ЛитМир - Электронная Библиотека

А вскоре Аллин стала ждать твоего появления. Именно тогда Эовен рассказала мне о своем видении. — Королева посмотрела на свою рыжеволосую подругу, которая поглядывала на них огромными и бездонными зелеными глазами. — Эовен — провидица, Рен. Наверное, самая лучшая из тех, что когда-либо жили на Земле. Когда я была ребенком, она играла со мной и была моей самой лучшей подругой. Тогда еще ни сама Эовен, ни кто-либо другой не знали, что она обладает таким даром. Но с тех самых пор она всегда со мной, советует и подсказывает мне. Я уже сказала, что именно она помогла устроить нашу встречу. Когда Аллин носила тебя, у Эовен было видение: если она не покинет Морровинд до рождения ребенка, то оба умрут. И еще. Эовен мне сказала, что Аллин может никогда не вернуться, но ты непременно придешь ко мне и твой приход спасет эльфов.

Королева глубоко вздохнула.

— Я так не хотела, чтобы Аллин уходила. Но я знала, что видения Эовен всегда сбываются. Итак, я позвала к себе Аллин и попросила Эовен повторить все, что она сказала мне. Аллин не колебалась, хотя в душе очень горевала. Она сказала, что уйдет, потому что должна спасти ребенка. О себе она не думала. Такова была твоя мама. И я отдала ей эльфийские камни, которые перешли ко мне от моих родителей, в надежде, что они помогут ей спасти свою и твою жизнь. Только сначала силой своего волшебства я изменила внешний вид эльфинитов, чтобы их трудно было узнать, — подумаешь, невзрачные камешки.

После путешествия в Сланцевую долину, после того как она установит связь с потомками рода Омсвордов, которые вернулись туда, в то время, когда эльфы отправились на остров Морровинд, Аллин со своим мужем должна была вернуться в Западную Землю. Я так и не узнала, сделала она это или нет. Аллин надолго исчезла из моей жизни. Эовен могла сказать только, что вы обе находитесь в безопасности.

Наконец, спустя пятнадцать лет, Аллин решила вернуться. Я не знаю, что побудило ее принять такое решение, но она возвращалась на Морровинд, вручив тебе кожаный мешочек с эльфинитами, а саму тебя отдав на попечение Омсвордов в Сланцевой долине.

Королева собиралась с силами, чтобы продолжить свой рассказ.

— К тому времени демоны захватили Морровинд, у нас остался только город. С помощью волшебной силы мы создали защитный Киль. Демоны захватили все, кроме Арборлона. Крылатые Всадники появлялись в городе все реже и реже. Аллин с мужем пробирались сюда с великим трудом, но их сбили у самых ворот города…

Она смолкла. Ее душили слезы.

— Мы не смогли спасти их, — закончила она.

Рен почувствовала внутри пустоту. Она порывисто обняла бабушку, последнюю родную душу, которая связывала ее с мамой и напоминала об отце. Голова королевы склонилась к плечу внучки, и тонкая рука обняла ее за плечи. Они долго сидели так, обнявшись, боясь нарушить тишину и потерять друг друга. Рен попыталась вызвать в памяти образ матери, но тщетно. Он ускользал. Она видела только бабушку. Сердцем девушка поняла: каким бы тяжелым для нее ни было чувство утраты, оно никогда не сравнится с тем, что испытывает королева.

Наконец они отстранились друг от друга, и королева улыбнулась, на этот раз даже весело и ободряюще.

— Я так рада, что ты пришла, Рен, — повторила она. — Я так ждала нашей встречи.

— Бабушка, — сказала Рен, и это слово, произнесенное вслух, прозвучало так странно, — Я все еще не понимаю, почему послали меня. Алланон сказал, что я должна найти эльфов, потому что Четыре Земли не смогут залечить свои раны, пока эльфы не вернутся. А ты говоришь о видении Эовен, будто мой приход спасет эльфов. Но как? Ведь вы давно вернулись бы, если бы это было возможно.

Улыбка сползла с побледневшего лица королевы.

— Боюсь, девочка, что все намного сложнее.

— Почему? Разве вы не можете уйти, если решите?

— Можем.

— Так почему же вы до сих пор этого не сделали? Что удерживает вас? Чувство долга? Неожиданное появление демонов? Или что-то случилось с Элькрис?

— Нет, с ней все в порядке. — Она неуверенно замолчала.

— Тогда откуда появились демоны? Спокойное лицо королевы слегка напряглось.

— Мы точно не знаем, Рен.

Она говорила неправду. Рен почувствовала эту неправду в голосе бабушки и прочитала по глазам Эовен. Потрясенная, обиженная, даже рассерженная, она смотрела на королеву, не веря собственным ушам.

«Между нами нет секретов? — Рен повторила про себя слова бабушки. — Что же ты скрываешь?» А Элленрох Элессдил, казалось, не замечала тревоги внучки. Она опять протянула руку и сердечно обняла ее. И Рен, поборов искушение, не отстранилась. Она подумала, что, видимо, у бабушки есть причина скрытничать. Все выяснится в свое время. Зато теперь она знает правду о своей семье. Она подавила свои чувства: ведь она из скитальцев, и Гарт недаром учил ее быть терпеливой. Она умеет ждать.

— У нас будет время, чтобы поговорить об этом завтра, дитя мое, — прошептала королева ей на ухо. — Сейчас тебе нужно поспать, а мне подумать.

Ее улыбка стала такой печальной, что у Рен сжалось сердце.

— Эовен проводит тебя в твою комнату. Твой друг Гарт будет спать по соседству, на случай если он тебе понадобится. Отдохни, дитя мое. Мы долго ждали нашей встречи и не должны обрывать ее на полуслове.

Королева встала. За ней поднялась и Рен. Эовен Сериз, сидящая напротив них, также встала. Королева на прощание еще раз обняла внучку. Она явно устала — веки стали тяжелыми, сил уже не было. Но Рен ощущала исходившие от нее покой и тепло.

— Я рада, бабушка, что оказалась здесь, — искренне призналась она. А про себя прибавила: «Но правду я узнаю. И узнаю всю правду».

Рен позволила Эовен Сериз проводить себя из королевской опочивальни в полутемный коридор.

ГЛАВА 11

Утром Рен Омсворд проснулась в комнате с белоснежными стенами. Она лежала на сотканных из тончайшего хлопка, чистейших простынях в мелкий голубой цветочек, сверкавших своей белизной в потоке ослепительного света. Он лился через щель между кружевными занавесками, складками свисавшими с окон, занимавших всю стену.

Она удивилась тому, что видит солнечный свет в городе, за стенами которого царит мрак.

Не проснувшись окончательно, она откинулась на подушки, пытаясь собраться с мыслями. С вечера Рен плохо рассмотрела комнату. Тогда было темно, а у Эовен, провожавшей ее сюда, оказалась лишь одна свеча. К тому же Рен так устала, что рухнула в постель и почти мгновенно уснула.

Она закрыла глаза, пытаясь установить связь между этим прекрасным видением и тем, что помнила, — суровым прошлым. Неужели все это происходит на самом деле и поиски эльфов закончились? Закончился полет на Морровинд, путешествие через болото Ин Джу, подъем на Блэкледж, переход к реке Ровене, путь к Арборлону? Нежась в лучах солнечного света, она с трудом верила в реальность происходящего. Картины виденного за стенами города: мрак, огонь, туман, чудовища, которые появлялись со всех сторон с одной целью — убивать и разрушать, — все казалось туманным и очень далеким.

Рассердившись на себя, она звала и звала воспоминания, и перед ней одна за другой замелькали картины. Вот они с Гартом бьются с вервульфом у скал над Синим Разделом. Она вновь представила себе, как все это происходило. А вот Тигр Тэй и Спирит улетают от них. Она вызвала в воображении фигурки Стресы и Фаун, их мордочки, их повадки. Добрые друзья, которые помогли ей в путешествии по этому чудовищному миру, друзья, которых она, попав сюда, позволила себе забыть.

При мысли об иглокоте и лесной скрипелочке она окончательно проснулась. С усилием спустила ноги с постели и огляделась. Да, конечно, она в Арборлоне, во дворце королевы эльфов, в доме Элленрох Элессдил, своей бабушки. Рен глубоко вздохнула, с трудом привыкая к этой мысли, к тому, что это реальность. Она прежняя Рен, но в то же время и какая-то другая. «Ощущение совсем новое», — подумала она. Решившись на этот путь, надеясь узнать правду о своих родителях, она не могла даже предположить, что правда может оказаться такой ошеломляющей.

30
{"b":"4801","o":1}