A
A
1
2
3
...
43
44
45
...
115

Он вдруг вспомнил о Марет. Она обладает достаточной силой, чтобы спасти этих несчастных. Ее магическая энергия настолько велика, что испепелит весь отряд прежде, чем тролли успеют глазом моргнуть. Но Бреман запретил ей прибегать к магии, а без нее девушка была такой же беззащитной, как и сторы.

На противоположной стороне улицы один из троллей, угрожающе опустив острие огромной пики, начал подниматься по ступенькам на крыльцо. Сторы следили за ним, словно овцы за приближением волка. Кинсон крепче стиснул рукоять меча и подошел к входной двери, стараясь осторожно приоткрыть ее. Что бы он ни собирался делать, действовать надо было быстро.

Кинсон уже намеревался сделать шаг из темного проема, как вдруг из-за спины осажденных сторов раздался вопль. Некто вышедший из здания, которое они охраняли, пытался протолкаться сквозь их ряды. Показалось шаркающее полуодетое создание, трясущееся и извивающееся, словно одержимое безумием. За ним волочились лохмотья и бинты, свалившиеся с открытых мокнущих язв. Лицо несчастного создания было покрыто болячками, тело исхудало от долгой болезни так, что кости отчетливо выступали из-под сморщенной кожи.

Пробившись сквозь кучку сторов, это жалкое подобие человека, отчаянно причитая, подошло к краю крыльца. Тролли на всякий случай приготовили оружие к бою, а стоявшие ближе всех невольно отступили на шаг.

— Чума! — завыло полуразложившееся создание, и это жестокое и страшное слово зазвенело в тишине. Со спины больного с отвратительным жужжанием взлетела стайка насекомых. — Чума, повсюду чума! Бегите! Спасайтесь!

Существо зашаталось и рухнуло на колени, от которых тотчас отвалился кусок плоти, и из открытой раны на деревянные ступени брызнула кровь, от которой в холодном ночном воздухе поднялся пар. Кинсон содрогнулся от ужаса. Больной буквально распадался на глазах!

Для троллей этого зрелища оказалось более чем достаточно. Закаленные в боях солдаты были храбры перед лицом видимого врага, однако боялись невидимого, словно смиренные торговцы. Они в беспорядке отступили назад, стараясь не показать страха, но не имея ни малейшего желания хоть на миг оставаться вблизи несчастного, который умирал перед ними на ступенях. Командир троллей жестом, преисполненным отвращения, указал на сторов и их селение. Отряд в полном составе заспешил по дороге в направлении равнин Рэбб и вскоре скрылся за деревьями.

Когда тролли ушли, Кинсон вышел на свет, опуская меч по мере того, как успокаивался его пульс и остывала разгоряченная кровь. Он снова взглянул через дорогу на сторов и увидел, что они толпятся вокруг странного создания, не обращая внимания на болезнь, обезобразившую его. Заставив себя преодолеть страх, Кинсон пересек улицу, чтобы посмотреть, не может ли он чем-нибудь помочь.

Подойдя к сторам, он увидел стоявшую среди них Марет.

— Я не сдержала слова, — удрученно сказала она. На ее нежном лице и в темных глазах светилось беспокойство. — Прости, но я просто не могла допустить, чтобы им причинили вред.

— Так это было волшебство, — с удивлением догадался Кинсон.

— Лишь самую малость. Только то, которым я пользуюсь для лечения, когда вселяюсь в больного. Я могу сделать так, что сама буду выглядеть как больной.

— Выглядеть?

— Ну, в основном. — В ее голосе не было уверенности.

Теперь Кинсон заметил, как она ослабела, увидел темные круги вокруг глаз, следы отступающей боли, застывшие в уголках рта. Лоб Марет покрывали бусинки пота. Пальцы свела судорога.

— Пойми, Кинсон. Это было необходимо.

— И очень опасно, — добавил он.

Веки девушки дрогнули. Она была на грани настоящего обморока.

— Уже все в порядке. Мне только надо поспать. Ты не мог бы помочь мне дойти?

Он озабоченно покачал головой, не говоря ни слова, поднял Марет на руки и отнес ее в комнату.

На следующий день армия Северной Земли снялась с места и тронулась на юг. А еще через день появился Бреман. Марет уже оправилась от последствий своего магического перевоплощения и снова выглядела крепкой и здоровой, однако теперь ее место занял старик. Усталый и изможденный, насквозь пропыленный и забрызганный грязью, он был к тому же не на шутку зол. Друид поел, вымылся, надел чистую одежду, а потом рассказал, что задержало его. Убедившись, что магическая сила, хранившая Башню Мудрых, вернулась в свое убежище, он снова пошел к Хейдисхорну поговорить с духами мертвых. Бреман хотел разузнать побольше насчет тех видений, которые были посланы ему в прошлый раз. Однако духи не стали говорить, они даже не появились, а воды озера пришли в такую ярость в ответ на его призывы, что едва не увлекли его вниз, в глубину, за дерзкое вторжение. Голос старика чуть не сорвался, когда он рассказывал о том, как с ним обошлись. Сомнений не оставалось — рассчитывать на дальнейшую помощь они не могли. Теперь их будущее зависело только от них самих.

Соратники спросили старика, не пора ли отыскать Коглина, но он отрезал, что с этим можно и подождать. Сейчас от них требовалось только терпение, чтобы дать старику спокойно выспаться, а ему потребуется несколько дней для восстановления сил. Кинсон с Марет и сами понимали это, так что спорить никто из них не стал.

Однако на следующее утро еще до восхода солнца друид поднял их с постелей и полусонных вывел в глубокой предрассветной тишине из селения сторов в направлении Темного Предела.

ГЛАВА 14

Они приближались к Саранданону, и в отсутствие Преи Старл и Рэттена Киппа роль разведчика в маленьком арборлонском отряде взял на себя Тэй Трефенвид. Ярл Шаннара возражал против этого, однако не слишком настойчиво, поскольку не мог не согласиться с доводами Тэя, который уверял, что как нельзя лучше подходит для этого. Тэй раскинул вокруг тонкую магическую паутину, дабы ее нити, подобно нервным окончаниям, предупреждали его об опасности, подстерегающей впереди. Пользуясь своими навыками, друид попытался выявить присутствие незваных гостей.

Никого.

Остальные члены отряда, поглядывая по сторонам, разбрелись у него за спиной в разные стороны. Становилось все теплее, сырость двух прошедших дней постепенно исчезала, а деревья впереди поредели настолько, что сквозь них проглянула долина Саранданон, широкие просторы которой простирались вокруг, сливаясь на западе с горами.

В голове у Тэя царила сумятица. Впервые после возвращения из Паранора он позволил себе задуматься о том, что значило для него потерять Прею Старл. Мысль казалась тем более странной, что в действительности девушка никогда не принадлежала ему. Уж если считать, что она вообще кому-нибудь принадлежала, так это Ярлу Шаннаре. Так было всегда, и Той знал об этом. И все же он давно и крепко любил Прею, не испытывая неприязни к Ярлу и принимая привязанность девушки к своему лучшему другу как данность, довольный уже тем, что, храня ее образ в памяти, может вызывать его и восхищаться им, пусть и не обладая ею в действительности. Он был друидом, а друидам не полагалось жениться, они посвящали свою жизнь поискам и распространению знаний. Они жили уединенно и умирали в одиночестве. Однако их чувства ничем не отличались от чувств других мужчин и женщин, и Тэй понимал, что любовь к Прее всегда действовала на него вдохновляюще.

Так что же с ним будет, если она погибла?

Ему едва хватало сил мысленно произнести этот вопрос, не говоря уж о том, чтобы дать на него ответ. Тэй всегда был готов к тому, что может потерять ее, но совсем иначе. В один прекрасный день она выйдет замуж за Ярла. Они заживут своей жизнью, пойдут дети… Тэй давным-давно смирился с этим и не представлял себе другой возможности. Он расстался с ней, когда ушел, чтобы жить среди друидов, стать членом их ордена, и понимал, что его чувствам к Прее не суждено осуществиться в реальной жизни, они навсегда останутся мечтой, заточенной в его воображении, а Прея всегда будет для него не более чем близким другом.

Но мысль о том, что она мертва, что ее больше нет, заставила его осознать скрываемую от самого себя истину — в нем всегда жила надежда, пусть и очень слабая, что когда-нибудь произойдет невозможное, она разлюбит Ярла и будет принадлежать ему.

44
{"b":"4802","o":1}