ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он снова оглядел равнину, посмотрел на сторожевые огни, которые поворачивали в темноте на восток, сливаясь в непрерывную ленту. Значит, сегодня ночью. Хорошо бы и ему иметь волшебный дар, чтобы прикрыть их во время перехода, но с таким же успехом он мог пожелать научиться летать. Кинсон не должен был просить Марет прибегнуть к помощи магии. Бреман запретил. А сам старик до сих пор не появился, значит, ждать помощи неоткуда.

— Иди поешь, — позвала его Марет.

Девушка расставила на траве тарелки с хлебом, сыром и фруктами и налила в железные кружки эля.

Продукты они выменяли вчера вечером у крестьянина в окрестностях Варфлита, и это было все, что у них осталось. Кинсон сел напротив Марет и принялся есть, в задумчивости опустив глаза. Два дня назад они покинули поверженный Паранор, миновали ущелье Кеннон и, повернув на восток вдоль берега Мермидона, протекавшего у подножия Зубов Дракона, вышли сюда. Бреман послал их вперед, строго-настрого приказав идти без него до равнин Рэбб, а потом к Сторлоку. Там они должны были отыскать человека, жившего, по сведениям друида, где-то в дикой части Восточной Земли, о котором Кинсон никогда прежде не слышал, а потом ждать, пока к ним не присоединится Бреман. Друид не стал объяснять им, ни чем сам намерен заниматься все это время, ни зачем нужно искать незнакомца. Старик просто передал поручение Кинсону, поскольку Марет еще спала, а потом исчез за деревьями.

Наверняка он вернулся в Башню Мудрых, и Кинсон в который раз задавал себе вопрос зачем. Когда они бежали из Паранора, замок сотрясали выпущенные на свободу магические силы: одна — разбуженная Марет, другая — исходившая из недр Башни. Казалось, они разбудили зверя, который вот-вот сожрет их. Кинсон слышал, как тот дышит ему в спину, чувствовал когти, тянущиеся к нему. Они убежали в лес и затаились в сгустившейся ночной тьме, покуда бешенство зверя не выплеснулось и отголоски его не замерли вдали. Весь следующий день они не покидали своего убежища, давая Марет возможность поспать. Вначале Бреман ухаживал за девушкой с явным беспокойством, но, когда она очнулась, выпила кружку воды и снова уснула, его волнение улеглось.

— Марет наделена магическим даром, который слишком силен для нее, — объяснил он Кинсону.

Поздним утром Марст проснулась и опять погрузилась в сон, а они продолжали дежурить возле нее. Солнце стояло уже высоко, и мрачные воспоминания прошедшей ночи начали потихоньку бледнеть. За деревьями возвышался безмолвный Паранор, там царил мертвый покой — ни единого признака жизни.

— Очевидно, она пришла к друидам, чтобы найти способ разобраться в себе. Но мне думается, Марет пробыла с ними слишком мало времени, чтобы успеть сделать это. Наверное, она попросилась пойти с нами в надежде, что мы сможем ей помочь.

Он покачал седой головой.

— Видишь ли… Стоило ей призвать свою волшебную силу, чтобы защитить меня от тварей, которых Брона оставил караулить, как она сразу же потеряла контроль над ней! Похоже, девушка не в состоянии соизмерить магическую энергию. А может быть, она далее не пытается этого сделать, и вызванная ею сила ведет себя как той заблагорассудится. Она выплескивается, словно безудержный поток! В Башне Мудрых она поглотила тех тварей, как мошек, оказавшись такой мощной, что могла на равных соседствовать с магической силой, которая таится в Башне и защищает ее, а это — сила самой земли, загнанная в яму под Башней первыми друидами. Я испытал ее, когда приходил в Паранор, чтобы убедиться, способна ли она еще противостоять попытке уничтожить Башню. Мне не удалось спасти друидов от Чародея-Владыки, но я смог защитить Паранор. Магическая сила, вызванная Марет для уничтожения приспешников Броны, оказалась такой всепроникающей, что каким-то образом призвала себе на помощь волшебную энергию земли.

— Ты как-то говорил, что Марет получила свой удивительный дар от рождения, — задумчиво произнес Кинсон. — От кого же он ей достался?

Старик поджал губы:

— Возможно, от какого-нибудь друида. От эльфа, сохранившего в крови древнюю магическую силу. От существа из волшебного царства, пережившего старый мир. Все может быть. — Он вопросительно приподнял бровь. — Сомневаюсь, что она сама знает ответ.

— Интересно, расскажет ли она нам, если знает его, — отозвался Кинсон.

До сих пор Марет почти не касалась этой темы. К тому времени, когда она проснулась, старик уже ушел. Кинсону было велено передать ей, чтобы она больше не прибегала к своему магическому дару, пока не вернется Бреман и они не посоветуются.

Выслушав наказ, девушка ответила едва заметным кивком. Она ни словом не обмолвилась о том, что произошло в Башне. Казалось, совершенно забыла об этом.

Закончив есть, Кинсон поднял глаза на Марет. Девушка пристально смотрела на него.

— О чем ты думаешь? — спросила она. Он пожал плечами.

— Думаю о том человеке, на поиски которого нас послали. Интересно, зачем он так нужен Бреману? Она медленно кивнула:

— Коглин.

— Ты знаешь, как его зовут? Девушка не ответила. Сделала вид, будто не расслышала вопрос.

— Может быть, кто-нибудь из твоих друзей в Сторлоке сумеет помочь нам.

Ее глаза ничего не выражали.

— У меня нет друзей в Сторлоке. Какое-то время Кинсон смотрел на нее, ничего не понимая:

— Но мне помнится, ты говорила Бреману…

— Я солгала. — Она вздохнула и отвела взгляд. — Я солгала ему. Я лгала всем в Параноре. Это был единственный способ добиться, чтобы меня приняли. Мне так хотелось учиться у друидов, но я знала, что они не разрешат, если я не приведу им веские причины. Поэтому я сказала, что обучалась у сторов. Даже представила письменные рекомендации, чтобы обосновать свою просьбу, но все они были поддельными. — Она подняла глаза. — Но теперь я не хочу лгать и готова рассказать правду.

Вокруг царила полная темнота. Последние лучи дневного света растаяли, так что житель приграничья и девушка сидели, завернувшись в плащи, едва различая друг друга. Этой ночью им предстояло пересечь равнины Рэбб, поэтому Кинсон не стал возиться с костром. Теперь он пожалел об этом, ибо тогда смог бы лучше видеть ее лицо.

— Мне кажется, — медленно произнес он, — сейчас самое время для этого. Но откуда мне знать, что ты станешь говорить правду, а не соврешь еще раз?

На лице Марет появилась слабая печальная улыбка.

— Ты поймешь.

Кинсон не сводил с нее глаз.

— Ты лгала ради своего волшебного дара, верно? — предположил он.

— Ты очень проницателен, Кинсон Равенлок, — ответила она. — Это мне нравится. Да, ложь была необходима из-за моего магического дара. Мне нужно было научиться… — Она задумалась в поисках подходящего слова. — Научиться ладить с собой. Я слишком долго боролась с собственной силой и в конце концов устала и отчаялась. Иногда меня одолевало желание покончить с собой из-за того, что со мной происходило.

Она помолчала, глядя в темноту.

— Волшебный дар у меня с рождения. Я врожденный маг, как и сказала Бреману. Это действительно правда. Отца своего я не знаю. Мать умерла при моем рождении. Если у меня и были родственники, то они никогда не объявлялись. Меня вырастили чужие люди, суровые и молчаливые. Почему они взяли меня на воспитание, я так и не узнала. Думаю, на них лежали какие-то обязательства, но они никогда не рассказывали мне, откуда эти обязательства взялись. Когда мне исполнилось двенадцать, я ушла от них и стала ученицей гончара. Меня определили в мастерскую — подносить материал и убирать готовые изделия. Я могла наблюдать за работой хозяина, если мне интересно, но в основном должна была делать то, что скажут. Уже тогда я обладала магической силой, но она еще не сформировалась, как и я сама, и проявлялась очень слабо.

Когда я выросла, магический дар расцвел вместе со мной. Однажды гончар попытался побить меня. Защищаясь, я инстинктивно призывала на помощь волшебную силу. Бедняга едва остался жив, а я отправилась в приграничные земли на поиски нового места для себя. Некоторое время жила в Варфлите. — Она снова улыбнулась. — Не исключено даже, что наши пути когда-то пересекались. Или ты к тому времени уже ушел оттуда? Наверное, ушел. — Она пожала плечами. — Год спустя на меня снова напали. На сей раз несколько мужчин, и на уме у них было кое-что похуже битья. Я снова призвала волшебную силу, но не смогла справиться с ней. Двое оказались убиты. Мне пришлось покинуть Варфлит, и я ушла на восток.

41
{"b":"4802","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Майя
Одиноким предоставляется папа Карло
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка
Волшебные стрелы Робин Гуда
Битва за воздух свободы
Время-судья
Люди в белых хламидах
Искупление вины