1
2
3
...
30
31
32
...
86

Вспомнился сон. Когда Коглин приблизился к ней, она подумала: то, что она узнает, согласившись совершить путешествие к Хейдисхорну, чтобы поговорить с Алланоном, может изменить ее жизнь.

Да, ее жизнь изменилась. Но можно ли было предполагать, что столь разительно?

Это обрадовало ее, но еще больше испугало. Пока она пробиралась в Арборлои, столько всего произошло, и теперь она вынуждена столкнуться с миром, абсолютно неведомым и непонятным ей. Даже ее собственная бабушка решилась ее обмануть, как же тут можно доверять другим? Все еще мучительно было сознавать, что от нее что-то скрывают. Ее послали к эльфам с какой-то определенной целью, а она даже не знает, с какой именно. Элленрох, если и знает это, ей не говорит. Пока не говорит. Бабушка также почти ничего не рассказала о демонах. Рен была уверена, что королева о многом умолчала.

«Секреты. Как нельзя лучше подходит именно это слово».

Секреты.

Она тряхнула головой, перестав думать об этом. Королева — бабушка. Она дала жизнь ее маме и была женщиной, обладающей столькими достоинствами — красотой, добротой, чувством долга. Она не может плохо думать об Элленрох Элессдил, не в состоянии позволить себе усомниться в ней. Да и она сама так похожа на нее. Возможно, не только внешне, но и образом мыслей, поступками. Она сама в этом убедилась прошлым вечером, почувствовав это во время их беседы по мимолетным взглядам, которыми они обменивались, по тому, как они отнеслись друг к другу.

Рен вздохнула. Хорошо, что она сдержалась, не вспылила и смогла внимательно наблюдать за происходящим.

Рен встала и направилась к двери, которая вела в соседнюю комнату. Дверь открылась, и появился Гарт. На нем не было рубашки, а мускулистые руки и торс стягивали бинты. Бородатое лицо сплошь покрывали царапины и синяки. Но, несмотря на радугу синяков и ссадин, великан-скиталец выглядел отдохнувшим и бодрым. Когда она подала знак, разрешающий ему войти, Гарт вернулся в свою комнату за рубахой и поспешно накинул ее. Одежда, которую ему дали, была слишком тесной для Гарта, и он выглядел порядком выросшим из нее.

Она скрыла улыбку, когда они пересекли комнату, чтобы сесть на скамейку у окна с кружевной занавеской. Рен была счастлива видеть его снова, привычное присутствие друга успокаивало ее.

«Что ты узнала?» — знаками спросил он.

Она ответила ему улыбкой. Надежный, верный Гарт всегда появляется кстати. Она передала ему свой разговор с королевой, из которого узнала историю родов Элессдилов и Омсвордов, о маме и отце. Рен, правда, умолчала о своих подозрениях по поводу того, что Элленрох не случайно скрыла от нее правду о демонах. За чем торопиться? Если подождать немного, то бабушка, наверное, раскроет и этот секрет.

Ее, конечно, интересовало мнение Гарта о королеве.

— Ты что-нибудь заметил в моей бабушке такое, что я пропустила? — спросила Рен своего друга.

Гарт довольно ухмыльнулся: его воспитанница проявляет осмотрительность и все еще нуждается в его советах. С ответом он не задержался:

«Она испугана».

— Испугана? — переспросила Рен. Вот уж чего она не заметила. — Как ты думаешь, что ее страшит?

«Трудно сказать. Она знает нечто, неизвестное нам. Королева тщательно обдумала, что и как сказать. Ты ведь заметила это?» Рен промолчала.

«Может быть, она боится за тебя, Рен».

— Это потому, что моя мама была убита, а я вернулась сюда, и теперь мне тоже что-то угрожает? Но, согласно видениям Эовен, я должна была вернуться. Они ждали меня. А как ты понял это видение? Как я могу спасти эльфов, Гарт? Не кажется ли тебе это глупым? То, что нам удалось добраться сюда живыми, — само по себе чудо. Но вот зачем это эльфам?

Гарт пожал плечами.

«Держи ухо востро. Только так узнаешь обо всем».

Он улыбнулся, и Рен ответила ему улыбкой.

Гарт ушел, дав ей возможность одеться. Когда скиталец закрыл за собой дверь, Рен продолжала смотреть ему вслед. И тут ее осенило: в историях, рассказанных бабушкой и Гартом о ее родителях, многое не сходится. Конечно, Гарт рассказывал с чужих слов, а королева все эти события переживала сама, так что несоответствия вполне оправданны. Но Гарт ничего не сказал о Крылатых Всадниках, а королева — о скитальцах…

В конце концов, это такая мелочь, а у нее много других тревог…

Рен нашла одежду, приготовленную для нее, — штаны, рубаху, чулки, ремень и пару прекрасно сшитых сапожек. Не в пример обновкам Гарта, все пришлись ей впору. С удовольствием надевая на себя все новое, она продолжала перебирать в памяти откровения предыдущего вечера. Королева явно признала важность прихода Рен в Арборлон. Ее радовало не просто свидание с внучкой, но исполнение пророчества Эовен. Орин Страйт также упомянул, что они ждали ее. Но никто толком не сказал зачем. Если вообще кто-нибудь об этом знал. В ее сне об этом не было ни слова.

Может быть, дело в эльфинитах? Что если от нее ждут, чтобы она использовала их как оружие против демонов?

Рен похолодела от этой мысли, вспомнив, что было, когда она их применяла. Восхитительное ощущение силы, когда волшебный огонь пронесся сквозь нее обжигающим вихрем! Божественно и страшно. Пугает дурманящее влияние могущества. Камни становятся как бы частью ее самой, новой, непредсказуемой Рен. Она продолжала убеждать себя, что не будет больше прибегать к помощи камней. Но тут же поняла, что это невозможно: обстоятельства способны вынудить ее или же кто-то, кому она верит, подтолкнет на такой шаг. Частности не имеют значения, результат в обоих случаях будет один и тот же. Каждый раз после обращения к волшебной силе эльфийских камней она уходила от себя прежней и приближалась к незнакомой Рен, которую совсем не знала. Используя силу волшебства, она теряла власть над собой.

Засунув ноги в сапоги, она встала. Противоречивые мысли не отступали. Не может быть, чтобы все дело было только в эльфийских камнях. Почему тогда Элленрох не сохранила их у себя, а отдала Аллин? И почему эльфиниты не использовали против демонов много лет назад? Как много здесь непонятного.

Поколебавшись, она протянула руку к ночной рубашке, в кармашке которой со вчерашнего вечера лежали эльфиниты, и высыпала их на ладонь. Она смотрела на игру их граней, удивляясь тому обстоятельству, что камни дали именно ей. Почему, почему Элленрох не согласилась взять их обратно прошлым вечером?

Но ей все же удалось справиться с собой. Она отбросила дурные предчувствия и почти небрежно сунула волшебные камни в карман А вложив за пояс длинный нож, девушка-скиталица, уже уверенно выпрямившись, вышла из комнаты.

Эльфийские Охотники стояли в карауле возле ее дверей. Она остановилась, чтобы вызвать Гарта. Часовой проводил их вниз, в столовую, где был накрыт на двоих стол из полированного дуба. Широкую столешницу покрывала белая скатерть с яркими цветами. Столовая напоминала пещеру со сводчатым потолком; стекла высоких окон раскладывали солнечный свет на все цвета радуги. Рен восхитила эта красота. Девушка, готовая прислуживать им, стояла рядом, что заставило независимую Рен чувствовать себя неуютно. Они ели в напряженном молчании, сидя напротив друг друга, и она подумала, что же ей делать, когда завтрак закончится. Королева не появлялась.

Однако, как только кончилась трапеза, вошел Орин Страйт. Филин выглядел так же, как и тогда, во мраке и темноте, изможденным и обгоревшим. Его угловатая фигура двигалась пошатываясь, словно на шарнирах. Похоже, тело не слушалось его, управляемое кем-то со стороны. Хотя платье его было чистым и удобным, а шапка, похожая на чулок, исчезла, он по-прежнему выглядел помятым и взъерошенным.

Подойдя к столу, он сел, удобно откинувшись на спинку стула.

— Ты выглядишь значительно лучше, чем прошлой ночью, — решился он на комплимент. — Чистая одежда и ванна сделали из тебя весьма привлекательную девушку, Рен. Ты хорошо отдохнула?

В ответ Рен улыбнулась. Филин ей нравился.

— Очень хорошо, спасибо. И еще спасибо за то, что ты благополучно привел нас в город. Нам бы не удалось попасть сюда без твоей помощи.

31
{"b":"4801","o":1}