ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ярл остановил отряд в нижней части ущелья, ведущего к двуглавой горе, и велел всем спешиться. Над головой, в небесной голубизне, расправив крылья, большими кругами плавно парили хищные птицы в поисках добычи. День был светел и ясен, дождевые облака ушли на восток к Саранданону. Подняв голову, Тэй ощутил на лице теплое, ласкающее прикосновение солнца. Он смотрел на бескрайнее нагромождение скал и пропастей и думал о тайнах, которые они скрывают.

— Мы оставим лошадей здесь, а дальше пойдем пешком, — объявил Ярл. Увидев огорченное лицо друида, он ухмыльнулся. — В любом случае мы можем проехать на них лишь немногим дальше, Тэй. Но там они окажутся на виду у каждого, кто идет по нашим следам. А здесь их можно спрятать в лесу. Возможно, они нам понадобятся прежде, чем мы успеем осуществить свою цель.

Прея поддержала его, а Тэй, хотя и понимал, что они правы, все же чувствовал некоторую неуверенность, оставляя животных, которые столько раз выручали их. К тому же за них заплачено слишком дорогой ценой. Однако его несколько успокоила мысль, что, если преследователи доберутся сюда, им тоже дальше придется идти пешком.

Ярл подозвал одного из Эльфийских Охотников, седого ветерана по имени Обанн, и велел ему спрятать лошадей и дожидаться возвращения отряда Обанн намеревался присоединиться к остальным, спрятав лошадей, но Ярл не разрешил ему этого. Могла возникнуть необходимость перевести лошадей в другое место, если поисковый отряд гномов подойдет слишком близко, или пригнать их эльфам, если они подвергнутся атаке на обратном пути во время спуска. Обанн нехотя согласился и, забрав лошадей, ушел.

Теперь их осталось всего семеро — Ярл, Тэй, Прея, Берн Эридден и трое Эльфийских Охотников. Шаннара повел свой малочисленный отряд вверх сквозь нагромождение камней и заросли деревьев в направлении темной расселины Клещей.

Весь остаток дня они карабкались по горам. По пути Тэй вдруг осознал, что стал по-новому смотреть на задачу, стоящую перед ними. Конечно, можно было придерживаться мнения, что все члены отряда в равной степени разделяют ответственность за успех поисков Черного эльфинита, но факт оставался фактом — Бреман давал поручение именно Тэю, а не им. Более того, Тэй — друид, единственный друид в отряде, и только он обладает магическим даром, реально способным помочь им, значит, именно он лучше всех подготовлен к тому, чтобы найти и сохранить эльфийский камень. Не забыл он и той части видения Бремана, которая указывала на опасность, окружавшую место, где спрятан эльфинит, предостережение о темных силах, сторожащих камень. Он понимал, что найти Черный эльфинит — это лишь полдела. Не менее сложно и рискованно сохранить его. Уж если все прошедшие века никто не потревожил волшебный камень, значит, он наверняка хорошо охраняется. Конечно, Берн Эридден и Прея Старл должны помочь найти его, а Ярл Шаннара со своими Эльфийскими Охотниками — вынести отсюда. И все же главная задача лежит на нем.

Впрочем, так и должно быть. Именно к этому он готовился все пятнадцать лет жизни в Параноре, да что там пятнадцать лет — всю свою сознательную жизнь. Все его прежние достижения не шли ни в какое сравнение с тем, что от него требовалось теперь. Как и другие друиды, Тэй посвящал все свое время занятиям, скрупулезным поискам знаний. Полтора десятилетия он прожил в уединенной, отгороженной от остального мира крепости, не принимая участия в происходящем за ее стенами. Теперь судьба его изменилась раз и навсегда, и новая жизнь для него начиналась здесь, в этих горах, хранивших талисман, который не видел никто со времени появления человеческого рода.

Он обязательно должен справиться. Потерпеть неудачу значило бы лишиться всяких надежд победить Властелина Тьмы, потерять последнюю возможность создать оружие, которое в состоянии уничтожить его, и почти наверняка это означало конец для самого Тэя. В таких делах не бывает второй попытки, нельзя отступить и начать с начала. Именно сейчас наступал самый ответственный момент за все годы веры в магию и занятий ею. Момент, который решит все.

Тэй с тревогой вернулся к действительности. Его спутники устали от постоянного страха быть застигнутыми, устали убегать, прятаться и прорываться через засады, устали от недосыпания и долгих переходов. Уже неделю они не могли как следует поесть из-за того, что не получили продовольствие, на которое рассчитывали, и съели все, добытое охотой. Они чувствовали себя подавленными из-за потери товарищей и от страха, исподволь подтачивавшего их решимость и уверенность в том, что поиски завершатся успехом. Об этом никто не говорил, однако все это с очевидностью читалось на лицах, в глазах, угадывалось в движениях.

А между тем время шло, утекало как вода между пальцами, и Тэй подумал, что, если не поторопиться, можно опоздать.

К ночи они дошли до перевала и остановились на ночлег в реденькой ольховой рощице с подветренной стороны гор. Здесь на склонах уже ощущалась свежесть, но настоящего холода еще не было — за день скалы сильно нагревались и долго сохраняли тепло. Воды у них было еще много, так что они наскоро поужинали и, завернувшись в плащи, спокойно заснули.

С рассветом двинулись дальше. Солнце, хлынувшее в долину, ложилось на тропинку полупрозрачными лентами света, вспыхивавшими над восточным горизонтом, словно маяки. Впереди шла Прея Старл. Она проводила разведку, опережая отряд футов на сто, и периодически возвращалась, чтобы сообщить, нет ли каких-нибудь препятствий, и посоветовать, какой путь самый удобный и безопасный. Тэй шел рядом с Ярлом, но они почти не разговаривали. Отряд поднялся из долины в ее западном конце и, выйдя из тени двугорбой вершины, сразу же обнаружил, что дальнейший путь преграждает массивный уступ, как будто сложенный из огромных каменных плит, вырванных из скал и собранных вместе руками волшебных гигантов. Впереди к небу вздымалась стена Разлома. Те же гигантские руки как попало свалили в груды его разрушенные вершины. Казалось, горы ждут того, кто разберет их и снова поставит на место. Прея вернулась и повела их налево, где почти в миле от уступа проходила тропа, извилистой лентой убегающая вверх, в сторону зубчатых скал. На этом скудные воспоминания Ярла иссякли, и теперь им ничего не оставалось, как только идти вперед до тех пор, пока не обнаружится какая-нибудь деталь из видения Бремана. Они вскарабкались на уступ, старательно обходя зияющие черные трещины и держась подальше от тонких обрывистых краев и скользких отвесных склонов, где каждый неверный шаг мог стоить жизни. Тэй понял, насколько прав был Ярл, оставив лошадей внизу. Здесь они бы только мешали. На гребне уступа они наткнулись на едва заметную среди камней извилистую тропку, ведущую через узкое ущелье к скалам, высящимся впереди. Отряд осторожно двинулся по тропе, выслав Прею вперед. Легко ступая сквозь переплетение света и тени, эльфийская девушка уже через несколько мгновений скрылась из виду.

Когда они снова догнали ее, Прея стояла в конце ущелья и смотрела вперед на горы. Заслышав их приближение, она обернулась с выражением нескрываемой радости. Девушка взмахнула рукой, и Тэй сразу же увидел слева от того места, где они стояли, горный массив: острые шпили, пронзавшие небосвод под разными углами, окруженные у оснований широким кольцом крупных камней.

Как сжатые пальцы, воткнутые в общий постамент.

Тэй устало улыбнулся. Именно этот ориентир они искали — изломанное скопление вершин, в искореженной глубине которого таилась крепость, затерянная со времен волшебного царства, где, согласно видению Бремана, был спрятан Черный эльфинит.

Найти двуглавую V-образную вершину, а потом горный массив, похожий на сжатые пальцы, оказалось легче, чем Тэй ожидал. Берн Эридден прочитал забытые воспоминания Ярла, а усилия следопыта Преи Старл привели их к цели с быстротой и точностью, противоречащими обычной логике. Если бы не вмешательство гномов-охотников, они добрались бы сюда практически без усилий.

Однако трудности не заставили себя долго ждать. Весь этот день и следующий они потратили на поиски входа в цитадель, затерянную среди горных вершин, но ничего не нашли. Огромные валуны и плиты со всех сторон окружали основание каменных пальцев, маня внутрь многочисленными отверстиями, которые никуда не вели. Медленно и мучительно погружаясь в холодный мрак, члены маленького отряда обследовали каждый вход, пока не натыкались на очередной оползень, обрыв или трещину. Поиски продолжались и на третий день, потом на четвертый, но без намека на успех.

50
{"b":"4802","o":1}