ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Очень медленно и как-то робко Шепоточек приблизился к Брин и ткнулся носом ей в лицо. Девушка крепко обняла кота и расплакалась.

Голос Джайра сорвался придушенным хрипом — свет в кристалле погас. Вместе со светом исчезло лицо сестры. В вернувшейся тьме нависло тягостное молчание. Долинец обвел неуверенным взглядом лица друзей — бледные искаженные лица.

— Это были Безголосые, — произнес наконец Слантер.

— Кто? — испуганно выдохнул Эдайн Элессдил.

— Те черные твари, их называют Безголосые. Порождения темной магии. Они охраняют тоннели под Гранью Мрака, где проходят сточные каналы… — Гном вдруг замолчал и быстро взглянул на Джайра.

— Значит, она уже здесь, — выдавил долинец, крепко сжимая кристалл обеими руками. Слантер кивнул:

— Да, мальчик, она здесь. И гораздо ближе к той яме, чем мы.

Черной тенью Гарет Джакс вскочил на ноги. Все остальные тоже поднялись.

— Похоже, у нас нет ни времени, ни выбора. Нужно идти здесь. И идти сейчас. — Даже в полумраке тоннеля глаза Мастера Боя горели холодным огнем. Он протянул друзьям руки ладонями вверх: — Дайте мне ваши руки.

Один за другим путешественники соединили руки.

— Мы все поклянемся, — серьезно проговорил Гарет Джакс, и голос его зазвенел. — Долинец дойдет до Колодца Небес. Он дал обет, и он его исполнит. И мы будем рядом. Все как один, что бы ни случилось. Все как один — до конца. Клянитесь.

Тишина длилась только мгновение.

— Все как один, — повторил Хельт своим низким хрипловатым голосом.

— Все как один, — отозвались остальные. Опустив руки, Гарет Джакс повернулся к Слантеру:

— Веди нас, гном.

ГЛАВА 40

Словно призраки, которых они остерегались, путешественники скользили по темному тоннелю, ведущему к подвалам Грани Мрака. Им повезло: в нише у входа в тоннель они нашли целую груду факелов, так что друзьям не пришлось пробираться на ощупь в кромешной тьме. Слантер уверенно вел отряд, выбирая дорогу по сумрачным коридорам; суровое лицо его оставалось бесстрастным, и только глаза лихорадочно поблескивали в пляшущем свете факела, выдавая тщательно скрываемый страх. Но Джайр сразу его заметил, потому что тот же страх прокрался и в его душу.

Он тоже боялся. Когда Джайр представлял себе раньше, как все это будет, уверенность в благополучном исходе не покидала его, придавая силы. Но теперь она вдруг сменилась каким-то безумным, едва сдерживаемым страхом. Таким сильным, что кровь стыла в жилах. Странные обрывочные мысли вихрем неслись в сознании, пока он шагал по сумрачному тоннелю, вдыхая запах плесени и собственного пота, — мысли о доме в Тенистом Доле, о родителях (а он даже не знал, что с ними теперь), о друзьях и знакомых, о привычных вещах, что остались далеко-далеко и, быть может, утрачены навсегда. Мысли о темных тварях, которые преследовали его, об Алланоне и Брин и о миссии, приведшей их в это мрачное место. Все смешалось, словно краски в воде, в бессмысленный круговорот беспорядочных образов, сменяющих друг друга с неуловимой быстротой. Нет, так нельзя. Юноша собрал, будто пальцы в кулак, все свое мужество, всю решимость, отгоняя страх.

Ветвясь и петляя, тоннель забирал вверх. Уже стало казаться, что этому каменистому лабиринту не будет конца. Но Слантер уверенно сворачивал по перекрещивающимся коридорам и в конце концов вывел отряд к широкой, обитой железом двери. Там путешественники остановились. Кругом было тихо, так тихо, что Джайр даже слышал, как стучит кровь у него в висках. Слантер приложил ухо к двери, прислушиваясь. Остальные молча ждали.

Наконец гном кивнул. Взявшись обеими руками за тяжелую задвижку, он осторожно открыл запор и потянул за дверную ручку. Глухо скрипнув, дверь поддалась. За ней оказалась крутая лестница, уводящая вверх и пропадающая во тьме, которую не мог разогнать бледный свет факелов. Вокруг царило безмолвие. Друзья начали подъем — медленно и осторожно вверх по истертым ступеням. Лестница вывела их через пролом в каменных плитах пола в какое-то темное помещение. Скрип сапог по ступеням отдался во мраке скрежещущим эхом. Эхо замерло где-то вдали. Джайр с трудом проглотил застрявший в горле ком. У него вдруг возникло неприятное ощущение, словно там, наверху, нет ничего, кроме тьмы.

Выбравшись из черного колодца лестницы, друзья столпились у пролома, выведшего их сюда, и, подняв факелы повыше, принялись разглядывать странное помещение, окутанное мраком. Бледный свет не добирался ни до стен, ни до потолка, и у путешественников сложилось впечатление, что они находятся в громадном зале. Таком необъятном, что они ощущали себя просто карликами. На границе света факелов вырисовывались какие-то темные силуэты — корзины и бочки. Постепенно глаза путешественников привыкли к полумраку. Теперь друзья разглядели, что деревянные бочки либо ссохлись, либо подгнили, а их железные обручи проржавели. Все было затянуто паутиной; слой пыли толщиной, наверное, с палец покрывал пол.

Казалось, уже много лет никто не заходил сюда, и все же в пыли на полу ясно отпечатались следы. Непонятные, нечеловеческие следы. Джайра забил озноб: кто бы ни был тот, кто спускался в подвалы Грани Мрака, он прошел здесь совсем недавно!

Слантер подал знак идти. Путешественники двинулись от лестничного колодца в темноту, пробираясь буквально на ощупь, — при каждом шаге из-под ног легкими облачками поднималась пыль и как будто примешивалась к свету факелов, обращая желтое свечение в сероватую мглистую дымку. Друзья миновали груды всяких припасов.

А потом вдруг пол поднялся на новый уровень — лестницей во всю ширину зала на полдюжины ступенек. Пройдя еще ярдов двадцать, путешественники оказались в широком коридоре со сводчатым потолком. Ряды наглухо закрытых железных дверей тянулись по стенам с обеих сторон, в массивных подставках чернели обгорелые головешки факелов, тяжелые цепи лежали кучами вдоль стен. Какие-то скользкие насекомые метались по камням, отползая от света во мрак. Дышать стало трудно — мерзкая вонь исходила, казалось, от самого камня.

Но коридор вскоре закончился у еще одной лестницы, она извивалась точно каменная змея, уводя вверх. Лишь мгновение Слантер помедлил, а потом начал подъем. Остальные молча последовали за ним. Сделав два полных круга, лестница вывела путешественников в сумрачный коридор. Через несколько дюжин ярдов он разветвлялся на два прохода. Слантер без колебаний свернул направо. Этот новый коридор уперся в железную дверь. Тщетно гном дергал задвижку — она не поддавалась. В конце концов Слантер отступил, качая головой. На его желтом лице читалось тревожное недоумение. Он явно надеялся, что дверь будет открыта.

Гарет Джакс вопросительно посмотрел на гнома и указал рукой себе за плечо. Он ничего не сказал, но его однозначный жест выражал вопрос: нельзя ли вернуться и пойти по другому тоннелю? Слантер лишь покачал головой, отвечая на безмолвный вопрос. Он не знал.

Еще мгновение они стояли нерешительно глядя в глаза друг другу, а потом Слантер шагнул прочь от двери, подав знак остальным идти за ним. Путешественники вернулись к развилке и свернули в левый проход. Он оказался гораздо длиннее, чем первый. Друзья прошли мимо черных колодцев лестниц, уходящих куда-то вниз, мимо окутанных мраком глубоких ниш, мимо железных дверей — все они были заперты. Иногда гном неуверенно приостанавливался, словно колеблясь, но потом шел дальше. С каждой минутой Джайр чувствовал себя все более неуютно.

Но наконец и этот коридор закончился. Он привел путешественников к двустворчатым железным дверям, таким огромным, что Слантеру пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до ручки. Дверь поддалась с какой-то удивительной легкостью, и правая створка бесшумно открылась внутрь. Друзья осторожно выглянули в открывшийся проем. Там был еще один громадный зал, заставленный ящиками и мешками. Сквозь узкие прорези в стенах — высоко, у самого потолка — пробивался сероватый свет, едва разгоняя угрюмый сумрак.

103
{"b":"4803","o":1}