ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Слантер указал пальцем на прорези в стенах, а потом — в дальний конец зала на еще одни закрытые железные двери. Все тут же поняли, что он хочет сказать. Они уже были внутри Грани Мрака. Друзья вошли в зал. Тут уже не было пыли на полу и густой паутины на корзинах и бочках. Мерзкий гнилостный запах держался и здесь, но, похоже, теперь он шел из коридоров снаружи. Впрочем, какая разница? Джайр с отвращением поморщился. Он вполне серьезно подумал о том, что им, вероятно, и не придется столкнуться с темными тварями, охраняющими крепость, — эта вонь прикончит их раньше. Запах такой же противный, как сбоку в полумраке что-то заскреблось. Гарет Джакс предостерегающе вскрикнул и резко повернулся, уже держа в обеих руках по кинжалу.

Слишком поздно. Что-то громадное, черное, крылатое метнулось из мрака, распластавшись в воздухе точно летучая мышь исполинских размеров. В тусклом свете серых лучей черной вспышкой сверкнули острые зубы и когти, крылья, обтянутые морщинистой кожей, затрепетали, и пронзительный крик вырвался из глотки чудовища. Такой стремительной была эта неожиданная атака, что друзья не успели ничего предпринять, чтобы защититься. Тварь налетела на Хельта, бешено молотя мощными крыльями. Крик чудовища обратился в устрашающее шипение. Каллахорнец отшатнулся и едва не упал, но все-таки устоял на ногах и, схватив бьющуюся тварь обеими руками, оторвал ее от себя. А потом со всей силы швырнул ее на груду ящиков и корзин.

Гарет Джакс прыгнул вперед — кинжал просвистел в воздухе и пригвоздил черную тварь к деревянному ящику.

Слантер был уже на другом конце зала.

— Уходим! — проревел он, распахивая железную створку массивной двери.

Друзья со всех ног бросились прочь из зала. Когда все выбрались, Слантер захлопнул дверь и задвинул засов. Гном тяжело привалился к двери, стараясь унять дрожь.

— Что это было? — выдохнул Форкер. Его побледневшее лицо блестело от пота. Гном потряс головой:

— Не знаю. Какая-то злобная тварь, порождение магии странников. Наверное, какой-нибудь страж.

Закрывая руками лицо, Хельт упал на одно колено. Сквозь пальцы его сочились алые струйки — кровь..

— Хельт! — прошептал Джайр и шагнул к нему. — Хельт, ты ранен…

Каллахорнец медленно поднял голову, отводя руки от лица, исполосованного глубокими ранами. Одно веко раздулось — глаз уже заплывал. Хельт вытер кровь рукавом и небрежно махнул долинцу:

— Да так, пара царапин. Ничего страшного.

Но при этом лицо каллахорнца исказилось от боли. Не без усилий поднялся он на ноги, опираясь о стену. В глазах Хельта появился какой-то тревожный блеск.

Слантер наконец оторвался от двери и неуверенно огляделся. Путешественники стояли в узком коридоре. С одной стороны коридор упирался в железные двери, с другой — в лестницу, уводящую наверх, к свету дня.

— Туда! — Гном направился к лестнице. — Быстрее — пока никакой другой мерзости не появилось!

Все поспешили за гномом, только Хельт так и остался стоять, прислонившись к стене коридора. Джайр оглянулся и остановился.

— Хельт? — тревожно позвал он.

— Поторопись, Джайр, — проговорил каллахорнец, стирая кровь с лица. Он с трудом оторвался от стены и неверным шагом направился следом за остальными. — Иди, говорю. Не отставай от них.

Джайр послушался, зная, что Хельт пойдет следом, но зная и то, что ему это будет непросто. Что-то неладное творилось с каллахорнцем.

Друзья добрались до конца коридора и бросились вверх по лестнице. Если раньше в крепости было так тихо, что казалось, она вымерла, то теперь тишину всколыхнули беспорядочный топот ног и голоса. Хриплые голоса гномов — пока неясные и отдаленные. Вопль крылатой твари поднял тревогу: в башне незваные гости! Мысли Джайра путались.

Только ты не забудь, твердил он себе, у тебя есть защита — песнь желаний. Но нельзя терять голову, иначе никакое заклятие уже не поможет…

Что-то просвистело перед самым лицом — долинец споткнулся от неожиданности и упал на каменные ступени. Стрела! Хельт одним прыжком подскочил к нему и поднял юношу на ноги. Стрелы полетели смертоносным градом со всех сторон: и снизу, из коридора, и сверху, с крепостных стен. Лестница вывела путешественников на крепостную стену, откуда открывался вид на широкую открытую площадку в окружении башен и укреплений. Горстка гномов с дикими воплями бросилась наперерез беглецам, но Гарет Джакс без труда расчистил дорогу. Друзья пронеслись по крепостной стене к ближайшей башне, откуда спускалась лестница во внутренний двор. На верхней ступеньке Слантер остановился.

— Вот там подъемная решетка! — Он указал через внутренний двор на широкий проем в каменной стене. Сейчас выход был открыт. — Оттуда самый короткий путь до Круха! — Гном скривился, пытаясь перевести дыхание. — Как только гномы разгадают наше намерение, они опустят решетку. И все — мы в ловушке. Но если мы доберемся туда раньше… тогда уж мы их запрем здесь и избавимся от погони!

Гарет Джакс кивнул. Даже в таком отчаянном положении Мастер Боя оставался на изумление спокойным.

— Где лебедка?

— Там, под воротами, — указал Слантер. — Нам надо как-то заклинить колесо!

Крики неслись уже отовсюду; внизу, во внутреннем дворе, собирались гномы.

Гарет Джакс резко выпрямился:

— Тогда быстрее — пока их еще не так много.

Друзья бросились вниз по лестнице. В башне было темно и тихо. Слантер первым добрался до двери во двор и с ходу распахнул ее. Двор буквально кишел гномами.

— Проклятие! — выдохнул Слантер. Отряд рванулся к воротам.

Гладя Шепоточка по голове, Брин Омсворд медленно поднялась на ноги. В пещере вновь стало тихо. На мгновение Брин неподвижно застыла на мосту, глядя через черную пропасть туда, где в конце узкого сводчатого коридора сиял бледный свет дня. Девушка тихонько почесала Шепоточка за ухом, ощущая каждую рану и царапину на теле зверя, ощущая его боль.

— Больше никогда, — прошептала она. И шагнула вперед. Не оглядываясь, Брин прошла мост и направилась к коридору, выводящему из пещеры на свет. Неслышно ступая, Шепоточек двинулся следом, синие глаза зверя мерцали в полумраке. Брин ни разу не обернулась. Она и так знала, что кот идет за ней. Девушка настороженно вглядывалась в каждую трещину в полу пещеры, в каждый каменный выступ, опасаясь появления новых черных тварей или еще каких-нибудь кошмарных порождений темной магии. Но нет, больше тут никого не было. Остались только они с Шепоточком.

Уже через пару минут Брин оказалась в коридоре с гладкими стенами и странными символами, выбитыми в камне. Она даже не приостановилась, чтобы рассмотреть эти таинственные знаки. Теперь, когда цель была так близко, Брин не могла отвлекаться. Быстро прошла она коридор. И вышла на свет.

Наступал вечер, солнце клонилось к западу. Облака и туман, серой пеленой затянувшие небо и горы, приглушали его сияние. Все казалось каким-то зыбким и призрачным: и туман, и облака, и даже скалы, омываемые мутным светом. Брин огляделась. Она стояла на выступе скалы, нависающем над долиной. Голые унылые вершины окружали ее со всех сторон. Все имело мертвенный, свинцово-серый оттенок. Цвет как будто мерцал, переливаясь. И особенно внизу, в долине. Брин подняла глаза. Позади, высоко-высоко, словно балансируя на вершине утеса, застыла мрачная одинокая крепость. Грань Мрака. И оттуда, извиваясь узкой лентой, вела вниз каменная лестница. Вершина Круха терялась где-то в нагромождении скал над крепостью, куда не мог проникнуть взгляд девушки. Лестница спускалась с утеса, огибала выступ, на котором стояла Брин, и крутой спиралью сбегала в долину.

Теперь Брин смотрела туда. Долина представляла собой глубокую сумрачную впадину, дно которой пропадало в мглистой дымке, куда не могли проникнуть даже солнечные лучи. Склоны ее густо заросли кустарником и сплетенными деревьями. Настоящий дремучий лес, темный и неприступный. Этим непроходимым дебрям, казалось, не было ни начала, ни конца, и только стена высоких утесов сдерживала бурный натиск растительной стихии. Если б не горы, этот мрачный лес поглотил бы, наверное, всю землю.

104
{"b":"4803","o":1}