ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кинсон без промедления согласился сопровождать старика в его странствиях, служить ему еще одной парой глаз, когда понадобится, быть гонцом и следопытом: страховать своего товарища от неожиданных опасностей. Он почувствовал необыкновенный душевный подъем — впервые в жизни у него появилась ясная и осмысленная цель. Захотелось бросить вызов судьбе. Именно эту возможность и дал ему Бреман.

Кинсон удивленно мотнул головой. Как же далеко они зашли вместе и как сблизились. Странно, но эта мысль почему-то очень взволновала его.

Внезапно его зоркий глаз уловил в бесконечных далях Стреллихейма едва заметное движение — будто бы взмах крыльев. Стараясь не моргать, он пристально вгляделся в темноту, однако ничего не увидел. Но вот видение повторилось — тьма в тени удлиненной лощины слабо шевельнулась. В точности распознать, что именно он видел, Кинсон не мог, но от одного предположения похолодело внутри. Он уже встречал нечто подобное, всегда ночью и всегда в безлюдных местах у границы Северной Земли.

Кинсон стоял неподвижно, продолжая наблюдать в надежде, что ошибся. Нет, не ошибся. Снова смутная тень, и на сей раз ближе. Она взмыла с земли, зависла над темным лоскутным покрывалом ночных долин, а потом снова нырнула вниз. Уж не охотится ли это большая ночная птица? Но нет, это не птица.

Один из Слуг Черепа.

Кинсон продолжал наблюдение, чтобы засечь направление движения твари. Тень снова отделилась от земли и, паря в свете звезд, пролетела над лощиной, направляясь прямо туда, где укрылись они с друидом. Вот она опять спикировала и растворилась на темной поверхности земли.

Леденящая душу мысль пронзила мозг Кинсона: Слуга Черепа ищет Бремана!

Он стремительно повернулся, но старик уже стоял за его спиной, вперив взгляд в ночь.

— Я как раз собирался…

— Разбудить меня, — закончил тот. — Да, я знаю. Обернувшись, Кинсон окинул глазами долину. Никакого движения.

— Ты видел? — тихо спросил он.

— Да, — спокойно произнес Бреман. — Один из них все-таки выследил меня.

— Ты уверен, что он идет именно по твоему следу?

— Наверно, я вел себя слишком беспечно на обратном пути. — Глаза Бремана сверкнули. — Он знает, что я прошел здесь, и теперь ищет, куда же я подевался. В Царстве Черепа я был невидим, а вот пересекая долину, не слишком таился, мне казалось, что я уже в безопасности. Следовало быть осторожнее.

Тем временем Слуга Черепа появился снова, на мгновение взметнувшись в небо, беззвучно проплыл над равниной, а затем опять снизился и затерялся в темноте.

— Еще есть время, прежде чем он доберется до нас, — прошептал Бреман. — Думаю, пора в путь. Надо запутать следы на случай, если он последует за нами дальше. Нас ждут Паранор и друиды. Идем, Кинсон.

Оба бесшумно скользнули в тень деревьев, спускавшихся по другой стороне холма Они двигались легким крадущимся шагом опытных охотников. Их темные силуэты словно скользили по земле. В считанные секунды друид и житель приграничья скрылись из виду.

ГЛАВА 2

До самого рассвета шли они, хоронясь под лесным пологом: Кинсон — впереди, Бреман за ним, как тень. Оба молчали. Им было хорошо и спокойно вдвоем в этой тишине. Слуга Черепа больше не появлялся. С помощью магических чар Бреман скрыл их следы, чтобы сделать переход незаметным. Впрочем, крылатый охотник, видимо, и сам предпочел не продолжать поиски в Стреллихеймских равнинах, иначе они непременно обнаружили бы его присутствие. Теперь же оба ощущали соседство лишь обычных обитателей этих мест, а значит, пусть ненадолго, но были в безопасности.

Кинсон Равенлок шагал, не ведая усталости. Этот рослый и сильный мужчина в самом расцвете сил мог полностью полагаться на свое зрение, слух и реакцию. Бреман с восхищением наблюдал за ним, вспоминая свою молодость и размышляя, как близок к закату его собственный жизненный путь. Сон друидов намного продлил ему жизнь по сравнению с теми, кто находился во власти законов природы, и все же этого оказалось недостаточно. Он чувствовал, как с каждым днем силы покидают тело. Ему все еще удавалось поспевать за Кинсоном, но без помощи магии он уже не смог бы этого сделать, приходилось подпитывать себя ею почти ежедневно. Бреман знал, что его время в этом мире подходит к концу.

И все же он верил в себя. И эта пронесенная через всю жизнь вера давала ему силы, как ничто другое. Когда-то, молодым человеком, он пришел к друидам, неся им свой талант, познания в истории и древних языках. То были совсем другие времена: друиды еще деятельно участвовали в образовании и развитии народов, трудились, стараясь объединить их для достижения общих целей. Лишь около семидесяти лет назад они стали забывать о своем предназначении, предпочитая уединенные занятия. Бреман пришел в Паранор учиться, и жажда знаний никогда не покидала его. Однако для науки губительны бесконечно уединенные размышления и медитация. Он вскоре понял, что нужно путешествовать, общаться с людьми, обмениваться мнениями, подмечать перемены, происходящие в жизни.

Открылась ему и еще одна истина: древняя мудрость не в состоянии помочь найти ответы на все вопросы, магия дает более полную, более прочную власть, чем науки, господствовавшие в мире до Больших Войн. Все те знания, которые друиды по крупицам собирали из книг времен Галафила и откапывали в тайниках своей памяти, оказались бесполезны, ибо были слишком разрозненны и стары, чтобы удовлетворить нужды новой эпохи и позволить выковать ключи понимания к дверям неведомого. Другое дело магия. Гораздо более древняя, чем наука, она оказалась более доступна. Хранителем секретов магии был народ эльфов. И хотя многие годы эльфы жили изолированно и скрытно, у них сохранились книги и записи, которые поддавались расшифровке гораздо легче, чем старинные научные труды. Правду сказать, и тут многого недоставало. Восстановить утраченное великое искусство волшебного царства оказалось куда как непросто, и все же возрождение его сулило много больше, чем наука, за которую ратовал Великий Круг друидов.

Однако Круг помнил, что за попытку воскресить магию мир заплатил Битвой Народов, помнил, что сталось с Броной и его последователями, и впредь не собирался рисковать. Изучение магии не запрещалось, но порицалось: что, мол, проку в праздном любопытстве, которое не в силах указать путь в будущее. Бреман оспаривал подобную точку зрения беспрерывно, но безуспешно. В большинстве своем друиды из Паранора не отличались широтой взглядов и не желали перемен.

«Учитесь на своих ошибках, — твердили они. — Помните, сколько опасностей таит в себе занятие магией. Лучше забудьте ее, как мимолетное увлечение, и займитесь серьезными исследованиями».

Конечно, Бреман не послушал их. Не в его характере было отвергать какую-либо здравую идею только потому, что однажды попытка воспользоваться ею не удалась.

«Не удалась-то ведь лишь из-за очевидных злоупотреблений! — запальчиво доказывал он своим оппонентам. — В другой раз можно руководствоваться здравым смыслом».

Кое-кого ему удалось убедить. Однако в конце концов настойчивость Бремана друидам надоела, и его изгнали из Круга.

Бреман отправился в Западную Землю и долгие годы жил среди эльфов, изучая их премудрости, погрузившись в старинные письмена, дабы восстановить утраченное с тех времен, когда на смену обитателям волшебного царства пришли смертные люди. Секрет сна друидов уже был ему известен, хотя полностью его возможностей он не знал. На то, чтобы овладеть всеми его тонкостями и основательно изучить последствия, ушло много лет, так что пользоваться им по-настоящему он научился уже стариком. Эльфы не только радушно приняли Бремана, но и открыли ему доступ к своему хранилищу книг по малой магии и архиву забытых рукописей. Со временем ему удалось отыскать среди груд бесполезного хлама настоящие сокровища. Ходил он и в другие земли, по крохам собирая знания о магии.

И все это время Бреман упорно искал доказательства своей все возрастающей уверенности в том, что слухи о Чародее-Владыке и его приспешниках — правда и что это бывшие мятежные друиды, покинувшие Паранор много лет назад, те самые существа, которые потерпели поражение в Битве Народов. Однако доказательства словно цветочный аромат, доносимый издалека ветром, то витали где-то рядом, то исчезали. Он шел за ними, не ведая усталости, пересекая границы и царства, не задумываясь, отправлялся в ближние и дальние селения. В конце концов он добрался до Царства Черепа — самого сердца владений Властелина Тьмы, где и открылась ему страшная правда. Сколько лет потрачено на поиски! Поддержи его Великий Круг друидов, оставив свои предубеждения и страхи, — все было бы куда проще. Но этого не случилось.

4
{"b":"4802","o":1}