1
2
3
...
49
50
51
...
86

Они продолжали двигаться, но медленно, отчасти потому, что болото было почти непроходимо, отчасти же из-за недомогания Элленрох Элессдил. Ночью королеву стало лихорадить. Болезнь разыгралась так бурно, что утром резкая головная боль перешла в мучительное головокружение и озноб, приступы кашля не проходили в течение долгих часов. К полудню, когда вся группа остановилась, чтобы перекусить, силы почти покинули Элленрох. Она передвигалась лишь с посторонней помощью. Трисс и Дал заботились о ней. Они поддерживали королеву, которая мужественно продолжала переход. Уж не ранена ли она, не задета ли отравленными иглами дартера? Но нет, ни ран, ни царапин, которые бы объяснили причину болезни, они не нашли, как не нашли и способа лечения.

— Я скверно себя чувствую, — призналась она Рен, черты ее лица болезненно заострились, кожа блестела от пота.

Они присели рядом на бревно, поели немного сыра и масла, что составляло их рацион, и, отдыхая, завернулись в свои просторные плащи.

— Тебе станет лучше после сна, — заверила ее Рен. — Мы все очень утомлены.

Но Элленрох не просто устала, ее самочувствие все ухудшалось. К ночи Эльфийские Охотники уже несли ее на руках. Вся группа провела тяжелый день, двигаясь по участку болота, который казался скопищем холода, островом стужи среди вулканической жары; испарения превращались тут в кристаллики колючего льда. Элленрох слабела на глазах. Ее силы были уже на исходе, и, когда путники наконец остановились на ночлег, она потеряла сознание.

Гарт не отходил от девушки, его темное лицо излучало невозмутимость, но глаза таили сомнение. Встретившись с ним взглядом, она прочитала в них все то же: «Я не могу найти дороги». Этот безмолвный разговор он подкрепил едва заметным кивком.

Какое горькое откровение. Гарт был гордым человеком, нелегко ему было признаваться в поражении. Не отводя глаз, она коснулась его рукой, как бы говоря: «Ты найдешь дорогу».

Они поели не столько потому, что испытывали голод, сколько в силу необходимости, устроившись на более или менее сухом клочке земли. Элленрох, закутанная в два одеяла, дрожала от озноба, во сне она что-то бормотала, беспокойно металась, пугаясь своих сновидений. Рен восхищалась силой воли своей бабушки. Ни разу она не выпустила жезл Рукха, прижимая его к себе, словно могла своим телом защитить город и его обитателей, которых укрывала от невзгод волшебная сила Лодена. Гавилан не раз предлагал ей освободиться от обязанности нести жезл, но она упорно отказывалась отдать его, твердо решив взять на себя это бремя. Рен размышляла о том, как дорого, должно быть, заплатила ее бабушка за такую силу духа. Да, она пожертвовала почти всем, утратив родителей, мужа, дочь, друзей, многих из тех, кто был ей близок. Вся жизнь ее круто изменилась после того, как пришли демоны и Арборлон был обнесен стеной. Минуло все, что она помнила о беззаботном детстве на Морровинде. Ничего не осталось от надежд на будущее, исключая, пожалуй, надежды, что благодаря ее решимости и вере город эльфов будет возрожден.

«В мире под властью Федерации, полном страха перед порождениями Тьмы, в мире, где, как и на Морровинде, искусство волшебства приняло какие-то извращенные формы».

Рен улыбнулась мучительной и ироничной улыбкой. Она была изумлена неожиданным сходством между Морровиндом и Четырьмя Землями, такими различными, но пораженными все тем же безумием. Оба мира были измучены существами, которые пытались их разрушить, оба страдают болезнью, превратившей землю в место мучений для ее обитателей. Что же такое Морровинд, как не Четыре Земли, только на иной ступени разрушения? Она вдруг подумала, что, может быть, эти миры каким-то образом связаны друг с другом и что демоны, вервульфы и порождения Тьмы имеют общее происхождение. Она снова вспомнила о тех секретах, которые эльфы утаивали от нее, умалчивая о случившемся на Морровинде много лет назад.

И снова спросила себя: «Зачем я здесь? Почему Алланон послал меня привести эльфов в Четыре Земли? Что они смогут сделать, какой в этом смысл?»

Подкрепившись едой, она присела к бабушке и вгляделась в ее лицо, пытаясь уловить в искаженных недугом чертах какое-то сходство со своей матерью и образами того сна, который она видела когда-то, давнего сна, когда мать умоляла ее: «Помни меня, помни меня». Как недолговечна память; это все, что сохранила она от облика родителей, все, что помнила о детстве. Бабушка положила голову ей на колени, и Рен подумала, что непременно попросит Гарта еще раз рассказать ей, что же произошло, хотя у нее не оставалось почти никакой надежды услышать недосказанное. А ей, опустошенной и одинокой, так нужна была эта ниточка из прошлого, чтобы удержаться в настоящем. Но Гарт стоял в карауле, и его нельзя было позвать. Вот где ее надежда, ее спокойствие, и Рен прикоснулась к лежащим в кожаном мешочке эльфийским камням, водя кончиками пальцев по их твердой и гладкой поверхности. Это единственное наследство, оставшееся после матери, их ей доверила бабушка. И хотя она не знала точно, какую роль сыграют камни в ее жизни, отказаться от них она не могла. Во всяком случае сейчас, пока не освободилась от того кошмара, в который сама так стремилась попасть.

«Я сама выбрала этот путь, — прошептала она. Эти слова прозвучали горько, но твердо. — Я пришла, потому что хотела этого».

Да, она хотела узнать правду о себе, раз и навсегда соединив прошлое и настоящее.

«А что я вообще знаю? Что я поняла?»

Эовен подошла, села рядом. Рен поручила бабушку заботам рыжеволосой провидицы и молча отправилась к своей постели — она так устала. Завернувшись в одеяла, она прилегла, пристально глядя в непроглядную темь. Она вспомнила о том времени, когда ее воспитывал Гарт, вспомнила его уроки и наставления. Ей потребуется много сил, опыта, мастерства и решимости, чтобы оправдать надежды своего народа, ей понадобится больше чем везение.

«И еще кое-что».

Ее пальцы еще раз коснулись эльфинитов и вздрогнули, как от ожога. Их сила принадлежит ей, и она может призвать ее, когда это понадобится.

ГЛАВА 17

Рен спала и видела сны — вихрь образов, вырвавшийся из глубин памяти. Они хлынули, как лавина, безудержно мчащаяся со склона горы и сметающая все на своем пути. Безмолвная свидетельница, она следила за разворачивающейся перед ней историей ее предков, видела события, которые считала легендами, пришедшими из далекого прошлого, рассказанными ей Паром и Коллом Омсвордами.

Пробуждение ее было резким и внезапным, какая-то сила разбудила ее и заставила сесть. Фаун, дремавшая у нее на груди, стремительно убежала прочь. Рен вглядывалась в темноту, прислушиваясь к биению сердца и учащенному дыханию. Все спали, за исключением тех, кто стоял в карауле, — темные силуэты, фигуры без лиц.

«Что это было? — подумала она. — Что я почувствовала?»

Произошло нечто такое, что заставило ее вскочить, настолько неожиданное и важное, что сон мгновенно отступил. «Что? Что же так поразило меня в снах?»

Ее руки вдруг сами потянулись к кожаному мешочку.

Эльфийские камни!

Коротким эпизодом снов-хроник из истории Омсвордов было появление Шиа и Флика. Что же за история связывалась с их именами? Да, это поиски Меча Шаннары. Братья в начале их путешествия затерялись с Менионом Ли в Низинах Клета. Ни их ловкость, ни умение ориентироваться в лесу не могли помочь им. Им всем грозила бы верная смерть, если бы не Шиа, — в порыве отчаяния он случайно обнаружил, что обладает способностью вызывать магию эльфийских камней, данных ему друидом Алланоном. Это те же эльфиниты, которые были сейчас при ней! Вот она, та правда, которая всплыла во сне из хранилищ памяти, — волшебная сила может не только защищать, но и вести поиск. Она показывает своему владельцу выход из любого лабиринта, помогает заблудившимся и потерявшимся.

Рен закусила губу, чтобы вытолкнуть вдох, застрявший у нее в горле. Когда-то, как и все потомки Омсвордов, она, конечно, знала это предание, Пар рассказывал ей эту историю, когда она была маленькой. Но как давно это было!

50
{"b":"4801","o":1}