ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Атабаска покачал своей похожей на львиную головой:

— Думаю, ты слишком увлекся этим делом, чтобы судить объективно. В этом заключалась твоя ошибка, когда ты ушел от нас.

— Может быть, — спокойно согласился Бреман. — Но сейчас все это не имеет значения. Всем нам угрожает опасность. И особенно друидам. Брона конечно же не забыл, кто нанес ему поражение в Битве Народов. Если он вновь намерен попытаться завоевать Четыре Земли, а похоже, так оно и есть, он первым делом постарается уничтожить тех, кто представляет для него главную опасность. Друидов. Великий Круг. Паранор.

Какое-то время Атабаска сосредоточенно слушал его, потом отошел к окну и уставился на освещенный солнцем двор. С минуту подождав, Бреман продолжил:

— Я пришел просить тебя позволить мне обратиться к Великому Кругу. Дать мне возможность рассказать другим о том, что я видел. Пусть они сами решат, насколько убедительны мои доводы.

Предводитель друидов снова повернулся к нему, слегка вздернув подбородок, так что создавалось впечатление, будто он смотрит на Бремана сверху вниз.

— Все, кто обитает в этих стенах, — одно целое, Бреман. Одна семья. Мы живем словно братья и сестры, движимые общей и единственной целью — добыть как можно больше знаний о нашем мире, о том, что в нем происходит. У нас все равны, и ни один член сообщества не имеет преимущества перед другими. Ты никогда не мог этого понять.

Бреман хотел возразить, но Атабаска жестом остановил его.

— Ты ушел от нас по собственной воле, решив покинуть свою семью, чтобы заниматься тем, что интересовало только тебя. Мы не могли принять участие в твоих изысканиях, поскольку они выходили за рамки установленных нами правил. Нельзя, чтобы интересы одного человека подменяли собой общие интересы. В семье должен быть порядок. Каждый член семьи обязан уважать остальных. Своим уходом ты выказал неуважение к пожеланиям Великого Круга в отношении твоих занятий. Ты считал, что разбираешься в этом лучше нас, и отказался быть членом нашего сообщества. — Он бросил на Бремана холодный взгляд. — А теперь ты вернулся к нам, чтобы стать лидером. Не думай отрицать это, Бреман. Чего еще ты добиваешься, как не власти? Ты явился, вооруженный одному тебе известными знаниями, одному тебе подвластными силами, и предлагаешь план спасения народов, осуществить который можешь только ты один. Чародей-Владыка действительно существует. Чародей-Владыка — это Брона. Мятежный друид, поставивший себе на службу магию и подчинивший троллей. Они собираются идти войной против Четырех Земель. Одна надежда на тебя. Ты один можешь научить нас, что нам делать, а затем принять командование над нами, чтобы остановить этого колдуна. Именно ты, прежде оставивший нас, должен теперь стать во главе.

Бреман медленно покачал головой. Он уже понял, чем все это кончится, однако решил идти до конца.

— Я не собираюсь никем командовать, хочу только предупредить об опасности. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от тебя, предводителя друидов, и от Великого Круга. Я не намерен снова стать членом Круга. Выслушайте меня, и я уйду.

Атабаска улыбнулся:

— Ты самоуверен, как и раньше. Просто поразительно. Меня восхищает твоя решимость, Бреман, но боюсь, ты заблуждаешься. Я — это всего лишь одна голова и один голос, решения у нас не принимаются в одиночку. Подожди здесь с капитаном Локом. Я созову Круг, чтобы он рассмотрел твою просьбу. А выслушать им тебя или нет, пусть решают сами.

Он резко стукнул по столу, и узкая дверь открылась. Каэрид Лок шагнул через порог и отдал честь.

— Побудь здесь с нашим гостем, пока я не вернусь, — приказал Атабаска.

С этими словами он не оборачиваясь вышел через широкие двойные двери в противоположной стене комнаты.

Атабаска отсутствовал почти четыре часа. Сидя на скамье у окна, Бреман смотрел, как сгущаются вечерние сумерки. Он ждал спокойно, понимая, что другого выхода нет. Он принялся было расспрашивать Каэрида Лока о новшествах в работе Круга и выяснил, что велась она все в том же направлении, почти без изменений и без особых достижений. Бреману стало грустно, и вскоре он прекратил расспросы и принялся думать о том, что скажет Великому Кругу и что ответят его члены, хотя в глубине души знал, что его попытка обречена. Теперь он понял, почему Атабаска согласился принять его. Предводитель друидов понимал, что лучше принять Бремана, побеседовать с ним, чтобы соблюсти видимость обсуждения, а потом отказать. Однако решение уже было принято. Его не станут слушать. Он изгой и не может быть принят назад. Бреман для них — опасный человек. Он использовал магию без должной осторожности. Играл с огнем. Такого человека они не станут слушать. Никогда.

Досадно. Он пришел предупредить их, однако ему до них не достучаться. Бреман чувствовал это, а продолжал ждать лишь потому, что хотел окончательно в этом убедиться.

Наконец по истечении четырех часов он смог это сделать. Вошедший через парадные двери Атабаска держался с видом человека, которого оторвали от более важных дел.

— Бреман…

Приветствие прозвучало как прощание. Предводитель друидов не обратил внимания на Каэрида Лока и не отдал ему никакого приказания.

— Великий Круг рассмотрел твою просьбу и решил отказать тебе. Если хочешь, можешь подать ее снова в письменной форме, и она будет передана на рассмотрение комиссии. — Атабаска уселся за стол и принялся изучать кипу бумаг, которые принес с собой. На груди у него, раскачиваясь, словно маятник, ярко блестел Эйлт Друин. — Мы решили не вмешиваться в дела народов, Бреман. То, чего ты добиваешься, нарушило бы это правило. Мы должны быть вне политики, держаться в стороне от межплеменных конфликтов. Твои предположения кажутся нам слишком общими и совершенно необоснованными. Мы не можем полагаться на них. — Атабаска поднял взгляд. — Можешь взять все, что тебе нужно в дорогу, и идти дальше. Желаю удачи. Капитан Лок, проводите, пожалуйста, нашего гостя до главных ворот.

Предводитель друидов снова опустил глаза к бумагам. Бреман смотрел на него, не проронив ни слова, невольно пораженный резкостью отказа, заметив, что Атабаска совсем перестал обращать на него внимание, он тихо произнес:

— Глупец.

Затем повернулся и вслед за Каэридом Локом вышел в коридор, по которому они пришли. Дверь у него за спиной закрылась, и Бреман услышал, как щелкнул замок.

ГЛАВА 3

Каэрид Лок и Бреман молча спустились по ступеням задней лестницы, и только их мерные шаги гулким эхом наполнили закоулки извилистого коридора. Свет, горевший на площадке перед дверью в апартаменты предводителя друидов, остался позади, постепенно сменившись тьмой. Старик изо всех сил старался побороть переполнявшую его горечь. Он назвал Атабаску глупцом, но не был ли сам еще большим глупцом. Кинсон оказался прав. Он зря потратил время, явившись в Паранор. Друиды не собирались слушать своего собрата-изгнанника. Их не интересовали его дикие фантазии. Бреману представлялись саркастические взгляды, которыми они обменивались друг с другом, когда предводитель сообщил друидам о его просьбе. Он будто воочию видел, как они с сожалением качали головами. Самонадеянность ослепила его, не дав правильно оценить, сколь велико препятствие, которое он должен был преодолеть. Если бы ему дали слово, они бы выслушали его. Однако он не сумел этого добиться. Его подвела самоуверенность. Гордость сыграла с ним злую шутку. Он просчитался.

И все же, когда речь идет о том, чтобы кого-то спасти, всегда стоит попробовать. Он был прав, что предпринял эту попытку. По крайней мере, потом его не будут мучить чувство вины и боль за то, что он бездействовал. К тому же откуда ему знать, каков окажется результат. Вдруг его визит принесет пользу и что-то хоть чуть-чуть изменится в их поступках и поведении? Нет, неверно считать, что его приход в Паранор ничего не дал.

— Мне жаль, что тебе не дали выступить, Бреман, — тихо произнес Каэрид Лок, оглянувшись через плечо.

8
{"b":"4802","o":1}