A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
115

Коридор разветвлялся, уходя в темные крылья дворца, где находились спальни членов королевской семьи. Ярл мрачно сверкнул глазами на Тэя, давая ему знак идти направо, а сам пошел налево. Тэй посмотрел вслед другу, на секунду притаился во мраке, словно кот, потом быстро повернул в другую сторону.

Он двигался вперед, стиснув кулаки и собрав в ладонях сгустки магической энергии, которая билась там мощным пульсом, готовая вырваться наружу. Его охватил ужас. Теперь Тэй слышал звуки: плач и короткие крики, замиравшие, едва успев начаться. Забыв обо всем, он бросился туда, откуда они доносились. Едва Тэй свернул за угол, как увидел впереди движущиеся тени. Слабо поблескивая стальными клинками, к нему приближались уродливые фигурки. Гномы. Он остановился и, не долго думая, нанес удар. Его правая рука взметнулась вверх, разжалась — и магическая энергия ударила по нападавшим, поднимая их в воздух и швыряя о стены с такой силой, что Тэй услышал, как ломаются их кости. Он миновал открытые двери и увидел тела обитателей дворца, скорчившиеся в предсмертной судороге. Матери, отцы, дети — все без разбору. Тэй устремился к еще закрытым дверям — туда, где еще оставалась надежда.

Очередная группа нападавших бросилась на него из укрытия и, повиснув на нем, повалила на пол. Мечи с отчаянной решимостью взлетели вверх, опустились острыми разящими лезвиями. Но Тэй был друидом и уже успел подготовиться к атаке. Сталь отскакивала от его тела, как от кольчуги, а руки железной хваткой стискивали крепкие тельца и отбрасывали их прочь. Сильный и без магии, с нею он стал совершенно неуязвим для гномов. Почти мгновенно Тэй снова оказался на ногах, магический огонь вспыхнул вокруг него смертоносным куполом, сбивая тех, кому еще удалось устоять.

Крики раздались снова, и друид бросился вперед, замирая от ужасной догадки. Это было спланированное нападение с целью уничтожить всю эльфийскую королевскую семью. Тэй уже догадался, что перед ним отряд гномов, который он встретил, когда пересекал Стреллихеймские равнины, однако они вовсе не разведчики, как он подумал тогда, а убийцы, и где-то рядом находится Слуга Черепа, приведший их.

Одну за другой Тэй открывал двери в спальни и везде видел Беллиндарошей: взрослых и маленьких, умерших во сне или сразу же после пробуждения. После того как воины Придворной Гвардии были уничтожены, уже ничто не могло помешать гномам исполнить свою кровавую миссию. Друид застонал от отчаяния. Здесь не обошлось без магии. Иначе убийцам ни за что не удалось бы проникнуть во дворец, столь легко одолев стражу. Добежав до очередной двери, он увидел гномов, убивающих мужчину и женщину, которых они прижали к стене спальни. Тэй пустил в ход магический огонь и сжег убийц живьем. Словно в ответ на это, как последнее предупреждение ему, снова раздались крики, но не из его крыла, а из другого, где должен был вести бой Ярл Шаннара.

Не в силах помочь жертвам, Тэй оставил мужчину и женщину, лежащих около стены. Впереди оставалось всего несколько дверей. Он вдруг понял, что одна из них вела в спальню Кортана Беллиндароша.

В полном отчаянии от подошел к первой, теряя надежду, что успеет спасти хоть кого-нибудь. Миновав закрытую дверь слева, Тэй отворил правую. Ему навстречу, сверкая желтыми глазами, шагнули два гнома с окровавленными мечами в руках. На их хитрых лицах читалось удивление.

Тэй взмахнул рукой в их сторону, и гномы исчезли во вспыхнувшем пламени прежде, чем успели что-либо сообразить. Тэй почувствовал, что, расходуя магическую энергию, теряет силу. До сих пор он ни разу не подвергался подобному испытанию, и ему следовало соблюдать осторожность. Бреман не раз предупреждал его, что магическая сила небесконечна. Надо поберечь ее до момента, когда она понадобится по-настоящему.

Тут он увидел, что дверь в королевскую спальню не заперта, она даже слегка треснула там, где ее взламывали.

Тэй не колебался ни секунды. Он кинулся к двери и, с шумом распахнув ее настежь, влетел в спальню. Свет в комнате не горел, но сквозь широкое окно в дальней стене проникал слабый свет уличных факелов. На портьерах и драпировках вздымались огромные причудливые тени. Кортан Беллиндарош лежал возле боковой стены. На его тело падал уличный полусвет, лицо и грудь кровоточили, одна рука страшно и неестественно согнулась, глаза часто моргали. Шагах в десяти от него стоял Слуга Черепа, завернутый в складки своих кожистых крыльев, словно в плащ с капюшоном. Он сжимал когтистой лапой безжизненное, изломанное тело королевы. При появлении Тэя тварь небрежным движением отшвырнула королеву прочь и, злобно шипя, повернулась к друиду. В это же время на Тэя набросились выскочившие из темноты гномы, однако друид, прихлопнув их как комаров, обратил всю свою магическую силу против вожака убийц. Слуга Черепа совершенно не ожидал этого. Он решил, что перед ним еще один гвардеец — очередная беспомощная жертва. Магическая энергия обрушилась на монстра вспышкой пламени и выжгла ему половину лица. Слуга Черепа завопил от ярости и боли, в бессилии вонзив когти в обгоревшую кожу, а потом бросился на Тэя. К такому стремительному броску Тэй оказался не готовым. Тварь навалилась на него, прежде чем он успел отреагировать, отбросила в сторону и выскочила в дверь.

Тэй поднялся на ноги, быстро глянул на Кортана Беллиндароша и ринулся вдогонку.

Друид снова спустился в темный коридор, стараясь не наступать на мертвые тела и не поскользнуться в их крови. Он изо всех сил напрягал слух и зрение, чтобы вовремя обнаружить присутствие нападавших. Впереди в полумраке неясной тенью возвышался Слуга Черепа. Снаружи доносились крики, топот ног и бряцание оружия — это придворные гвардейцы, явившиеся по тревоге из казарм, окружали дворцовый парк. Тэй бежал, ощущая, как пульс стучит в ушах. Он сбросил плащ, чтобы двигаться свободнее. Там, где коридор поворачивал, Слуга Черепа инстинктивно бросился в сторону противоположного крыла, стараясь избежать встречи с Эльфийскими Охотниками, мчавшимися вверх по лестнице. Устремляясь следом за ним, Тэй позвал соплеменников на помощь.

Кликнул он и Ярла Шаннару. Слуга Черепа обернулся, и внезапная вспышка факела осветила жидкое красное месиво его обезображенной морды. Тэй крикнул, вызывая его на бой, и крик сорвался от ярости и злости. Однако крылатый охотник, не замедляя хода, повернул в сторону узкой лесенки, уводящей на крышу. Монстр двигался проворней Тэя и стал быстро удаляться. Друид в бешенстве выругался.

Внезапно в дальнем конце коридора показалась одинокая фигура, вынырнувшая из мрака, — с тигриной легкостью и быстротой она пробралась меж мертвых тел и повернула к лесенке за Слугой Черепа. Это был Ярл.

Тэй бросился вперед, стараясь бежать как можно быстрее, — у него срывалось дыхание, в ушах свистел ветер. Он добрался до лесенки несколькими мгновениями позже своего друга и последовал за ним. В кромешной черноте лестничного проема он споткнулся и упал, но немедленно вскочил и кинулся дальше.

У парапета Тэй увидел Ярла Шаннару, бившегося со Слугой Черепа. Крылатый охотник был более могуч, чем эльф, однако одержимость Ярла Шаннары сравняла их силы. Эльф боролся так отчаянно, словно для него не имело никакого значения, останется он в живых или нет, лишь бы противник не смог ускользнуть. Они перемещались взад-вперед по площадке перед балюстрадой, то выскакивая на свет, то скрываясь в тени. Ярл обхватил руками крылья монстра, чтобы не дать ему улететь. Слуга Черепа рвал когтями тело эльфа, но тот словно не замечал этого.

С криком Тэй устремился на помощь другу. Он собрал в кончиках пальцев магическую энергию, призывая ее, как учил Бреман, и ощутил, как тело наполняется силой, обогащаясь всеми стихиями мира, в котором он был рожден. Слуга Черепа заметил его приближение и повернулся так, чтобы Ярл оказался между ними и друид не смог бы воспользоваться магической энергией. Стоявшие внизу у стен дворца Эльфийские Охотники только что заметили сражавшихся и узнали Ярла. Они достали из колчанов стрелы и до упора натянули тетивы луков, готовясь к бою.

33
{"b":"4802","o":1}