ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В сумерки путники поравнялись с границей Мглистой Топи и добрались до Серебряной реки. Торопясь добраться к утру до лежавших впереди высот, откуда были видны равнины Рэбб и все земли к северу, Бреман решил переправляться. Они нашли отмель, где от жары уровень воды заметно понизился, и, когда солнце начало устало садиться за мерцающую на западе поверхность Радужного озера, поднялись на крутой противоположный берег. Там, вновь оказавшись под густой сенью деревьев, путники спешились, привязали лошадей и дальше пошли пешком. К тому времени свет уходящего дня сделался серебристо-серым и тени в наступающих сумерках начали расти. Густой от жары воздух был словно пропитан дымом, в нем ощущался вкус пыли и высохшей травы. Ночные птицы в поисках пищи пронзали тьму, то появляясь, то исчезая. Повсюду раздавалось жужжание насекомых.

Путники подошли к краю обрыва и, взглянув на залитые огненно-красным светом равнины, остановились.

Их взору предстала армия Северной Земли в полном составе. Она расположилась в нескольких милях к северу. Отдельные детали боевых штандартов разглядеть не удавалось, однако огромное темное скопище не оставляло сомнений в том, что это такое. Костры для приготовления пищи уже горели, утыкав луга крохотными точками-светлячками. Лошади медленно растаскивали повозки по периметру, колеса скрипели, всадники и возницы кричали грубыми голосами, развозя оружие и провиант по местам. Под защитой армейских толп стояли палатки, колыхавшиеся от знойного ветра. Одна из них, непроницаемо черная, силуэт которой состоял сплошь из граней и шпилей, одиноко возвышалась в центре лагеря, окруженная свободным пространством, словно рвом. Друид, житель приграничья и девушка молча смотрели на нее сверху.

— Что здесь делает армия Северной Земли? — спросил наконец Кинсон. Бреман покачал головой:

— Не знаю. Должно быть, она вышла из Анара, где мы видели ее в последний раз, и теперь двигается на запад. — Голос его замер, так и не произнеся остального. Если армия Чародея-Владыки уходит из Восточной Земли, значит, с дворфами покончено и теперь их участь ожидает эльфов. Но что стало с Рабуром и его армией? Что стало с Риской?

Кинсон Равенлок в отчаянии покачал головой. Со дня вторжения в Восточную Землю прошли недели. За это время многое могло произойти. Стоя с мечом Урпрокса Скрела за спиной, он вдруг подумал: а что, если они пришли слишком поздно и талисман больше никому не нужен?

Он дотянулся до пряжки ремня, на котором висел меч, расстегнул ее и подал клинок Бреману.

— Мы должны выяснить, что происходит. Естественно, в разведку пойду я. — Он оставил при себе лишь короткий меч и охотничий нож. — Вернусь на рассвете.

Бреман кивнул, не желая спорить. Он понял, что имел в виду житель приграничья. Туда вниз мог пойти любой из них, но в данный момент они не могли позволить себе потерять Бремана. Теперь, когда у них был меч — талисман, явленный в видениях, посланных Галафилом, — они непременно должны были выяснить, как им пользоваться и кто должен стать его обладателем. Сделать это мог только Бреман.

— Я пойду с тобой, — сказала вдруг Марет.

Кинсон улыбнулся. Неожиданное предложение. На какое-то мгновение он задумался над ним, потом ответил, стараясь отказать полюбезнее:

— Когда речь идет о разведке, то чем меньше отправляется народу, тем лучше. Жди меня здесь с Бреманом. Будьте начеку до моего возвращения. Возможно, в следующий раз придется идти тебе.

Он затянул ремень, на котором висели оставшиеся клинки, отошел шагов на десять вправо и начал спускаться по склону обрыва в лучах угасающего света.

Когда житель приграничья ушел, старик и девушка снова вернулись под деревья и устроили лагерь. Еду они съели холодной, не разводя костра, чтобы не привлекать внимания северян, тем более что Слуги Черепа наверняка отправятся на охоту. Путешествие и дневная жара совсем лишили их сил, и не успели они перекинуться несколькими словами, как Бреман заметил, что Марет уже спит.

Время тянулось медленно. Темнота сгущалась, огни вражеского лагеря сделались ярче, небеса стремительно наполнились звездами. Луны в ту ночь не было. То ли наступило новолуние, то ли она взошла слишком низко на юге, и ее невозможно было разглядеть из-за деревьев, которые росли вдоль обрыва. Бреман погрузился в воспоминания о других временах и других местах, о днях, проведенных в навсегда утраченном Параноре, о своем знакомстве с Тэем Трефенвидом и Риской, о том, как он заполучил Кинсона Равенлока в помощники, когда вознамерился выяснить правду о Броне. Размышляя о долгой истории Паранора, он гадал, сможет ли Великий Круг друидов возродиться вновь. Он спрашивал себя, откуда возьмутся новые друиды теперь, когда старые уничтожены. Знания, утраченные вместе с ними, восполнить не удастся. Кое-что упоминалось в летописях друидов, но далеко не все. И хотя друиды в конце, концов превратились в нежизнеспособных затворников, среди них бывали самые мудрые мужи нескольких поколений жителей Четырех Земель. Кто придет им на смену?

Впрочем, все эти рассуждения не имели смысла, поскольку не было никаких оснований полагать, что хоть кто-нибудь останется в живых и сможет собрать новый Великий Круг, если попытка уничтожить Чародея-Владыку окончится неудачей. Бреман вдруг с горечью вспомнил, что у него до сих пор нет преемника. Друид взглянул на спящую Марет и на мгновение задумался, а не сможет ли она занять его место. Странствуя вместе с ним, девушка заметно возмужала с тех пор, как покинула Паранор. Кроме того, у нее настоящий талант. Магическая сила, которой обладает Марет, исключительно мощна. Однако нет никаких гарантий, что она когда-нибудь сможет полностью управлять своей смертоносной силой, а если этого не случится, все бесполезно. Друиды должны подчиняться дисциплине и держать магическую силу под контролем. А Марет еще предстоит борьба за то и другое.

Старик снова посмотрел на травяные луга равнины Рэбб. Он задумчиво провел рукой по земле, и его ладонь случайно легла на меч. «Вот еще полнейшая тайна», — посетовал друид. Что он должен сделать, чтобы найти разгадку? Конечно, он пойдет к Хейдисхорну и попросит помощи, но велика ли уверенность в том, что он ее получит? Что, собственно, изменилось? Сможет ли присутствие меча убедить духов выйти из своих потусторонних пределов? Заинтересует ли он их настолько, чтобы они явились в этот мир? Дадут ли они ответ, памятуя, что когда-то сами были людьми? Смогут ли они понять человеческие проблемы?

Он закрыл глаза и устало потер их. Когда он снова открыл их, то увидел, что один из сторожевых огней врага движется в его сторону. Бреман недоверчиво зажмурился, полагая, что ему почудилось, но огонь продолжал двигаться вперед. Маленькая дрожащая точка направлялась к нему по бескрайней тьме равнин. Казалось, она плывет. Когда она приблизилась, старик невольно поднялся, стараясь сообразить, что делать. Странно, но он не испытывал страха, только любопытство.

Потом огонь остановился и обрел форму. Бреман увидел, что несет его маленький мальчик. У ребенка было гладкое личико и пытливые ясные голубые глаза. Подходя ближе, он приветливо улыбался, держа огонь над головой. Бреман снова мигнул. Никогда прежде он не видел такого света. Он не давал пламени, а светил из стекла в металлической оправе, словно маленькая звезда.

— Привет тебе, Бреман, — тихо сказал мальчик..

— Здравствуй, — ответил Бреман.

— У тебя усталый вид. Путешествие далось тебе нелегко. Но ты многого добился, и мне кажется, твои жертвы не напрасны. — Голубые глаза сияли. — Я Король Серебряной реки. Знаешь обо мне?

Бреман кивнул. Он слышал о волшебном существе, о последнем из них, которое, по слухам, обитало вблизи Радужного озера, в пойме соседней реки и носило ее имя. Говорили, что оно живет уже тысячи лет и что это одно из первых существ, рожденных миром, а его магия столь же древняя, сколь и всемогущая. Иногда оно являлось путникам, нуждавшимся в помощи, чаще в образе мальчика, реже — старика.

— Ты сидишь на границе моих Садов, — произнес мальчик. Он не спеша повел рукой вокруг. — Если приглядишься, то сможешь увидеть их.

84
{"b":"4802","o":1}