A
A
1
2
3
...
80
81
82
...
115

— Ну и что дальше? — не спеша выдохнул Риска.

Существо на мгновение задержалось в воротах, а затем стало медленно, с трудом пробираться через горящие обломки. Больше никто не появлялся, хотя до Риски доносилась возня северян, устанавливавших складные лестницы у обезлюдевших стен и готовившихся в темноте к последнему штурму, который должен проложить им дорогу в Стедденскую крепость.

«А ведь эту тварь послали помериться со мной силой, — подумал Риска, понимая, что иначе и быть не могло. — Неужели они думают, что я не справлюсь с ней? Хотят проверить силу моего волшебного искусства, силу моей воли? К чему вся эта чушь?»

Конечно, он не знал ответов на эти вопросы. Теперь, пробравшись через пролом во внутренний двор, чудище направлялось к нему. Оно двигалось, расшвыривая в стороны мусор и мертвые тела и не сводя с друида горящих глаз.

«Они хотят поймать меня, — внезапно подумал друид. — Пытаются отвлечь, парализовать мой магический дар, чтобы потом взять меня голыми руками». Он улыбнулся такой самонадеянности.

Тварь с того света продолжала надвигаться на него, выставив дубину вперед как орудие защиты и нападения одновременно. Для бегства еще оставалось время, но Риска стоял на месте. Северяне наблюдали за ними. Они знали, кто он такой, и ждали, чем ответит.

Что ж, им будет что вспомнить!

Когда между ним и тварью осталось с десяток футов, Риска поднял боевое копье, сжал его обеими руками, повертел несколько мгновений, чтобы потянуть время, и послал мерцающий металл в чудище. В этот момент монстр, бросившийся в атаку, как раз навис над ним и уже не мог увернуться от удара. Копье пробило тяжелый лоб с нависающими бровями. Металл, проскрежетав по кости, раскроил череп надвое. Массивная голова чудища запрокинулась назад. Кровь, черным гноем наполнявшая утробу твари, хлынула вниз по разбитой морде. Монстр рухнул на колени, затем замертво упал плашмя.

Риска уже отходил назад, торопясь скрыться за дверью, когда с двух сторон во мраке что-то зашевелилось, и он инстинктивно ответил разрядом магической энергии. Внезапная вспышка пламени осветила нескольких Слуг Черепа, которые, сложив темные крылья и посверкивая красными глазами, подкрадывались к нему в темноте. Риска заскрипел зубами от злости. Они оказались проворней, чем он думал, и успели перебраться через стену в то время, как он услужливо позволил им захлопнуть ловушку. Он бросился влево на того, который был ближе всех, и послал в него огонь друидов. Крылатый охотник упал навзничь, шипя от ярости, а перед Риской, метнувшимся к двери башни, вспыхнуло красное пламя. На него обрушился мощный удар, сбивая с ног. Это один из Слуг Черепа попытался разорвать дворфа своими когтями. Риска вырвался и снова вскочил на ноги. Там, куда ударил огонь, смешавшись с дождем и туманом, клубился пар. С новой яростной силой сверкнула молния и прогремел гром. Позади раздавались ликующие крики — это волна северян хлынула в ворота, заполняя внутренний двор.

Еще один Слуга Черепа бросился в атаку, и Риска едва успел увернуться от внезапного броска темной тени. Вокруг него летали дротики и стрелы. Какой же он глупец, что так задержался здесь! Эта мысль пронзила его ударом молнии. Метнув в обе стороны снопы огня друидов, Риска бросился сквозь стену мечей, зубов и когтей к двери. Он не оглядывался, зная, что увидит там, и опасаясь, как бы это не парализовало его на месте. Дворф отшвырнул очередного Слугу Черепа, который кинулся на него, пытаясь не дать ему уйти. Он в отчаянии поливал огнем друидов во все стороны, отбрасывая врагов, стремящихся приблизиться к нему, и, пробежав последние несколько ярдов до входа так, словно сам был охвачен пламенем, скрылся в дверях.

Споткнувшись в темноте, Риска тут же вскочил на ноги и бросился вперед. В коридорах замка царила кромешная тьма, ни один факел не горел, но Риска, хорошо знавший Стедденскую крепость, мог ориентироваться и без света. Заслышав звуки погони, он промчался до конца первого коридора и метнул назад огненный сноп, который достиг противоположного конца. Это могло лишь задержать преследователей, но Риске большего и не требовалось.

В следующее мгновение он проскочил в тяжелую, обитую железом дверь, захлопнул ее и запер на засов. Теперь им не поймать его, по крайней мере сегодня ночью. Однако Риска зашел слишком далеко и понимал, что в следующий раз может оказаться не столь удачливым.

Чувствуя жжение в рассеченном лбу, друид смахнул кровь, заливавшую ему глаза. Рана не опасная, у него будет время заняться ею позже. Рабур и все остальные наверняка ждут его где-то в тоннеле. Риска слишком хорошо знал короля дворфов и даже предположить не мог, что тот бросит его. Друзья так не поступают.

Он проглотил ком в пересохшем горле.

Что дальше? Он снова с тоской подумал о Тэе Трефенвиде и эльфах.

Ночь опустилась на Арборлон теплым мягким покрывалом темноты. Здесь не было дождя, как на востоке. Ярл Шаннара стоял у окна летнего дома и ждал рассвета. Он не спал всю ночь. Его донимали сомнения, корни которых тянулись к смерти Тэя Трефенвида, изводили мысли о том, что могло бы быть и что будет теперь. Он чувствовал себя так, словно лезет на гору. Подъем начался несколько недель назад, а закончиться должен был сегодня утром. Ярл не мог отогнать отчаяние: обстоятельства определили его будущее, его судьбу так, как он и предположить не мог, и теперь ему уже ничего не изменить.

— Иди ко мне, любимый, — позвала Прея Старл. Девушка стояла в темном холле.

— Я думаю, — холодно ответил он.

Она подошла к нему и, обхватив за пояс, прижала к себе.

— В последнее время ты слишком много думаешь. Верно. Раньше с ним такого не случалось — раньше, пока Тэй был жив, пока не было Чародея-Владыки, грозившего эльфам бедами и страданиями. Тогда он чувствовал себя свободнее, не был скован никакой сколько-нибудь серьезной ответственностью, никакими обязательствами. Его жизнь, его будущее принадлежали только ему, и все дороги мира лежали перед ним. Как быстро все изменилось.

Он поднял тяжелую руку и накрыл ею руки Преи: — Мне по-прежнему не хочется быть королем. И все же с первыми лучами солнца ему предстояло стать королем. По традиции, сохранившейся со времен волшебного царства, эльфийских королей короновали на рассвете. Теперь коронация Ярла Шаннары была предопределена событиями, начавшимися с убийства Кортана Беллиндароша и завершившимися смертью его старшего сына. Многие недели эльфы надеялись, что королевский наследник вернется к ним из своего нелепого похода, который он затеял, чтобы поймать убийц отца. Но Алитен был дерзким глупцом, даже не подозревавшим, какую беду может накликать на свою голову. Предвидя, что он станет их разыскивать, северяне позволили ему напасть на свой след, заманили, устроили засаду и убили. Те немногие из его свиты, кто остался в живых, привезли тело Алитена домой. Он был последним взрослым наследником трона из семьи Беллиндарошей и последней надеждой Ярла Шаннары на то, что эльфийский народ не обратит взор в его сторону.

И вот его опасения оправдались. Многие и раньше не хотели видеть Алитена на месте верховного правителя. Северяне снова угрожали им, требуя весь Стреллихейм, грозя пресечь все контакты с другими землями и их народами. Ни у кого не вызывало сомнений, что вторжение в Западную Землю не заставит себя долго ждать. Стоит только вернуться Чародею-Владыке, который ушел на восток воевать с дворфами. Все это удалось выяснить посланным на разведку Эльфийским Охотникам. До возвращения Алитена Большой Совет не принимал никаких решений, дожидаясь от него официального подтверждения готовности стать королем. Теперь Алитен мертв и остались только двое малолетних внуков бывшего короля. Должен ли вместо них править регент? Или они должны править сами при помощи советников? Всем стало очевидно, что ни одно из этих решений непригодно перед лицом того кошмара, который угрожает эльфам, и их единственная надежда — Ярл Шаннара, двоюродный брат короля, самый опытный воин и стратег в Западной Земле.

81
{"b":"4802","o":1}