1
2
3
...
50
51
52
...
86

Эльфийские камни.

Ее била дрожь. Теперь она знает тайну. У нее в руках есть сила, способная освободить их из плена Иденс Мерка. Эльфиниты, если она решится призвать волшебную силу, покажут им путь. Как она могла об этом забыть? Или она намеренно вычеркнула правду из своей памяти, убежденная, что ей не придется обращаться к волшебной силе?

Так что же делать?

Страх и сомнения парализовали ее волю. Закутавшись в одеяло, она искала решение, перебирая в уме возможности, которые неожиданно представились ей.

Что-то заставило ее отбросить одеяло и вскочить на ноги с твердой уверенностью — надо действовать. А как бабушка? Дыхание Элленрох Элессдил было хриплым и коротким. Волосы влажно вились вокруг лица, кожа плотно обтянула лоб, руки похолодели. Она лежала под одеялами, которые покрывали ее, как саван.

«Она умирает», — поняла Рен.

Последние сомнения отпали сами собой. Рен направилась к спящему Гарту, поколебавшись, прошла мимо Трисса к тому месту, где лежал Гавилан.

Слегка коснулась его плеча — веки его задрожали, и глаза открылись.

— Просыпайся, — прошептала она, пытаясь скрыть страх, от которого дрожал голос.

«Скажу ему, — подумала она, вспомнив доброту, которую он проявил к ней предыдущей ночью. — Он поможет».

— Гавилан, проснись. Мы сейчас выберемся отсюда.

— Рен, подожди, что ты?.. — недоумевал он, но девушка уже торопилась разбудить остальных.

Она замерла на месте, наблюдая за пробудившимся лагерем. Сначала поднялись Трисс и Эовен, затем Дал, вернувшийся после несения караула, а уж потом Гарт, громадная фигура которого выделялась в темноте. Королева не двигалась.

— Ты понимаешь, что делаешь? — нервно спросил Гавилан. Его слова хлестнули ее, как пощечина: в них слышался гнев.

Они встали лицом к лицу. Гавилан покраснел, его глаза недобро сверкнули, но Рен спокойно встретила его взгляд, во всей ее фигурке было столько решимости, что он отступил.

— Посмотри на нее, Гавилан, — взмолилась Рен, схватив его за руку и повернув к Элленрох. «Почему он не хочет меня понять? Почему не верит?» — Если мы останемся тут, мы потеряем ее.

Повисла напряженная тишина. Эовен встала на колени, с тревогой глядя на королеву.

— Рен права, — прошептала она. — Королева очень больна.

Рен продолжала смотреть прямо в глаза Гавилану, пытаясь прочитать его мысли и заставить его понять ее.

— Нам нужно вынести ее отсюда как можно скорее.

Трисс быстро вышел вперед.

— Ты знаешь как? — спросил он, и его тонкие черты омрачила тень беспокойства.

— Да, — ответила Рен. Она быстро взглянула на капитана Придворной Гвардии, затем снова на Гавилана. — У меня нет времени спорить. Нет времени обсуждать. Вы должны довериться мне, обязаны.

Но Гавилан, похоже, не сдавался.

— А что если ты ошибаешься? Если мы побеспокоим ее и она умрет…

Но Трисс уже собирал пожитки, приглашая Дала помочь ему.

— Выбор сделан за нас, — сказал он тихо. — Королеве не выжить, если мы не вынесем ее из болота. Делай, что можешь, Рен.

Они собрали остатки продовольствия и уцелевшее снаряжение и, быстро соорудив из шестов и одеял носилки, поместили на них королеву. Когда сборы были закончены, они выжидательно повернулись к Рен. Она понимала, что жребий брошен, что она должна забыть обо всех своих страхах, сомнениях и зароках, не прибегать к магической силе. Теперь она спасает жизнь бабушки.

Рен высвободила кожаный мешочек, быстро распустила веревки, и эльфийские камни выпали на ладонь, резко полыхнув синим светом.

Чувствуя себя маленькой и беззащитной, она бросилась к краю лагеря и остановилась на границе тьмы и тумана. Фаун попыталась вскарабкаться по ее ноге, но она, осторожно шевельнув ногой, прогнала зверька прочь. Облако тумана и испарений поднималось от зловонной жижи болота. Вот он, край гибели. Заброшенная сюда силой обстоятельств и судьбой, она знала: что бы ни случилось потом, она никогда не станет прежней Рен. Тоска по былому сжала сердце, тоска по той мечте, от которой она сейчас отказывалась.

У нее еще было время изменить свое решение, если бы она могла подумать, но, увы, она уже вынула эльфиниты, вернула их к жизни.

Но ничего не случилось.

О духи!

Она попыталась снова сосредоточиться и заставила себя внятно произносить слова, тщательно обдумывая каждое из них, рисуя в своем воображении силу, которая возникает в камнях. «Ведь в ней кровь эльфов», — думала она с отчаянием.

И тут синий огонь вырвался из камней. Огонь обвил ее руку, ослепительно-синее сияние осветило болото, будто дневной свет хлынул в мглистую трясину. Беглецы отшатнулись, пригнувшись к земле и защищая глаза. Рен встала прямо, ощущая, как сила камней проходит через нее. Затем свет упал на правую сторону ее тела, наискось прорезал мглу, гибнущие деревья, кустарники и сорняки, полоснул сотни ярдов пустынной глади болота, уносясь все дальше и дальше, куда только проникал взгляд, и остановился на скалистой стене, которая поднималась ввысь и исчезала во мраке.

Блэкледж!

Свет вдруг исчез так же мгновенно, как появился, сила эльфинитов иссякла, вернувшись туда, откуда пришла. Рен зажала камни в ладони, обессилевшая и счастливая, опустошенная волшебной силой и ободренная ею. Дрожащими руками она опустила свой талисман в мешочек. Путники онемели, уставившись на Рен.

— Там, — сказала она, указывая в направлении, куда светил луч.

Возбужденная сделанным, Рен все еще чувствовала себя обессиленной, ее тело хранило следы стремительного натиска волшебной силы. Но ведь выбора не было, напомнила она себе, она сделала лишь необходимое. Не могла же она позволить бабушке умереть, бабушке, без которой не мыслила своей жизни.

Мягкий голос Эовен рассеял ее грустные мысли.

— Скорее, Рен, — торопила она, — пока у нас еще есть время.

Они тотчас же отправились в путь. Рен шла во главе группы, пока Гарт не догнал ее и она не пропустила его вперед, довольная тем, что кто-то еще может взять на себя заботу о других. Фаун выпрыгнула из темноты, девушка сгребла крошечное существо и устроила у себя на плече. Дал и Трисс несли носилки с королевой, и Рен пристроилась рядом с ними. Нагнувшись, взяла руку, подержала ее мгновение и слегка пожала. Ответа не последовало. Осторожно опустив руку бабушки, Рен снова прошла вперед. Эовен обогнала ее, белое лицо предсказательницы выглядело во тьме потерянным и испуганным, рыжие волосы тускло светились в ночи. Эовен знала, насколько серьезно больна Элленрох. Рен шла одна, пока Гавилан не догнал ее.

— Прошу прощения, Рен, — сказал он ласково и немного смущенно. — Мне хотелось бы думать, что впредь ты не станешь поступать безрассудно, полагаясь лишь на свое решение. — Он ждал ответа, но его не последовало, и тогда Гавилан продолжил: — Это болото затуманило мой ум. Я, кажется, не могу сосредоточиться, как следовало бы… — Он отошел чуть в сторону.

Рен тихо вздохнула.

— Все в порядке, в этом месте действительно невозможно ясно мыслить. — Она пыталась оправдать его. — Этот остров, кажется, вызывает общее безумие. Я подхватила лихорадку, когда шла сюда, и некоторое время находилась без сознания. Возможно, эта лихорадка передалась и тебе.

Он рассеянно кивнул, будто не слыша ее.

— По крайней мере, ты знаешь правду. Волшебство создало Морровинд и его демонов, и оно же спасет нас от них. Я имею в виду твои камни и жезл Рукха. Подожди. Ты скоро поймешь.

И он снова отошел, причем так резко, что Рен снова не успела задать ему тех вопросов, которые возникли у нее при упоминании о демонах и волшебной силе, допустившей все эти события. Девушка сделала движение, чтобы догнать его, но передумала. Она слишком устала, чтобы задавать вопросы, слишком измучена, чтобы слушать ответы на них.

Им потребовалась целая ночь, чтобы выйти наконец из Иденс Мерка. Рен пришлось еще дважды обращаться к силе эльфинитов. Терзаемая противоречивыми желаниями, стремясь то избежать воздействия волшебной силы, то снова испытать его, она почувствовала, как эта сила, бурля, прошла сквозь нее живительным эликсиром. Синий свет прожег тьму, рассеял туман, показал им путь в Блэкледж, и к рассвету они выбрались из трясины и ступили наконец на твердую почву. Перед ними поднимался Блэкледж, уходя вдаль массивом скал, поднимаясь в небо из буйных зарослей. Они выбрали поляну у основания горы и в середине ее осторожно поставили носилки с Элленрох. Эовен умыла королеве лицо и руки и подала ей пить.

51
{"b":"4801","o":1}