A
A
1
2
3
...
84
85
86
...
115

Бреман посмотрел внимательнее, и внезапно обрыв и равнины исчезли. Друид увидел, что сидит в саду, густо заросшем цветущими деревьями и вьюнками. Воздух благоухал их ароматами, а ветви нежной песней шелестели по черному шелку ночи.

Видение растаяло.

— Я пришел дать тебе отдых и ободрить тебя, — сказал мальчик. — В эту ночь ты можешь поспать спокойно. Дежурить не нужно. Твоя дорога увела тебя далеко от Паранора, и она еще не пройдена. Опасности подстерегают тебя на каждом шагу, но, соблюдая осторожность и прислушиваясь к своим чувствам, ты останешься жив и уничтожишь Чародея-Владыку.

— Ты знаешь, что мне делать? — быстро спросил Бреман. — Скажи! Мальчик улыбнулся:

— Ты должен делать то, что считаешь нужным. Таково будущее, оно не дается нам заранее определенным. Будущее — не что иное, как множество возможностей, и мы должны выбрать одну из них и постараться ее осуществить. Сейчас ты идешь к Хейдисхорну. Ты несешь меч духам умерших друидов. Разве такой выбор кажется тебе неверным?

— Нет, но я не уверен, — признался старик.

— Дай мне взглянуть на меч, — вежливо попросил мальчик.

Друид поднял меч, чтобы мальчик смог осмотреть его. Тот протянул было руку, словно хотел взять меч, потом, когда она почти коснулась меча, задержал ее, провел пальцами вниз по клинку и отнял руку.

— Как поступить дальше, ты узнаешь, когда будешь там, — сказал он. — Тебе откроется все, что нужно. Как ни странно, Бреман все понял.

— У Хейдисхорна.

— Да, там, а потом в Арборлоне. Там все изменилось и началось заново. Ты поймешь.

— Скажи, что стало с моими друзьями, что стало с…

— Беллиндароши погибли, и теперь у эльфов новый король. Отыщи его, и получишь ответы на свои вопросы.

— Что с Тэем Трефенвидом? Где Черный эльфинит?

Мальчик встал, прихватив свой странный светильник.

— Спи, Бреман. Скоро настанет утро.

Неодолимая усталость легла на плечи старика. Несмотря на горячее желание, он не смог заставить себя подняться и пойти следом за Королем Серебряной реки. У него еще оставались вопросы, которые очень хотелось задать, но он не мог заставить себя выговорить даже слова. Он соскользнул на землю, закутавшись в плащ, его веки отяжелели, дыхание замедлилось.

Мальчик взмахнул рукой в воздухе.

— Спи, набирайся сил, которые нужны тебе, чтобы продолжить путь.

Мальчик со светильником стал удаляться в темноту, постепенно становясь все меньше и меньше. Бреман еще раз попытался было двинуться за ним, но не смог. Его глаза сомкнулись, дыхание стало более глубоким. Когда мальчик и свет исчезли, он уснул.

На рассвете вернулся Кинсон Равенлок. Он вышел из-под завесы утреннего тумана, густой сыростью висевшего над равнинами Рэбб. Воздух остыл за ночь. Позади шевелилась армия Чародея-Владыки, напоминавшая медлительного зверя, который собирается отправиться в путь. Подойдя к старику и девушке, житель приграничья устало потянулся. Они уже проснулись и ждали его. Оба спали на удивление хорошо. Кинсон по очереди оглядел обоих, подивившись оптимистическому выражению их лиц и яркому блеску глаз. Он бросил свое оружие и, усевшись поудобнее под сенью ветвей небольшой дубовой рощицы, принялся за предложенный ему завтрак.

— Северяне идут на эльфов, — объявил он без всяких предисловий. — Похваляются, что дворфы уничтожены.

— Но ты в этом не уверен, — спокойно предположил Бреман, сидевший напротив него рядом с Марет. Кинсон покачал головой:

— Они загнали дворфов за Рейвенсхорн, громя их на каждом шагу. Говорят, будто разбили их в Стедденской крепости, но Риске и Рабуру удалось бежать. К тому же они не знают точно, сколько дворфов им удалось убить. — Он приподнял бровь. — По-моему, звучит не слишком победоносно.

Бреман задумчиво кивнул.

— Но беспокойство Чародея растет. Он чувствует, что дворфы ему не угрожают, однако боится эльфов, поэтому и повернул на запад.

— Откуда тебе удалось все это узнать? — спросила Кинсона потрясенная Марет. — Как тебе удалось подобраться так близко? Ты же не мог показаться им на глаза.

— Ну, они и видели меня, и не видели. — Житель приграничья улыбнулся. — Я был так близко, что мог дотронуться до них, но они не видели моего лица. Видишь ли, они принимали меня за своего. В потемках, в плаще с капюшоном, слегка пригнувшись, вполне можно сойти за одного из них, тем более что они не ждут никого другого. Старый трюк, опробованный до меня. — Он окинул девушку оценивающим взглядом. — А ты, похоже, отлично выспалась, пока меня не было.

— Я проспала всю ночь, — смущенно призналась Марет. — Все благодаря Бреману, он не стал будить меня на дежурство.

— В этом не было необходимости, — быстро вставил старик, спеша сменить тему. — Теперь нам следует подумать, что делать дальше. Боюсь, мы снова на перепутье. И нам снова придется разделиться. Кинсон, я хочу, чтобы ты отправился в Восточную Землю и поискал Риску. Выясни, что там произошло. Если Рабур и его армия еще способны драться, веди их на запад к эльфам. Скажи им, что у нас есть талисман, который уничтожит Чародея-Владыку, но нам нужна их помощь.

С минуту Кинсон хмуро обдумывал сказанное:

— Я сделаю, что смогу, Бреман. Однако дворфы рассчитывали на эльфов, а эльфы так и не пришли. Сомневаюсь, чтобы теперь у них было большое желание идти эльфам на помощь.

Бреман бросил на него суровый взгляд:

— Твоя задача убедить их в необходимости союза с эльфами. Это самое важное, Кинсон. Скажи им, что Беллиндароши погибли, что избран новый король, именно из-за этого эльфы и медлили. Напомни, что опасность грозит не кому-то одному, а всем нам. — Он мельком взглянул на Марет, сидевшую рядом с ним, потом снова на жителя приграничья. — Я должен идти к Хейдисхорну, чтобы поговорить с духами умерших о мече. Оттуда я отправлюсь на запад к эльфам искать того, кому надо его передать. Там мы снова и встретимся.

— А куда мне идти? — тут же спросила Марет. Старик помедлил:

— Пожалуй, ты больше нужна Кинсону.

— Никто мне не нужен, — немедленно возразил житель приграничья. Его темные глаза встретились с глазами девушки и тут же опустились вниз.

Марет вопросительно посмотрела на Бремана.

— Я сделал для тебя все, что мог, — спокойно ответил тот.

Девушка, кажется, поняла, что он имел в виду. Она заговорщически улыбнулась ему и взглянула на Кинсона:

— Мне бы хотелось пойти с тобой, Кинсон. Тебе предстоит долгий путь, и возможно, будет лучше, если мы отправимся вдвоем. Ты ведь не боишься меня, не так ли?

Кинсон фыркнул:

— Да нет, но смотри не забудь, что сказал тебе Бреман про посох. Может быть, он убережет тебя от желания метнуть огонь мне в спину.

Не успел он произнести эти слова, как тут же пожалел о них.

— Я не то имел в виду, — смущенно сказал он. — Извини.

Она отрицательно покачала головой:

— Я знаю, что ты имел в виду. Можешь не извиняться. Мы ведь друзья, Кинсон. А друзья понимают друг друга.

Девушка ободряюще улыбнулась, задержав взгляд на нем, и в этот момент Кинсон подумал: а ведь она права, они действительно стали друзьями. Но сейчас же поймал себя на мысли, не имела ли она в виду нечто большее.

ГЛАВА 26

Теперь, после того как все ушедшие вместе с ним из Паранора пошли своей дорогой, Бреман остался один. Он направился на север, к Хейдисхорну. Старик выехал на равнины Рэбб и пробирался сквозь утреннюю мглу, а тем временем в безоблачном небе вставало солнце. Он придерживал лошадь, все больше удаляясь на восток от собирающейся в путь армии Северной Земли, дабы не попасться на глаза разведчикам, которых северяне непременно вышлют вперед, а заодно и отставшим солдатам, которых всегда хватает. Издалека до него доносились громыхание повозок и орудий, скрип упряжи — словом, вся та бестолковая и шумная возня, которая разворачивалась в предрассветной мгле. Бреман, окутанный магическим покровом, чтобы даже случайно его не смогли увидеть, прислушивался к этой мешанине звуков, стараясь различить в ней что-либо угрожающее, и пристально наблюдал за любым движением, которое легко не заметить в тумане.

85
{"b":"4802","o":1}