1
2
3
...
45
46
47
...
86

Из-за гребня горы вновь появился Филин — одежда изодрана в клочья, худое лицо исцарапано. Он подал спутникам молчаливый знак, свернув с тропы, по которой они шли, увлекая всех за собой с вершины в узкий извилистый овраг, исчезающий в тумане. Они поглядывали вокруг, ожидая новых атак: демоны могут таиться повсюду, ведь не все они ушли к Килю. Над головами простиралось желтое небо — восходящее солнце безуспешно пыталось пробиться сквозь пелену пепла.

Путники уже приближались к Ровене, когда Орин Страйт вдруг остановил их. Приникнув к земле и показав им жестом, чтобы и они залегли, он исчез в тумане. Минут через пять он появился снова, призывая продолжить путь. Скрываясь за гребнем скал, они двигались туда, где хребет горы отделял их от Ровены. Еще более мили они шли вдоль реки, затем вновь поднялись на вершину холма. Рен смотрела на ленивую серую ленту Ровены, исчезавшую вдали.

Полный покой.

К ним наконец присоединился Филин, его сухое лицо, казалось, еще больше сморщилось.

— Вся отмель заполнена темными существами. Надо перебираться здесь. Но река тут слишком широка, нам не переплыть. Построим плот, большой плот, чтобы удержал нас. Мы должны это сделать, другого выхода нет.

Он взял с собой Эльфийских Охотников и отправился валить деревья, чтобы соорудить плот, оставив Гавилана и Гарта с женщинами. Элленрох подошла к Рен, порывисто обняла ее, ободряюще улыбнувшись. Королева сказала, что все хорошо, но ее лоб прорезали морщины, выдававшие тревогу. Она тихо отошла в сторону.

— Дотронься до земли, Рен, — прошептала вдруг Эовен, нагнувшись к ней. Прижав руки к земле, Рен ощутила толчки. — Волшебная сила сметает все вокруг нас. Все, что угрожало нам и вызывало наш страх, начинает рушиться.

Рыжие волосы прядями упали на ее отрешенные глаза. Эовен выглядела так, словно она только что пробудилась от кошмарного сна. — Она должна тебе кое-что рассказать, Рен. Ей придется это сделать.

И Эовен отошла к королеве. Рен так и не поняла, о чем толковала прорицательница, но предположила, что она имела в виду Элленрох и какие-то секреты, которые та должна ей открыть.

Корт и Дал вернулись с бревном, затем снова исчезли. Филин, настороженный, как на охоте, согнувшись, двигался к реке. Все казалось каким-то ненастоящим, как сон, который прикинулся действительностью.

Неожиданный толчок потряс землю, заставив Рен открыть рот от изумления и мгновенно присесть, чтобы удержать равновесие. Воды Ровены, казалось, резко поднялись, вздыбившись волной, которая ударила о берег.

Гарт коснулся ее плеча: «Остров разваливается».

Она кивнула, вспомнив слова Эовен о том, что приближающееся бедствие — результат крушения магической силы.

Гарт спустился, чтобы помочь Эльфийским Охотникам вязать плот. Гавилан шепотом говорил о чем-то с Элленрох, и его глаза выражали беспокойство и раздражение. Рен изучающе смотрела на него, сравнивая двух Гавиланов — озабоченного и беспечного, крайне неловкого и удивительно проворного. Он нравился ей, она хотела, чтобы он стал ближе. Но было в нем что-то тревожащее и неразгаданное.

Рен поднялась с коленей, когда что-то небольшое и темное метнулось из зарослей и бросилось к ней. Она отшатнулась от неожиданности, но тут же поняла, что существо, уцепившееся за нее, это Фаун. Она засмеялась и крепко прижала к себе лесную скрипелочку.

— Фаун, — тихо сказала она странному маленькому существу. — Я подумала уже, что с тобой случилась беда. Но ты в порядке? Правда, малыш?

Элленрох и Гавилан оглянулись на ее голос, на их лицах отразилось недоумение, и она ободряюще помахала им, невольно улыбнувшись.

— Гр-р-р. Ты не забыла о своем обещании?

Повернувшись, Рен увидела Стресу с растопыренными иголками, глядящего на нее из темноты. Она опустилась перед ним на колени.

— С тобой все в порядке, мистер иглокот? Я волновалась о вас обоих. Не могла выйти убедиться, что вы в безопасности, но надеялась, что это именно так. Вы нашли друг друга после того, как я ушла?

— Да, Рен из рода эльфов, — ответил иглокот, его слова прозвучали со спокойным достоинством. — Фр-р-р. Скрипелочка прибежала на рассвете вся взъерошенная и все верещала о тебе. Она обнаружила меня у реки, где я ждал. Значит, теперь… Ты обещаешь? Ты помнишь о своем обещании, да?

Рен кивнула:

— Я помню, Стреса. Уходя из города, я должна была взять тебя с собой в Западную Землю. Я сдержу обещание. А ты волновался, что я нарушу слово?

— Ш-ш-ш! Ф-р-р! — Кот перестал топорщить свои иголки. — Я надеялся, что ты тот человек, слова которого кое-что значат. Не как… — Он осекся.

— Бабушка! — окликнула Рен королеву, и Элленрох подошла к ней; ее вьющиеся волосы спадали на лицо как вуаль. — Бабушка, это мои друзья, Стреса и Фаун. Они помогли Гарту и мне найти дорогу в город.

— Значит, они и мои друзья, — сказала Элленрох.

— Сударыня, — чопорно ответил Стреса, — это был наш долг.

— Кто это? — Гавилан подошел к ним, в его глазах вспыхнула радость. — Неужели иглокот? Я уж думал, что они все вымерли.

— Нас осталось несколько особей… Ш-ш-ш… Но не по вашей милости, — дерзко заявил Стреса.

— Бабушка, — вмешалась Рен. — Я обещала Стресе, что возьму его с собой, когда мы будем покидать остров, и должна сдержать обещание. И Фаун тоже должна отправиться с нами. — Она прижала к себе пушистого зверька.

Во взгляде Элленрох промелькнула нерешительность, как будто просьба взять с собой эти милые существа трудновыполнима, чего Рен понять не могла.

— Я не знаю, — тихо промолвила королева. Она взглянула на Эльфийских Охотников, запятых загрузкой плота, затем сказала: — Но если ты обещала…

— Тетя Элл! — резко оборвал ее Гавилан. Взгляд королевы был холоден.

— Но ты ведь знаешь правила…

— Замолчи! — Гавилан не скрывал своего гнева, избегая смотреть и на королеву, и на Реп, он устремил неприязненный взгляд на Стресу. — Это ошибка. Тебе лучше знать, иглокот. Помнишь, кто создал тебя? Помнишь почему?

— Гавилан! — Королева не на шутку рассердилась.

Эльфийские Охотники, оторвавшись от работы, посмотрели на них. Филин вновь появился из тумана, Эовен подошла и встала рядом с королевой.

Гавилан круто развернулся и зашагал к плоту. Все застыли в тумане, как статуи. Затем Элленрох сказала, обращаясь ко всем сразу и как-то растерянно:

— Я приношу извинения.

И ушла. Ее моложавое лицо настолько изменилось, что Рен не осмелилась последовать за ней.

Она растерянно смотрела на Стресу. Иглокот горько рассмеялся:

— Она не хочет, чтобы мы ушли с острова. Ф-ф-ф. Никто из них не хочет.

— Стреса, что тут произошло? — спросила Рен, не получив ничьей поддержки и на сей раз рассердившись сама.

Кот преобразился.

— Р-р-р… Рен Омсворд. Ты не знаешь?! Ш-ш-ш… Ты не знаешь, да? Элленрох Элессдил — твоя родная бабушка, и ты не знаешь? Как это странно!

— Пойдем, Рен, — сказал Филин, проходя мимо них и слегка коснувшись ее плеча. — Пора уезжать. Ну же, скорее.

Эльфийские Охотники толкали плот к краю воды, все остальные толпились рядом.

— Так ты скажешь мне? — резко крикнула Рен иглокоту.

— Прогулка вниз по Ровене отнюдь не моя идея, — сказал тот, не обращая внимания на ее тон. — Я сяду в середине плота, если позволишь. Ш-ш-ш. И даже если не позволишь.

Еще одна череда толчков потрясла остров. Киллешан изверг потоки темно-красного пламени, пепел и дым вырвались наружу. Из глубины земли доносился невероятный грохот.

Все хором звали Рен, и она подбежала к воде. Стреса бежал на шаг впереди, а Фаун обернулась вокруг ее шеи. Девушка была в ярости, что никто не доверяет ей, что в ее присутствии могут вестись споры о том, чего ей преднамеренно не говорят. Рен становилось очевидным, что, пока она сама всего не выяснит, никто никогда не расскажет ей правду об эльфах и о Морровинде.

Она подошла к плоту, когда его стаскивали в Ровену, на ходу обменявшись недружелюбными взглядами с Гавиланом и держась поближе к Гарту. Эльфийские Охотники стояли уже по колено в воде, придерживая плот. Стреса прыгнул на плот без спросу и устроился в центре среди мешков с припасами. Никто не возразил и ничего не сказал. Эовен и королеву проводил на их места Трисс, при этом королева крепко держала жезл Рукха обеими руками. Рен и Гарт шли следом. Оставшиеся на берегу оттолкнули плот от берега, и сразу же течение подхватило и понесло его. Сидевшие на кормовой части забили ногами по воде, стараясь оттолкнуть плот подальше от скал и корней деревьев, которые могли зацепить их.

46
{"b":"4801","o":1}