ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Однако их должно быть трое, — вдруг вспомнилось ему. — Где же третий?»

Бреман оглянулся в тот самый миг, когда третий монстр бросился на него из каменной ниши в стене, где до этого прятался. Старик отскочил в сторону. Чудище со всего размаху шлепнулось на ступени. Однако монстр мигом вскочил, выставил когти, оскалил зубы и с шипением, брызжа слюной, вновь бросился на Бремана. Старик инстинктивно ответил огнем друидов, который, взвившись с его рук вверх, охватил бесноватую тварь голубым пламенем. Но и после этого решимости у нее не убавилась. Она упорно наступала, хотя черная шерсть ее пылала, как факел, кожа под ней вздувалась волдырями и лопалась. Бреман нанес еще один удар, однако с ужасом и удивлением увидел, что монстр не только устоял, но и вновь кинулся на него. Друид попытался увернуться, но упал на ступени и стал отчаянно отбиваться ногами.

Наконец силы оставили монстра. Он зашатался, потерял равновесие и рухнул с лестницы — только яркая вспышка мелькнула в кромешной тьме.

Обожженный пламенем и ободранный когтями чудовища Бреман поднялся на ноги. Двое других нападавших продолжали двигаться к нему, медленно преодолевая ступеньку за ступенькой, как кошки, вздумавшие поиграть с мышью. Старик попробовал призвать на помощь магию, однако чувствовал себя слишком измученным после первой атаки. На первого монстра он потратил слишком много сил. Теперь их почти не осталось.

Похоже, твари тоже знали это. Они подбирались к нему, утробно завывая.

Прислонившись спиной к стене, Бреман смотрел, как они приближаются.

Тем временем Кинсон и Марет бесшумно крались по коридорам Башни, стараясь отыскать друида. Повсюду лежали убитые, но следов старика не было. Кинсон все больше беспокоился. Если в крепости, поджидая их, и в самом деле затаилась какая-то нечисть, она наверняка обнаружит их гораздо быстрее, чем они отыщут Бремана, и тогда уже старику придется спасать их. А может быть, друид уже погиб? Неужели они пришли слишком поздно? Глупец, он ни за что не должен был отпускать Бремана одного.

Пробравшись меж тел убитых гвардейцев, принявших последний бой на лестничной площадке второго этажа, они продолжали подниматься. Им по-прежнему никто не попадался. Бесконечные ступени вели вверх, в темноту. Марет прижималась к стене, стараясь получше рассмотреть то, что было впереди. Кинсон смотрел назад, полагая, что нападения следует ждать именно оттуда. Его лицо и руки покрылись потом.

Где же Бреман?

Вдруг на следующей площадке послышалось какое-то движение, и в темноте они уловили смутные колебания теней. Кинсон и Марет застыли. Оттуда до них донеслись странные, еле слышные завывания:

— Бре-е-ман, Бре-е-ман, Бре-е-ман.

Обменявшись взглядами, они осторожно двинулись вверх.

Внезапно упав сверху, мимо них пролетело бесформенное тяжелое тело. Они не успели разглядеть его, но легко представили себе его размеры. Темноту внизу осветило голубое пламя, раздался глухой удар и свистящее шипение. Какое-то существо ударилось об пол внизу и корчилось теперь в предсмертной агонии.

Забыв осторожность, Марет и Кинсон бросились вперед. Взбегая по ступенькам, они увидели Бремана, стоявшего выше на лестнице меж двух отвратительных существ, которые подбирались к нему сверху и снизу. На теле старика виднелись кровь и ожоги, он выглядел обессиленным. Огонь друидов вспыхивал у него на кончиках пальцев, но никак не мог разгореться. Твари, которые подкрадывались к нему, ждали удобного момента, чтобы ринуться в атаку.

Заслышав приближение жителя приграничья и девушки, все трое удивленно обернулись.

— Нет! Уходите! — вскричал Бреман, завидев их.

Однако Марет с неожиданным проворством взлетела по ступеням на лестничную площадку, оставив удивленного Кинсона внизу. Она уперлась ногами в пол и сконцентрировалась, словно сжатая пружина. Руки ее поднялись и широко раскинулись, ладони повернулись вверх, как будто она обращалась к небесам за помощью. Кинсон задохнулся от страха и кинулся к ней. Что она делает? Монстр, стоявший ближе к девушке, угрожающе зашипел, завертелся и, выставив когти, бросился к ней. Кинсон закричал от ярости. Он был еще слишком далеко!

Потом ему показалось, что Марет взорвалась вспышкой света. Мощная ударная волна отбросила Кинсона к стене. Он потерял из виду и Марет, и Бремана, и монстров. Там, где стояла девушка, повис раскаленный голубой шар, источая белое пламя. Он разрезал на куски ближнего монстра и разметал их по сторонам. Потом нашел второго — тот как раз приближался к Бреману — и отбросил его в сторону. Тварь завизжала от злости, и пламя поглотило ее. Огонь двинулся дальше, обжигая ступени и стены, поглощая воздух и превращая его в дым.

Кинсон протер глаза и с трудом встал на ноги. Огонь вдруг исчез, пропал в одно мгновение. И только густое облако дыма заполняло теперь лестничный проем. Кинсон бросился вверх и нашел Марет, лежащую без сознания на площадке. Он поднял ее бесчувственное тело. Что с ней? Она была легкой как перышко, ее маленькое личико побледнело и покрылось хлопьями сажи, короткие темные волосы влажным шлемом обрамляли его. Глаза были полузакрыты, но Кинсон заметил, что они стали совершенно белыми. Он наклонился поближе. Казалось, девушка не дышит, не смог он нащупать и пульс.

Внезапно перед ним возник Бреман, появившийся из тумана весь взъерошенный, с безумными глазами.

— Уноси ее скорее отсюда! — закричал он.

— Но мне кажется, она… — попытался возразить Кинсон.

— Скорее, Кинсон! — оборвал его старик. — Если хочешь спасти ее, немедленно вынеси из Башни! Иди!

Кинсон повернулся и, не говоря ни слова, бросился вниз по лестнице, неся Марет на руках. Позади в измятом, разорванном одеянии шел Бреман. У самых дверей они замешкались, кашляя и чихая от дыма, вытирая слезящиеся глаза. И тут Бреман услышал, как внутри под землей что-то загрохотало.

— Беги! — крикнул Бреман еще раз, хотя поторапливать Кинсона уже не было нужды.

Друид и житель приграничья кинулись сквозь задымленный мрак мертвого Паранора к свету, к жизни.

Часть вторая. В ПОИСКАХ ЧЕРНОГО ЭЛЬФИНИТА

ГЛАВА 8

Расставшись с Бреманом, Тэй Трефенвид продолжил свой путь на запад, по течению Мермидона. Солнце село, и он остановился на ночлег под сенью горных склонов, чтобы с рассветом двинуться дальше. Новый день оказался ясным и тихим, ночные ветры чисто подмели землю, солнце сияло. Эльф спустился от подножия гор на луга, лежавшие южнее Стреллихейма, и намеревался пересечь их. Впереди виднелись леса Западной Земли, а еще дальше — покрытые вечными снегами вершины Скалистого Отрога. До Арборлона оставался всего день пути, так что он шагал не спеша, поглощенный размышлениями обо всем происшедшем с момента появления Бремана в Параноре.

Тэй Трефенвид знал Бремана почти пятнадцать лет, даже дольше, чем Риска. Они познакомились в Параноре. В то время Тэй был начинающим друидом, недавно прибывшим из Арборлона, а Бреман, уже тогда казавшийся стариком, славился своим непреклонным характером и острым языком. Бремана так и распирало от избытка знаний, от истин, самоочевидных для него, но непонятных всем остальным. Эта одержимость и привела к тому, что паранорские друиды вывели его из Круга. Только Кахл Рис и еще один или двое дорожили дружбой Бремана, с интересом выслушивали его, остальные же искали способ отделаться от старика.

Тэй не принадлежал к их числу. С самой первой встречи эльф почувствовал на себе гипнотическое воздействие Бремана. Перед ним был человек, который понимал, что мало говорить о проблемах Четырех Земель, изучения и обсуждения их недостаточно, необходимо еще и действовать. Бреман был убежден в правоте друидов первого Великого Круга, которые принимали активное участие в судьбах народов. Невмешательство он считал ошибкой, за которую придется дорого заплатить. Тэй понял это и поверил ему. Он, подобно Бреману, изучал древние рукописи, образ жизни обитателей волшебного царства, законы использования магии до Больших Войн. Как и Бреман, он понимал, что мятежный друид Брона жив, существует в другом обличии и непременно вернется, чтобы поработить и подчинить себе Четыре Земли. Такие взгляды не поощрялись, считались опасными и в конце концов стоили Бреману его места среди друидов.

25
{"b":"4802","o":1}