ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тэй наклонился, чтобы прочитать их.

«ЭТО ВЕЛИКАЯ ЧУ. МЫ ВСЕ ЕЩЕ ЖИВЕМ ЗДЕСЬ.

НИЧЕГО НЕ ТРОГАЙ. НИЧЕГО НЕ БЕРИ.

НАШИ КОРНИ ГЛУБОКИ И СИЛЬНЫ.

БЕРЕГИСЬ».

— Что это значит? — прошептал Ярл.

Тэй покачал головой:

— Магическое заклинание, охраняющее то, что находится за этим входом. Любое вторжение повлечет за собой неминуемую кару.

— Здесь говорится, что они все еще живы, — недоверчиво прошипел Берн Эридден. — Не может быть! Взгляните на надпись! Она относится к временам волшебного царства!

Они стояли, глядя то на надпись, то на расселину, то друг на друга. За спиной ждали Эльфийские Охотники и Прея Старл. Все молчали. Они вдруг почувствовали, как утекает время, как соединяются прошлое и настоящее, поднимаясь над их жизнью и историей. Как будто стоишь на краю обрыва, зная, что каждый неверный шаг немедленно приведет к смерти. Тэй с такой остротой чувствовал присутствие магической силы, словно кожей ощущал ее прикосновение. Древняя, могучая, непоколебимая, явившаяся без причины и цели, она постепенно овладевала его чувствами, грозя захлестнуть все существо.

— Мы проделали такой долгий путь не для того, чтобы ни с чем повернуть назад, — тихо произнес Ярл Шаннара, глядя на него. — И нет такой причины, которая заставит нас сделать это.

Тэй, преисполненный не меньшей решимости, согласно кивнул. Он посмотрел на Берна Эриддена, Прею Старл и Эльфийских Охотников, наконец, снова на Ярла и криво улыбнулся своему другу. Потом глубоко вздохнул и шагнул вперед, в темную пасть расселины.

ГЛАВА 16

Расселина почти сразу же становилась шире, превратившись в коридор, по которому эльфы смогли идти по двое в ряд. Ступеньки вели вниз в такую полнейшую черноту, что даже Тэй Трефенвид с его острым зрением не мог ничего разглядеть впереди. Он продвинулся вперед на несколько ярдов, держась вдоль стены, и наткнулся на металлическую плиту. Едва он коснулся ее, как плоская поверхность засветилась холодным бледно-желтым светом. Друид удивленно уставился на плиту — с таким волшебством ему никогда не приходилось сталкиваться. Свет озарил еще одну плиту, расположенную на самой границе мрака, простиравшегося впереди. Подойдя к ней, он положил на нее руку, и она тоже начала светиться. Удивительно. Тэй услышал приближающиеся шаги остальных членов отряда. Интересно, что они обо всем этом подумают. Но все молчали, и друид не стал оборачиваться. Он продолжал идти вперед, дотрагиваясь до металлических плит и освещая своим спутникам путь по темному коридору.

Спуск занял довольно много времени. Тэй не мог сказать, сколько именно, потому что сосредоточился лишь на том, чтобы с помощью своей магии выискивать скрытые ловушки. Металлические плиты, излучавшие свет, демонстрировали изощренность, которой он не ожидал. Магия волшебного царства не была толком изучена, поскольку большая часть знаний оказалась со временем утраченной, но Тэй всегда считал, что она в большей степени основывалась на природных силах, нежели на технике. Плиты доказывали, что Тэй заблуждался, и от этого он чувствовал себя тревожно. Друид еще раз сам себя предупредил, что здесь ничему нельзя доверять. Оседлав воздушные потоки, проскальзывая сквозь трещины в скалах, проникая сквозь клубы пыли, поднимавшейся у них из-под ног, подвластная ему магическая сила вела свою охоту. Быстро и точно Тэй находил — и разгадывал секреты мира, в котором они оказались. Ему не попалось следов человека, хотя, прочитав предостережение над входом, можно было предположить обратное. Он понял, что сюда никто не заходил долгие годы, возможно даже века, но, несмотря на это, испытывал острое чувство, что за ним наблюдают, присматриваются к нему, его не покидало ощущение, будто впереди ждет нечто неумолимое в своих намерениях.

Ступени обрывались у тяжелой железной двери. На ней не было замков. Никакая волшебная сила не стерегла ее. Вверху, над ржавой шероховатой поверхностью, на камне были выбиты слова «ВЕЛИКАЯ ЧУ» — только эти два слова и ничего больше из того, что было написано над входом, через который они проникли в расселину. Все члены маленького отряда сгрудились возле дверей. Опустившись на колени, Прея Старл обследовала землю перед дверьми, затем поднялась и покачала головой. Никто не проходил здесь уже очень давно.

Тэй осмотрел двери и пространство возле них. Ничего. Он шагнул вперед, ухватился за огромные железные ручки и потянул их вниз. Ручки легко поддались, и двери распахнулись внутрь, как будто петли их только что смазали маслом. Из проема хлынул неясный свет, разливаясь вокруг неземным мерцанием, словно проникал сквозь стекло, забрызганное дождем.

Перед ними возвышалась мощная крепость, сложенная из таких древних камней, что их края стали гладкими от времени, а поверхность, словно паутиной, покрылась сетью мелких трещин. Сооружение было поистине удивительным: над зубчатыми стенами непонятно как балансировали башни, а узкие спиралевидные мостики напоминали сложные переплетения ковра, вытканного на ткацком станке. Замок оказался так высок, что верхушки шпилей были едва различимы. Крепость окружали горы, вздымавшиеся к небу сквозь завесу облаков и тумана. Их каменистые склоны густо поросли деревьями и кустарниками, ветви и побеги которых склонялись внутрь в направлении крепостных шпилей, давая возможность дневному свету спутанными нитями проникать вниз. Именно из-за этого освещение приобретало весьма странный вид и, просачиваясь сквозь лиственный купол и клубящийся туман, окутывало крепостные камни влажным мерцанием.

Войдя в двери, Тэй очутился в обширном внутреннем дворе, простиравшемся во все стороны, в том числе и к главной башне. Теперь он понял, что стоит за наружными стенами крепости, которые упираются прямо в горы. Друид с удивлением оглядел стены, догадавшись, что с течением времени горы росли, сближались и сдавливали древнюю крепость, пока стены ее наконец не треснули и не начали разрушаться. Мало-помалу горы заполняли собой долину, где была построена крепость. В один прекрасный день они окончательно сомкнутся над ней.

Эльфы двинулись в глубь двора, опасливо озираясь по сторонам. Воздух дышал сыростью и зловонными запахами болота и гнили, что казалось странным для горной местности. Однако они достаточно долго спускались с тех пор, как вошли в расселину в стене кратера, и Тэй решил, что они вполне могли оказаться на уровне моря, достаточно глубоко, чтобы попасть в болотистые места. Он снова взглянул вверх на деревья, кустарники и стелющиеся растения, покрывавшие склоны высоко над ними, и вдруг понял, что туман почти перешел в дождь. Тэй почувствовал влагу у себя на лице. Он посмотрел на двери и окна крепости — на эти черные дыры в серой мгле. Железные петли и засовы бесцельно болтались в пустоте, дерево давно сгнило. Сырость с одинаковым успехом разъедала и камень, и связующий раствор, изнашивая и разрушая их. Тэй подошел к стене ближайшей башни и провел рукой по камню. Поверхность рассыпалась под его пальцами, как песок. Эта древняя цитадель, эта Великая Чу оставляла неприятное ощущение сооружения, готового рухнуть от мало-мальски сильного ветра.

Тэй вдруг обратил внимание на Берна Эриддена. Искатель стоял на коленях в центре двора, свесив голову между плечами и опершись о землю раскинутыми руками, как будто изо всех сил старался не упасть, в почти полной тишине слышалось его хриплое прерывистое дыхание. Друид поспешил к нему и опустился рядом. Потом подошла Прея, а за ней Ярл, оба с обеспокоенными, серьезными лицами.

— Что с тобой? — спросил Тэй скорчившегося эльфа. — Тебе плохо?

Искатель быстро кивнул и вцепился в Тэя, пытаясь опереться на него. Он весь дрожал, словно его пронзил страшный холод.

— Это место! — прошипел он. — О духи… неужели ты ее не чувствуешь? Тэй прижал его к себе.

— Нет. Ничего. А что чувствуешь ты?

— Такая сила! Дьявольская, грубая… как песок по коже! Я ничего не чувствовал, и вдруг… она везде! Она захлестнула меня! На мгновение я задохнулся!

52
{"b":"4802","o":1}