало множество эльфов в военной форме, с оружием в руках. Они держали линию обороны — шло сражение, и оно было в самом разгаре, однако удивила одна странность: абсолютная тишина. Словно свет волшебной силы каким-то образом заглушал звуки. Эльфы падали, некоторые поднимались, некоторые оставались лежать навсегда. Атакующие их призраки также несли потери: кто-то сгорал в огне, который входил в них, искрясь и шипя, как угасающий костер, кого-то поражали своим оружием защитники.

Та часть города, которая примыкала к стене и где находилась сейчас Рен, казалась менее яркой, даже обветшалой. Дома и лавочки здесь были менее освещены и не так ухожены, как в центре, деревья и кустарники не такие буйные, а цветы чуть побледнее и поскромнее. Да и воздух не казался таким уж чистым: чувствовался запах серы и пепла. За окраиной города смутно вырисовывался темный и пугающий Киллешан. Его жерло светилось кроваво-красным светом на фоне ночи.

Она вдруг вспомнила об эльфинитах, все еще зажатых в ее ладони. Даже не взглянув на них, она украдкой положила камни в карман.

— Сюда, Рен, — пригласил Орин Страйт.

У двери, через которую они прошли, стояли охранники — юноши со строгими эльфийскими лицами. В их взгляде читалась усталость. Рен поразило, с каким вниманием они смотрели на нее.

Филин провел своих спутников через мост надо рвом, который окружал город с внутренней стороны стены. Во рву стояла вода — он явно предназначался для защиты города. Во многих местах его пересекали сходни, ведущие к стенам. Рен вопросительно посмотрела на Гарта, но великан покачал головой — мол, не знаю, как это может защитить от демонов.

Перед ними открылась дорога, усаженная деревьями, которая вела в центр города, по ней друзья и отправились. Пройдя совсем немного, они услышали позади шум — их догонял большой отряд солдат, которых вел офицер с выгоревшими, почти белыми волосами. Филин оттолкнул Рен и Гарта в тень, и офицер прошел мимо, не заметив их.

— Это Фаэтон, — объяснил Филин. — Королева потерпела поражение на поле брани. Это ее личный защитник от черных сил, — добавил эльф со злой иронией. — Он хуже всякого кошмара для Эльфийских Охотников.

Они продолжали путь в напряженном молчании. Свернув с главной дороги, вышли к боковым улочкам с рядами затемненных лавочек и домиков. Рен с любопытством оглядывалась вокруг. Таким она себе и представляла Арборлон, город, ничем не отличающийся, кроме размера, от городков Южной Земли, разумеется, за исключением заградительной стены, мерцающей вдалеке. Но вот ее свет спрятался за деревьями, и теперь можно было представить себе город, каким он был когда-то, до демонов, до осады. «Как, наверное, прекрасно жилось в нем тогда», — подумала Рен. В месте, покрытом буйной растительностью, защищенном от всех ветров и бурь, город возродился, а его население получило возможность начать жизнь заново, без угрозы притеснения со стороны Федерации. Тогда не было никаких демонов, Киллешан спал, а на Морровинде царил мир.

Однако это было лишь видение. «Интересно, помнит ли кто-то Арборлон таким?» — подумала Рен.

Филин вел их через рощу, вдоль стволов ясеня и тоненьких березок, уютно окутанных покрывалом тишины. Путь им преградил железный забор, который поднимался над землей на двадцать футов. Оканчивался он заостренными пиками. За оградой раскинулись газоны, усаженные деревьями. Дорожки вели к длинному приземистому зданию с башенками. Это, конечно, дворец эльфийских правителей. Рен вспомнила, что когда-то, во времена ее далеких предков, во дворце жили Элессдилы. Кто же правит эльфами теперь? Они прошли вдоль ограды и вошли в тень, настолько густую, что в двух шагах не было видно ни зги. Тут Филин остановился и прильнул к забору. Рен услышала щелчок ключа в замке, и в заборе открылась калиточка. Рен и Гарт вошли в нее и остановились, поджидая, пока Филин закроет вход. Дальше путь шел по пестрой лужайке, откуда уже можно было видеть окна дворца. Их никто не окликнул, никто не остановил. Но Рен знала, что охранники где-то поблизости, возможно, следят за ними. Они дошли до угла здания и остановились.

От затененного фасада отделилась фигура. Человек шел с гибкостью кошки. Филин подождал его. Сойдясь, они обменялись репликами, но так тихо, что Рен ничего не услышала. Незнакомец исчез. Филин сделал знак, и они двинулись по узенькой, обсаженной молодыми елочками дорожке к нише, за которой виднелась уже приоткрытая дверь.

Путники оказались в комнате со сводчатым потолком. Мягкие сиденья примыкали к облицованным темным деревом стенам, а масляные лампы венчали фигурные окантовки двойных арочных дверей, ведущих в полутемный коридор. Оттуда, из глубины дворцовых покоев, доносились какие-то шорохи. Следуя примеру Филина, Рен и Гарт сели на откидные скамьи. Рен наконец смогла себя оглядеть и увидеть, насколько она оборвана: с жалких, перепачканных кровью остатков одежды стекала жидкая грязь. Гарт выглядел не лучше. Один рукав его куртки исчез вовсе, а другой висел лохмотьями. Огромные руки великана были исцарапаны и покрыты синяками, бородатое лицо опухло. Гарт заметил взгляд Рен и беспечно пожал плечами.

К ним приближался эльф среднего роста и ладного телосложения, с ничем не примечательной внешностью, просто одетый, с твердым, проницательным взглядом. Его худое загорелое лицо было чисто выбрито, а темные волосы доходили до плеч. Он был чуть старше Рен, но его глаза говорили о том, что повидал и испытал он куда больше, чем она. Подойдя к Филину, он молча взял его за руку.

— Это Трисс, — представил его Орин Страйт, повернувшись к своим подопечным, — а это Рен Омсворд и ее опекун Гарт. Они пришли к нам из Западной Земли.

Эльф по очереди пожал руки обоим, ничего не сказав. Его темные глаза встретились с глазами Рен — ее поразил этот взгляд, открытый, искренний, от которого, казалось, ничего невозможно скрыть.

— Трисс — капитан Придворной Гвардии, — нашел нужным добавить Филин.

Рен кивнула. Все смущенно молчали. Рен успела вспомнить, что Придворная Гвардия отвечает за безопасность правителей эльфов, и удивилась, что Трисс не носит никакого оружия, а в следующий момент — тому, что он вообще находится здесь. Затем в конце затемненного коридора снова послышались шаги, и они повернулись на их звук.

Из темноты показались две женские фигуры. Одна женщина, невысокая и стройная, с ярко-рыжими волосами, бледной чистой кожей и огромными зелеными глазами на лице странной треугольной формы, невольно бросалась в глаза. Но как раз другая женщина, более высокая и статная, сразу привлекла внимание Рен. Увидев ее, девушка непроизвольно вскочила на ноги, затаив дыхание. Их глаза встретились — и женщина приостановилась. На ее лице появилось странное выражение — заинтересованности ли, симпатии?.. Рен не могла понять. У незнакомки были длинные руки и ноги, ее стройное тело облегало белое платье, суженное на тонкой талии и доходившее до пола. Тонко очерченные черты лица эльфийки, широкие скулы и большой тонкий рот, голубые глаза и соломенные волосы, не прибранные после сна и спадающие локонами на плечи, делали ее очень привлекательной. А белая гладкая кожа лица позволяла этой зрелой женщине казаться юной. Вернее, вообще нестареющей.

Рен удивленно хлопала глазами.

Она как будто видела себя через тридцать лет.

Женщина с голубыми глазами неожиданно улыбнулась ослепительной и доброй улыбкой.

— Эовен, посмотри, как она напоминает Аллин! — воскликнула она. — Ты была права!

Рыжеволосая приблизилась, протягивая к Рен руки:

— Дитя, как тебя зовут? Рен в замешательстве посмотрела на нее. Почему-то казалось, что женщина и сама знает ответ.

— Рен Омсворд, — ответила она.

— Рен, — прошептала та, продолжая улыбаться. — Добро пожаловать, Рен. Мы так долго ждали.

— Я — Элленрох Элессдил, — произнесла белокурая женщина, сжав руки. — Королева Арборлона и эльфов Западной Земли. Дитя, я просто не знаю, что сказать тебе, даже теперь, после такого долгого ожидания. — Она вздохнула. — Сперва тебе надо промыть и залечить раны. И твоему другу тоже. Затем вы должны поесть. А уж после мы с тобой проговорим хоть всю ночь, если захотим. Орин Страйт, — она повернулась к Филину, — я в долгу у тебя. Благодарю от всей души. Благополучно приведя Рен в город, ты вселил в меня надежду. Останься здесь на ночь, пожалуйста.

27
{"b":"4801","o":1}