ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тэй и Риска обменялись быстрыми взглядами.

— Никого, — ответил дворф. — Придется тебе довольствоваться нами.

— Ладно, обойдемся, — произнес Бреман, и его старческое лицо печально сморщилось. Только эти двое присоединятся к ним с Кинсоном! Всего двое! Он вздохнул. Что ж, этого следовало ожидать. — Мне жаль, что приходится просить вас, — искренне произнес он.

— Я бы расстроился, если б ты этого не сделал, — фыркнул Риска, — Паранор и его старцы до слез надоели мне. Никому нет дела до того, чем я занимаюсь. У меня нет учеников. Все смотрят на меня, да и на Тэя как на зачумленных. Мы бы уже давно ушли, если бы не дали слово дождаться тебя.

Тэй согласно кивнул.

— Не стоит печалиться, тебе нужны товарищи в твоих странствиях, Бреман. Мы к этому готовы. Старик с благодарностью пожал обоим руки.

— Соберите свои вещи и ждите меня у главных ворот завтра утром, тогда я и расскажу вам, куда мы пойдем. Переночуем мы в лесу с моим товарищем Кинсоном Равенлоком. Вот уже два года мы странствуем вместе с этим незаменимым человеком. Он опытный следопыт и удачливый охотник, в общем, настоящий житель приграничья, мужественный и решительный.

— Раз он странствует с тобой, ему не нужны другие рекомендации, — сказал Тэй. — Ну, мы пошли. Каэрид Лок ждет тебя внизу, на лестнице. Он просил тебя спуститься к нему. — Тэй многозначительно помолчал и добавил: — Хорошо было бы взять Каэрида с собой.

Старик кивнул:

— Знаю. Я попрошу его. Отдохните хорошенько. Увидимся на рассвете.

Дворф и эльф проскользнули через дверь в коридор и тихо закрыли ее за собой, оставив Бремана одного на площадке. С минуту он постоял, думая о том, что еще следует сделать. Его окружала глубокая непроницаемая тишина, царившая в стенах крепости.

Время шло. Ему осталось справиться всего с одной задачей, однако медлить не стоило.

Бреману нужен был Каэрид Лок.

Исполненный решимости довести свой план до конца, старик заторопился вниз по лестнице, прокручивая в уме отдельные детали. Из закрытого бокового прохода доносился запах плесени, и он невольно сморщил нос. Повсюду в главных коридорах и на лестницах Башни Мудрых воздух был чистым и теплым, подогретым с помощью котла, который не выключали круглый год. Заслонки и вентиляционные отверстия регулировали поток воздуха, однако в потайных ходах вроде этого они отсутствовали.

Капитан Гвардии друидов дожидался Бремана, стоя в потемках на лестничной площадке двумя маршами ниже. Увидев старика, он шагнул ему навстречу.

— Я подумал, что тебе будет приятнее разговаривать со своими друзьями наедине.

— Спасибо тебе, — ответил Бреман, тронутый его заботой. — Но ты бы нам не помешал, Каэрид. На рассвете мы уходим. Пойдешь с нами?

Каэрид слабо улыбнулся.

— Я так и думал. Риска и Тэй будут рады уйти из Паранора, это не секрет. — Он медленно покачал головой. — Но что касается меня, Бреман, мой долг — остаться здесь. Особенно если твои предположения верны. Должен же кто-нибудь защищать паранорских друидов, пусть даже они сами избрали свою участь. Я лучше всех подхожу для этого. Гвардия подчиняется мне, я формировал ее и обучал воинов. Нельзя мне покидать их сейчас.

Бреман кивнул:

— Думаю, ты прав. Хотя было бы хорошо, если бы ты пошел с нами.

Каэрид невесело улыбнулся:

— Я бы и рад пойти. Но выбор сделан.

— Тогда не смыкай глаз, Каэрид Лок, следи за всем, что происходит в этих стенах. — Бреман пристально посмотрел на него. — Старайся иметь под своим началом только преданных воинов. Подумай, нет ли среди них троллей? Нет ли таких, кто может предать тебя?

Капитан Гвардии друидов уверенно покачал головой:

— Ни одного. Все готовы стоять со мной до конца. И тролли тоже. Я жизнью готов поклясться, Бреман. Старик мягко улыбнулся.

— Тебе предстоит исполнить эту клятву. — Он огляделся, словно кого-то искал. — Он придет, Каэрид! Чародей-Владыка явится сюда со своими крылатыми слугами и приспешниками-мертвецами, а может, и еще с какими-нибудь тварями из Преисподней. Он обрушится на Паранор и постарается уничтожить тебя. Ты должен следить, что происходит у тебя за спиной.

— Он не застанет нас врасплох. — Эльф смотрел Бреману прямо в глаза. — Пора мне проводить тебя к воротам. Хочешь взять с собой еды?

Бреман кивнул:

— Да, возьму. — Он вдруг задумался. — Чуть не забыл. Можно мне сказать еще одно, последнее слово Кахлу Рису? Боюсь, между нами осталась некоторая недоговоренность. Мне хотелось бы исправить эту оплошность, прежде чем я уйду. Дай мне еще несколько минут, Каэрид. Я сразу же вернусь.

Немного поразмыслив над этой просьбой, эльф кивнул:

— Хорошо. Но, пожалуйста, не задерживайся. Я уже и так растянул время, предоставленное тебе Атабаской, до предела.

Бреман покорно улыбнулся и снова стал подниматься по лестнице. Он ненавидел ложь, но другого выхода не было. Капитан Гвардии друидов, невзирая на дружбу, ни при каких обстоятельствах не разрешил бы ему то, что он собирался сделать. Миновав два марша, Бреман прошел через дверь в запасной ход и, быстро дойдя до конца, через очередную дверь вышел на другую лестницу, более узкую и крутую, чем первая. Здесь он шел не торопясь, ступая очень осторожно. Нельзя было допустить, чтобы его заметили сейчас. То, что он хотел сделать, было запрещено. Если бы его обнаружили, Атабаске ничего не стоило бы навсегда заточить его в самое глубокое подземелье.

Дойдя до конца узкой лестницы, Бреман остановился перед тяжелой дверью, запертой на замки, укрепленные цепями толщиной с руку старика. Он осторожно потрогал замки один за другим, и они с легким скрежетом открылись. Друид вынул цепи из колец, толкнул дверь и со смешанным чувством облегчения и тревоги увидел, как она медленно открылась.

Он вошел внутрь и оказался на площадке, расположенной у подножия Башни Мудрых. Стены уходили вниз в черную шахту, про которую говорили, будто она достигает центра земли. Никому еще не удавалось спуститься вниз и вернуться назад. Никто не мог осветить ее настолько, чтобы увидеть, что же там внутри. То была отопительная шахта, которую называли огненной ямой. Сюда сбрасывали все отвергнутое временем или судьбой, будь то магия, наука, живое, мертвое, тленное или нетленное. Шахта существовала со времен волшебного царства. Как и озеро Хейдисхорн в Сланцевой долине, это было одно из мест, где этот мир соединялся с миром иным. Ходило множество легенд о том, что происходило здесь за долгие годы. Рассказывали об ужасных вещах, которые якобы поглотил этот колодец. Бремана сказки не интересовали. Он считал колодец путем, по которому магия уходила туда, где не бывала ни одна живая душа и где в гудящем пламени таилась сила, которой никто не отважился бы бросить вызов.

Стоя на краю, он воздел руки и принялся нараспев произносить заклинания. Его голос звучал ровно, но твердо, во всех действиях чувствовались умение и осторожность. Бреман произносил слова без тени неуверенности, поскольку один лишь намек на нее мог оборвать ворожбу и пустить на ветер все его усилия.

Закончив твердить заклинания, он сунул руку в складки одеяния, извлек оттуда щепотку зеленоватого порошка и бросил его в бездну. Частички порошка сверкнули недобрым огоньком, паря в воздухе, затем стали разрастаться и множиться. И вот уже несколько крупинок превратились в тысячи. На мгновение они зависли на месте, поблескивая почти черным светом, а затем вспыхнули и исчезли.

Тяжело дыша, Бреман быстро отступил и прислонился к каменной стене, чувствуя, как мужество покидает его. У него уже не было прежней силы, не было решимости. Стать бы молодым, вернуть силу и уверенность юности! Но нет, он стар и слаб, и бесполезно желать невозможного. Он должен заставить себя сделать задуманное с теми силами и с той уверенностью, которые у него есть.

Внизу раздался звук, будто кто-то скреб стену, — скрежет гвоздя или камня.

Точно кто-то карабкался вверх, силясь увидеть, здесь ли еще тот, кто произносил заклинания.

11
{"b":"4802","o":1}