ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я скажу, но пусть это останется между нами. Никто не должен узнать. Берн Эридден кивнул.

— Это Чародей-Владыка? — прошептал он. Тэй отрицательно покачал головой.

— Сила, обитающая в саду, гораздо древнее. Это сгусток жизней, соединение существ из волшебного царства, в основном эльфов, которые многие века назад жили в этом замке и были такими же, как мы с тобой. Но они попали под власть Черного эльфинита. Эльфы захотели овладеть им, и эта жажда оказалась такой сильной, что они не смогли устоять. Они попытались воспользоваться камнем, возможно все вместе, возможно каждый по отдельности, и были уничтожены. Не могу сказать как, но эта история открылась мне. Я ощутил их страх, их безумие. Эльфы превратились в сад — существо с общим разумом, общей силой, их волшебство поддерживает то, что осталось от крепости, а сами они пустили в нем корни, став деревьями и лианами.

— Неужели они были людьми? — с ужасом спросил искатель.

— Прежде да, но они больше не люди, ибо утратили все человеческое, соприкоснувшись с силой Черного эльфинита. — Тэй не отрываясь смотрел на него. — Бреман предупреждал меня об опасности. Он говорил: что бы ни случилось, я не должен пытаться использовать эльфинит. Наверное, он знал, чего это будет мне стоить.

Берн Эридден опустил голову, и на его узкое лицо легла тень. Он часто заморгал.

— Я уже говорил тебе о своих ощущениях: то, что обитает здесь, поджидает тебя. Но зачем? Может быть, оно ищет себе подобного, того, кто тоже обладает магическим даром? Или боится его? Что движет им? Мне это недоступно. Думаю, потому, что мои магические способности лишены силы и определенности. Мой дар — предчувствие, интуиция, он здесь бессилен. Но духи, я чувствую эту темную силу!

Он снова повернулся к Тэю:

— Ты обладаешь магией, твой дар друида гораздо сильнее. Ты должен знать ответ.

Мысли стрелой пронеслись в голове Тэя:

— Они охраняют Черный эльфинит, поскольку он дает им силу. И жизнь. Когда я вошел в сад, то напугал их, потревожив магическую сеть, которую они там раскинули. Догадались ли они, что я друид? Не знаю.

— Они почувствовали в тебе врага. Это очевидно, раз тебя пытались уничтожить. Поняли, что ты человек, ты не перерожден. — Искатель медленно, хрипло выдохнул. — Сад будет ждать тебя, Тэй, чтобы предпринять новую попытку. Если ты вернешься туда, они тебя погубят.

Эльфы молча посмотрели друг на друга.

«Они почувствовали в тебе врага, — мысленно повторил Тэй слова искателя. — Поняли, что ты не перерожден». Внезапно мелькнуло смутное воспоминание. Друид напряг память. Бреман изменял свою внешность, свой облик, само свое существо, чтобы проникнуть в логово Чародея. Он обернулся одним из тех чудовищ, что обитали там.

Сможет ли он сделать то же самое?

У Тэя перехватило дыхание, и он отвернулся, не желая, чтобы Берн Эридден увидел его глаза. Друид даже представить себе не мог, что такая мысль придет ему в голову. Это безумие!

Но есть ли у него выбор? Тэй уже знал, что другого пути нет. Он посмотрел на соратников, сидевших кучкой возле смертоносного сада. Они проделали долгий путь, чтобы найти Черный эльфинит, и никто из них не свернет назад. Об этом нельзя и думать. Ставки слишком высоки, цена слишком дорога, чтобы отступить. Они, скорее, умрут.

Но должен же быть другой путь! Голову сдавило, точно железным обручем. Как это сделать? Стоит лишь немного ошибиться — и на этот раз ему не уйти. С ним будет покончено…

Тэй встал. Перед лицом такого решения ему пришлось встать. Встать, чтобы отогнать страх. Он спустился с лестницы, оставив потрясенного искателя смотреть ему вслед, и отошел в сторону от Ярла, от Преи, от Охотников — ото всех, чтобы остаться наедине с самим собой и взвесить свои силы. Высокий, нескладный, он чувствовал себя таким же опустошенным, усталым и уже неподвластным времени, как окружавший его камень. Тэй знал свое предназначение. Он — друид, был им, есть и будет. Один из горстки уцелевших, один из последователей ордена, который при любом раскладе событий обречен на исчезновение. Мир меняется, и некоторые реалии должны уйти навсегда. Уйдут и они: Бреман, Риска и сам Тэй.

«Но мы не должны исчезнуть покорно, — подумал он со злостью. — Не должны уйти, как тени, растаявшие в тумане нового дня, как бессознательные существа, жившие лишь наполовину.

Мы должны быть теми, кто мы есть».

Воодушевленный этой мыслью и силой убежденности, Тэй собрал все свое мужество и позвал Ярла Шаннару.

ГЛАВА 17

— Есть способ добраться до Черного эльфинита, — спокойно сказал Тэй Ярлу. — Но только я могу сделать это, и притом лишь в одиночку.

Они стояли в стороне от остальных, и Тэй постарался за кривой улыбкой скрыть ком, застрявший у него в горле. День начинал клониться к вечеру, солнце уже ушло на запад, перевалив за вершины гор, окружавших их. Ему не хотелось, чтобы его застали врасплох в темноте.

Ярл с минуту внимательно смотрел на него, не говоря ни слова: — Тебе потребуется твоя магия, я полагаю.

— Да.

Проницательные глаза остановились на нем:

— Чтобы замаскироваться?

— Да, нечто в этом роде. — Тэй помолчал. — Пожалуй, не стоит вдаваться в подробности, лучше просто поверь мне. Мне нужно быть одному, и, что бы ни случилось, никто не должен приближаться ко мне, пока я не разрешу. Это будет нелегко, поскольку тебе обязательно захочется сделать иначе.

— Это опасно. — Ярл произнес эти слова утвердительно. Тэй кивнул.

— Мне надо пойти в сад. Если я не вернусь, ты с отрядом отправишься в Арборлон. Нет, подожди, — остановил он Ярла, пытавшегося протестовать. — Если меня убьют, никто другой не сможет сделать это. У тебя храброе сердце, Ярл, но ты не маг, а без магии не одолеть того, кто живет в саду. Ты должен вернуться в Арборлон и ждать Бремана. Он сумеет помочь. Мы нашли Черный эльфинит, осталось только выяснить, как забрать его. Если мне не удастся, Бреман сделает это.

Ярл Шаннара упер руки в бока и отвел недовольный взгляд:

— Мне не по душе стоять в стороне, когда кто-то другой рискует жизнью, особенно если речь идет о тебе. Тэй сложил руки на груди и опустил глаза:

— Я понимаю. На твоем месте я чувствовал бы то же самое. Ждать тяжело. Но я должен просить тебя об этом. Мне понадобится твоя сила, потом, когда моя иссякнет. И еще одно. Когда я выйду назад, окликните меня по имени, даже если вам покажется, что это не я.

— Тэй Трефенвид, — послушно повторил Ярл.

Они смотрели друг на друга, вспоминая годы дружбы и взвешивая все то, в чем могли не оправдать взаимные ожидания друг друга.

— Ладно, — наконец произнес Ярл. — Иди. Делай то, что должен.

По просьбе Тэя он увел всех остальных членов отряда вверх по винтовой лестнице, подальше от границ сада. Только один раз Тэй взглянул на них и, на мгновение встретившись глазами с Преей Старл, отвернулся. С тех пор как они пришли в Великую Чу, он старался не думать о ней, понимая, что не может позволить себе отвлекаться. Так же он поступил и теперь, сосредоточившись на своей жизни в Параноре, вспоминая те годы, которые посвятил совершенствованию своего дара, изучению тех дисциплин, того искусства, которым решил овладеть. Он представил себе Бремана: худое морщинистое лицо, властный взгляд, в каждой черточке сознание своего предназначения. Он еще раз повторил про себя наказ старика, то поручение, ради которого пришел сюда.

Потом Тэй повернулся лицом к саду — к сплетению смертоносных лиан, к незримой живой силе, поджидавшей где-то в глубине. Друид притушил в себе все проявления жизни, замедлил биение сердца, угомонил мысли, окутал себя покрывалом покоя. Он воззвал к стихиям, питавшим его магический дар: к земле, воде, воздуху и огню, чтобы получить от них все, что требовалось ему для свершения магического ритуала. Взяв все, что смог, и отпустив их на волю, друид закружился в стремительном круговороте, медленно начиная меняться.

Тэй действовал очень тщательно, чтобы получить именно тот результат, которого желал. Терпеливо, шаг за шагом он повторял магические действия и постепенно преображался. Друид слой за слоем снимал с себя все, что было ему присуще, стирал свои черты, уничтожал свой облик. Он соскреб его начисто, не осталось ни малейшего сходства. Потом погрузился в себя, чтобы изменить свою сущность. Тэй наглухо запер свои мысли, чувства, верования, правила поведения, представления о жизненных ценностях — все, что делало его тем, кем он был, запер так глубоко, что никто не смог бы их обнаружить и вернуть к жизни, только Ярл Шаннара, назвав его имя.

55
{"b":"4802","o":1}