A
A
1
2
3
...
47
48
49
...
115

— Нет, — чистосердечно признался Тэй. — Все гораздо сложнее.

— Мне гадать дальше или оставим эту тему? — после паузы спросил Ярл.

Тэй помолчал, не зная, хочется ли ему отвечать.

— Это связано с моим возвращением и с тем, что происходит, когда отсутствуешь слишком долго, — наконец ответил он, тщательно подбирая слова. — Я ушел из Западной Земли пятнадцать лет назад. Теперь я вернулся, но уже не чувствую себя своим. Не знаю, куда идти, что делать, как себя вести. Не подвернись эта экспедиция, я бы совсем пропал.

— Возможно, на сегодня и этого достаточно, — деликатно предположил Ярл. — Со временем все станет на свои места.

Тэй покачал головой:

— Не думаю. Мне кажется, я изменился и уже не смогу стать прежним. Годы, проведенные в Параноре, тому причиной. Раньше я не понимал этого. А теперь у меня такое чувство, будто я зажат между прошлым и настоящим, между собой прошлым и настоящим. Сам не пойму, кто я.

— Но ты ведь только вернулся, Тэй. Нельзя ждать, что жизнь сразу же потечет, как прежде. Естественно, ты чувствуешь себя не в своей тарелке.

Тэй посмотрел на приятеля:

— Боюсь, Ярл, что мне снова придется уйти, когда все кончится.

Ярл Шаннара отбросил со лба прядь светлых волос. На его лице блестела морось.

— Если так случится, мне будет очень жаль. — Он помолчал. — Но я пойму тебя, Тэй. И мы все равно останемся друзьями.

Он положил руку Тэю на плечо и не отнимал ее. Тэй улыбнулся в ответ.

— Мы всегда будем друзьями, — согласился он.

И снова они скакали на запад сквозь влажную мутную пелену. Днем дождь припустил сильнее. Путь лежал через последний участок Саранданона. Окутанные туманом всадники едва различали друг друга, как будто тот мир, откуда они пришли, и тот, куда направлялись, исчез, испарился. И не осталось ничего, кроме маленького клочка земли, по которому ступали их кони. Возникая впереди, он тут же исчезал позади и никак не увеличивался в размере, существуя ровно столько времени, сколько нужно было, чтобы сделать следующий шаг.

Отряд подошел ко Входу Баена, ведущему сквозь горы Кенсроу к Разлому, уже в сумерках, а когда они вошли в ущелье, гасли и последние отблески света. Здесь эльфы опять наткнулись на гномов-охотников. Большая группа расположилась в лощине, полностью перекрыв проход. Это был не тот отряд, который напал на них в восточной части долины. Чувствовалось, что эти гномы обосновались здесь давно, к такому выводу пришла Прея Старл, проведя разведку и обнаружив их лагерь. Цепь сторожевых постов протянулась вдоль всего входа в ущелье, где уж тут было незаметно миновать их. Конечно, можно было обойти ущелье стороной, но это удлинило бы путь на целых три дня, а эльфы не могли позволить себе такую задержку и, значит, должны были найти способ пробиться здесь.

После недолгих обсуждений приняли план, рассчитанный в основном на внезапность. Дождавшись полуночи, они сели на лошадей и поскакали прямо к ущелью. Закутанные в плащи с капюшонами, под покровом ночи и непогоды всадники с трудом различали друг друга. Они двигались непринужденно, не спеша, стараясь создать впечатление, будто идут свои. Когда они приблизились ко входу в ущелье настолько, чтобы их голоса могли услышать часовые, Тэй, который за время пребывания в Параноре выучил несколько языков, позвал гномов на их наречии.

— Подкрепление, — небрежно бросил он, и эльфы подъехали ближе.

К тому времени, когда гномы решили разобраться, что же все-таки происходит, эльфы уже поравнялись с ними и, пришпорив лошадей, помчались вперед в ущелье. Они проскакали прямо через лагерь, разметав по сторонам костры и самих гномов с таким криком, словно их была не горстка, а целая сотня. Гномы повскакивали, ничего не понимая спросонья, и устремились вдогонку, но эльфов и след простыл.

Однако потом удача изменила им. В качестве меры предосторожности на случай подобного прорыва гномы выставили вторую цепь в дальнем конце ущелья, и эти охотники, заслышав крики своих товарищей, ждали во всеоружии. Стрелы, копья и камни, выпущенные из пращей, полетели в эльфов. У них не было времени, чтобы предпринять какой-нибудь маневр, оставалось только пригнуться пониже в надежде прорваться вперед. Ярл Шаннара без колебаний и страха устремился направо, в самую гущу нападавших. Вокруг взметнулись клинки, и налетел целый рой стрел, грозя опрокинуть его. Однако Ярл был неуязвим, как всегда, и каким-то чудом сумел удержаться на лошади, а лошадь устояла на ногах. Он бросился на гномов, и Тэй Трефенвид увидел, как тела врагов полетели в разные стороны, словно щепки. Вскоре вокруг Ярла Шаннары не осталось никого.

Тэю и Прее тоже удалось прорваться. Могучий конь девушки-следопыта промчался мимо толпы атакующих по левому краю и перескочил через заграждение. Крики преследователей и преследуемых смешались со ржанием лошадей. Мимо стрелой проносились всадники. Их смутные силуэты метались в тумане. В отчаянии Тэй решил прибегнуть к помощи магии и, чтобы спрятать уцелевших эльфов от гномов, окутал их волшебным покровом.

Несмотря на это, вновь собравшись в нескольких милях от ущелья, они недосчитались шестерых. Теперь их осталось только восемь, а сотни гномов, рыщущих по Саранданону, наверняка сойдутся в ущелье и двинутся следом за ними к Разлому.

И будут преследовать их, пока не отыщут.

ГЛАВА 15

К вечеру следующего дня эльфы уже углубились в горы. Всю прошлую ночь, после того, как им удалось прорваться через засаду, устроенную гномами-охотниками у Входа Баена, они не слезали с коней, поднимаясь к каменистым предгорьям, лежавшим перед Разломом. Отряд шел до тех пор, пока на востоке не забрезжил солнечный свет, заливая чашу Саранданона. Тогда они сделали привал на несколько часов, поели и двинулись дальше. Дождь кончился, но небо по-прежнему оставалось серым и пасмурным, а над горами густой пеленой висел туман. В воздухе ощущалась сырость, пахло мокрой землей и гниющим деревом. Когда они поднялись выше, холмы стали каменистыми и голыми. Воздух сделался холодным, свежим и чистым, туман начал отступать. После полудня, миновав предгорья, извилистой тропой эльфы начали подниматься в горы. Ярл Шаннара уже объявил всем, что они будут идти до темноты, чтобы как можно дальше оторваться от преследователей, и остановятся только там, где на земле не будет видно следов, по которым их можно отыскать. Никто не возражал. Эльфы послушно скакали сквозь безмолвный мрак, глядя, как рассеивается туман и перед ними вырастают горы. Вот он, Разлом, — стена зубчатых скал, вершин, исчезающих в облаках, хитросплетение отвесно обрывающихся на тысячи футов вниз пропастей, гигантских выходов породы и причудливых расселин, возникших под напором земных сил в те далекие времена, когда мир только зарождался. Горы устремлялись к небесам, словно хотели оторваться от земли, напоминая застывших великанов с поднятыми руками. С севера на юг, насколько хватало глаз, эльфы видели только Разлом — барьер, преграждавший путь, крепость, защищавшую от вторжения.

Они молча взирали на горы и перед лицом величественного зрелища как никогда ясно ощущали бренность своего существования.

К ночи, миновав череду сравнительно невысоких гор, они уже не могли видеть ни предгорий, по которым поднимались сюда, ни лежавшую за ними долину Саранданона. Лагерь разбили в ельнике, зажатом в узком ущелье меж двух остроконечных пиков, припорошенных сверкающим снегом. Там нашлась и свежая вода, и трава для лошадей, и дерево для костра.

Как только они расседлали лошадей и поели, Прея Старл отправилась назад по их следу, выяснить, нет ли погони. В ожидании ее возвращения Тэй рассказал Ярлу и Берну Эриддену о видении, в котором Бреману открылось местонахождение Черного эльфинита. Он в очередной раз пересказал все приметы этого места, не забыв ни малейшей детали из того, о чем поведал ему Бреман. Ярл Шаннара слушал внимательно, его лицо напряглось, немигающий взгляд уставился в одну точку. У Берна Эриддена, напротив, был чуть ли не равнодушный вид, словно ему совсем неинтересно, он то и дело отводил глаза куда-то в сторону, в темноту, точно пытаясь рассмотреть там нечто такое, чего Тэй все равно не разглядит.

48
{"b":"4802","o":1}