ЛитМир - Электронная Библиотека

Рен бросила испуганный взгляд через плечо.

«Где вистерон?»

Он показался через мгновение. Но не стал пробираться по деревьям, как они ожидали, а сделал гигантский прыжок. Срезав ветки деревьев, он круто спикировал. Трисс бросился на Рен, сбил ее с ног, иначе бы ее раздавило чудовище. Стреса превратился в клубок иголок и шаром отлетел в сторону. Вистерон шипел от боли, одна из когтистых лап была усеяна иглами кота. Гарт выронил жезл и обернулся, чтобы лицом к лицу встретиться с чудовищем. Он обнажил свой широкий меч. Используя силу обеих рук, великан-скиталец стал наносить мощные удары по морде вистерона. Тот отступил, выпустив в сторону Гарта струю пара. Смешавшись с воздухом, она полыхнула огнем.

— Яд! — вскрикнул Стреса глухим, как со дна колодца, голосом.

Гарт упал на землю, распластавшись в грязи.

И тут вистерон напал на него.

Рен снова поднялась, вытянув руки. Эльфийские камни вспыхнули, и волшебная сила отозвалась в ней. Огонь врезался в вистерона, и тот бросился прочь, окутанный облаком дыма и пара. Вскрикнув от восторга, Рен бросилась преследовать его. Красный туман заволок ей глаза, волшебная сила снова пронеслась через нее. Она не могла думать — она действовала. Сконцентрировав в себе волшебную силу, Рен нападала на врага. Пламя разило вистерона снова и снова, нанося мощные удары и обжигая его. Чудовище шипело и вопило, извивалось, пытаясь подняться. Рен успела заметить, как Гарт, сплошь покрытый грязью, встает на ноги. Одной рукой он схватил жезл Рукха, другой — меч. Рен взглянула на него и тут же впала в забытье. Ее захватила волшебная сила. Волшебство было как эликсир, который, наполняя ее трепетом и возбуждением, приводил в ярость. Она чувствовала себя непобедимой, казалось, ей подчиняется все!

Но тут силы вновь оставили ее, пламя погасло в руке. Сжав пальцы, она упала на одно колено. Гарт и Трисс мгновенно оказались рядом. Подхватив ее, как ребенка, они понесли Рен через заболоченный участок. Появившаяся неизвестно откуда Фаун вскарабкалась по ее ноге и прилепилась к плечу. Стреса все еще тревожно кричал, его слова были неразборчивы, а голос раздавался откуда-то из зарослей.

Из тумана выпрыгнул обожженный и дымящийся вистерон, его жилистое тело вытянулось, как у бегущего волка. Он врезался в них, разметав в разные стороны. Тень чудовища нависла над Рен. Ошеломленная, она стояла на одном колене, опираясь рукой о землю. Грязь залепила ей глаза и рот. Друзья в отчаянии пытались спасти ее. Гарт встал рядом, его меч описывал смертоносные круги. От вистерона отлетали куски, когда тот старался оттеснить от Рен великана-скитальца. Появился Трисс, с воинственным криком он мощным ударом отсек чудовищу лапу.

Но недаром вистерон был самым крупным и сильным из всех демонов Морровинда, он превосходил по мощи любого из порождений Тьмы, когда-либо созданных магией эльфов. Хвостом он нанес сокрушительный удар Триссу, отчего тот отлетел далеко в сторону и рухнул на землю бесформенной грудой. Гарт промахнулся, пытаясь ударить чудовище в голову. В ответ оно вспороло его одежду и тело, вырвало из рук меч. Гарт мгновенно выхватил кинжал, но вистерон отбросил и его. И тут Гарт споткнулся о Рен и беспомощно упал на спину.

Они все погибли бы, если бы не Фаун. Испугавшись за Рен, которая теперь оказалась незащищенной, лесная скрипелочка пронзительно визжащим пушистым комком бросилась прямо в морду чудовищу. Ее крошечные лапки наносили удары. Вистерон смешался, вздрогнул и отступил. Он протянул лапу к лесной скрипелочке, стремясь убрать с пути эту ничтожную помеху. Но проворная Фаун уже карабкалась по ребристой спине чудовища. Вистерон в ярости изогнулся, пытаясь поймать ее.

«Вставай!» — сказала себе Рен и с трудом поднялась. Камни эльфов добела раскалились в ее сжатой руке.

Появился окровавленный Гарт. Взвился меч — и разбойник ударом сбил вистерона с ног. Вторым он чуть не отрубил ему конечность. Вистерон шипел и корчился, извиваясь. Фаун спрыгнула с него и метнулась в сторону. Гарт наносил мечом смертоносные удары, молнией сверкал клинок, оставляя глубокие раны на теле твари.

Рен, шатаясь, встала на ноги. Жар от раскаленных добела эльфийских камней перешел по ее руке на грудь, проник глубоко в сердце.

Перед ней лежал жезл Рукха, выпавший из руки Гарта.

И тут вистерон извернулся и обдал Гарта струей жидкого яда. На этот раз великан был недостаточно проворен, и едкая кислота обожгла ему грудь. Он упал в грязь и начал кататься, чтобы унять мучительную боль.

В мгновение ока вистерон оказался на нем и навалился на великана. Взяв эльфийские камни в обе руки, Рен снова вызвала огонь. Он вырвался из камней с такой силой, что она отлетела назад, как от удара кулаком. Волшебная сила поразила вистерона и отшвырнула в сторону. Свет от раскаленных добела эльфинитов отражался в глазах Рен. Вистерон пробовал еще бороться, пытаясь вырваться из пламени и добраться до девушки. Гарт со сломанным мечом в руке пытался подняться с коленей. Рен воспринимала происходящее как бы в замедленном темпе. Как пытался встать на ноги Гарт, как смутной тенью выползала из тумана фигура Трисса. Стреса был голосом без тела, а Фаун лишь воспоминанием. Мир покрылся бесконечной текучей пеленой.

Темные глаза Гарта смотрели на нее снизу вверх. У ее ног лежали жезл Рукха и Лоден, последняя надежда эльфийского народа, их убежище, их спасение. Она стряхнула с себя слабость и укрылась в волшебной силе эльфийских камней, в волшебстве своей крови, собирая и направляя ее. В дальнем тайнике мозга теплилась мысль, что и ее жизнь зависит только от этого.

А вистерон стал снова подниматься.

«Помогите мне!» — это был беззвучный крик ее существа, и Рен направила волшебное пламя на кучу грязи, на которой стоял вистерон. Почва превращалась в жижу, в слякоть, такую же податливую, как плывун. Вистерон рванулся вперед и увяз в плывуне по колено. Жижа запузырилась, зашипела, точно струя, вырвавшаяся из Киллешана, засасывая существо, которое барахталось в ней. Вистерон шипел, брызгал слюной, пытаясь освободиться. Но вес его был велик и тянул его вниз, ноги расползались. Огонь эльфинитов бушевал вокруг него, все глубже топя его в грязи, погружая в бездонную яму.

Затем топь сомкнулась над ним, и клокочущая жижа окрасилась в оранжевый цвет.

ГЛАВА 27

Пальцы Рен сжались, как механические, не принадлежащие ей отростки, скрыв в ладони эльфиниты. В ответ на это движение пламя вновь вспыхнуло и погасло. Мгновение она стояла, застыв на месте, неспособная собраться с силами, чтобы сделать шаг. У нее кружилась голова, она едва держалась на ногах. У нее перехватило дыхание, грудь сжало, в горле пересохло и саднило.

Пламя, которое выжгло поверхность заболоченного участка, гасло, сначала разбегаясь узкими языками, а затем превращаясь в дым. Гарт все еще стоял, опершись на ладони и колени и опустив голову, его грудь вздымалась.

Откуда ни возьмись появилась Фаун, вскарабкалась по руке Рен, уткнулась носом в шею и тихо заверещала. Девушка закрыла глаза, почувствовав тепло ее шерсти, и вспомнила, как маленькая подружка спасла ее. Кто-то еще остался жив. Разве это не чудо?

С трудом переставляя ноги, она двинулась вперед; ее подгонял страх за Гарта, вид алой крови на зеленой траве. Кое-как оправившись от воздействия магической силы, преодолевая страшное желание снова насладиться своим могуществом, Рен сунула эльфийские камни в карман и опустилась на колени рядом со своим другом. Гарт поднял голову и взглянул на нее. Его лицо было сплошь залеплено грязью, узнать его можно было с трудом, но темные глаза сияли живым блеском.

— Гарт, — прошептала она с ужасом.

Вся левая половина его тела была распорота, а грудь обожжена ядом. Налипшая грязь сдерживала кровь, но раны требовалось промыть, чтобы не было заражения.

Она осторожно опустила Фаун на землю, обняла Гарта и попыталась помочь ему встать.

— Погоди, я помогу.

Из тумана, спотыкаясь, шел Трисс. Покрытый жидкой грязью и облитый болотной жижей, внешне он выглядел немного лучше Гарта. Его левая рука безжизненно повисла, в правой он нес свой короткий меч. Лицо его было залито кровью.

78
{"b":"4801","o":1}