A
A
1
2
3
...
105
106
107
...
123

— Прости меня, мальчик, но это нужно.

Рука гнома крепко сжала плечо долинца, вторая рука легла на древко. Слантер резко выдернул дротик. Джайр закричал и едва не потерял сознание, но гном поддержал его, не давая упасть. Слантер оторвал большой лоскут от своей рубашки и, обмотав им рану долинца, закрепил повязку поясом, стянув потуже.

Встав под самой решеткой, Гарет Джакс, Форкер и Эдайн Элессдил отчаянно отбивались от взбешенных гномов. За дюжину шагов от них — все еще в сторожевой башне — Хельт сдвинул рычаги лебедки. Ворота вновь поползли вниз.

Джайр моргнул. Слезы, вызванные невыносимой болью, мешали ему разглядеть все как следует. Что-то было не так. Хельт оставался в башне. Он не пытался прорваться к воротам. Он просто стоял, привалившись к скрежещущему механизму, и смотрел, как опускается решетка. Все ниже и ниже.

— Хельт?.. — выдохнул потрясенный долинец.

Он уже понял намерение каллахорнца. Хельт будет ждать, пока решетка не опустится совсем, а потом заклинит колесо лебедки. Если он это сделает, то окажется в западне. И непременно погибнет.

— Хельт, нет! — в отчаянии крикнул Джайр и рывком поднялся на ноги.

В этот момент решетка упала, ее нижние колья глубоко вонзились в землю. Гномы взвыли от ярости и все как один повернулись к человеку в башне. Собрав всю свою силу, гигант каллахорнец навалился на рычаги, вырывая их из пазов.

— Хельт! — вновь закричал Джайр, пытаясь вырваться из крепких объятий Слантера. Гному едва удалось удержать его.

Держа пику наперевес, Хельт шагнул к двери в башню. Гномы нахлынули ревущей волной. Каллахорнец пошатнулся и слегка отступил под сокрушительным натиском, но все-таки — пусть на одно только мгновение — он сдержал их всех. А потом ревущая волна поглотила его.

Джайр застыл на месте, не в силах отвести взгляд от этого ужасного зрелища. Гарет Джакс подлетел к нему и, резко развернув, подтолкнул юношу вперед.

— Не стой! — проревел Мастер Боя. — Быстрее, Джайр Омсворд, беги!

Пошатываясь, в оцепенении долинец побрел прочь от ворот.

— Он уже умирал, — тихо проговорил Гарет Джакс. Джайр вскинул голову и встретился глазами с пристальным взглядом Мастера Боя. — Та крылатая тварь в подвале, она отравила его. Смерть уже была в его глазах, долинец.

Джайр только молча кивнул, вспомнив тот странный тревожный взгляд каллахорнца.

— Но мы… — выдавил он. — Мы бы, наверное, могли…

— Мы бы много чего могли, будь мы не здесь, а где-нибудь еще, — оборвал его Гарет Джакс. Таким спокойным, таким холодным был его голос. — Яд был смертельным. Он знал, что умирает. И выбрал такую смерть. Не спи, долинец, беги!

Гигант Хельт! Джайр вспомнил, как добр был к нему каллахорнец. Вспомнил его ласковый взгляд, тихий голос. Хельт, о котором он, Джайр, так почти ничего и не узнал…

Склонив лицо, чтобы скрыть слезы, долинец помчался вперед.

У самого края Круха, там, где гигантская лестница соединялась с выступом на утесе под Гранью Мрака, растянувшись на голых камнях, лежал Шепоточек и ждал, пока не вернется Брин или пока не придет сюда его хозяйка. Слух зверя был гораздо острее, чем слух человека, и кот уже давно услышал яростные крики битвы где-то наверху. Шепоточек настороженно приподнял голову, но пока эти звуки в далекой крепости ничем ему не угрожали, поэтому он продолжал лежать неподвижно, держась, впрочем, начеку.

Но потом вдруг возник еще один звук, но он шел не сверху, из Грани Мрака. Приглушенный звук крадущихся шагов по каменным ступеням Круха. Шепоточек поднял голову. Кто-то спускался сюда. Когти царапали по камням. Болотный кот вновь уронил голову на лапы и словно растворился, слившись со скалой.

Через пару секунд на ступенях вверху мелькнула какая-то тень. Сначала Шепоточек уловил лишь движение и замер, вжавшись в камень. Кот прищурился, узнавая. Точно такая же черная тварь, как те из пещеры у моста, бесшумно скользила по Круху вниз. Мертвые глаза невидяще уставились в пространство. Тварь не видела Шепоточка. Кот ждал. И когда лишь с полдюжины шагов отделяло его от чудовища, Шепоточек прыгнул. Еще до того как черная тварь успела сообразить, что происходит, кот налетел на нее сгустком стремительного бесшумного движения. Тварь взмахнула руками и, сорвавшись с Круха, камнем полетела вниз, в серую мглу долины. Балансируя на самом краю каменных ступеней, Шепоточек смотрел, как она упала в заросли черного леса. Словно судорога прошла по деревьям, ветви затрепетали, закручиваясь и изгибаясь. Мерзкое зрелище. Это было похоже на то, как если б гигантская глотка что-то с жадностью проглотила. А потом все опять успокоилось. Лес замер.

Плотно прижав уши, Шепоточек попятился от края лестницы; глаза зверя горели ненавистью и страхом. Тошнотворный запах, поднимающийся из мглистых дебрей внизу, ударил в ноздри кота. Шепоточек закашлялся и зашипел от отвращения.

Кот улегся было на прежнее место на скалистом уступе, но новый звук почти тут же поднял его. Еще две черные твари спускались по Круху, а следом за ними — зловещая высокая фигура в темном плаще с капюшоном. Шепоточек глухо зарычал, синие глаза-блюдца превратились в узкие щелки. Прятаться было поздно. Его уже заметили.

Зверь зашипел, оскалившись, и приготовился встретить врагов.

Джайр Омсворд и его спутники со всех ног неслись по сумрачным коридорам Грани Мрака, мимо проржавевших железных дверей и крошащихся каменных стен, по истертым, выщербленным лестницам, через огромные залы, дрожащие гулким эхом. Пахло плесенью и нечистотами. Древняя крепость, казалось, медленно умирает, разлагаясь и загнивая в вековом запустении. Ничто здесь, внутри этих мрачных стен, не стремилось к жизни, только в смерти находя покой и удовлетворение. Только смерти желало оно.

“И моей смерти тоже, — думал Джайр на бегу. В раненом плече пульсировала боль. — Эта ужасная крепость, она хочет меня поглотить, растворить в себе, чтобы добавить еще одну смерть к своему бесконечному умиранию”.

Впереди черной тенью мчался Гарет Джакс, указывая дорогу. Во мраке было пусто и тихо; напряженное, какое-то выжидающее безмолвие поселилось в крепости. Гномы остались далеко позади, Морды так и не появились. Долинец едва поборол внезапно охвативший его страх. Куда делись странники? Почему ни один из них до сих пор не показался? Ведь они где-то здесь, внутри этих мрачных стен, затаились и ждут — страшные существа, разрушающие тело и разум. Они где-то здесь, и они еще появятся.

Но вот когда?

Джайр оступился и едва не упал, навалившись на Слантера. Гном подхватил его.

— Смотри под ноги! — прокричал Слантер. Плечо словно взорвалось от боли. Долинец сжал зубы.

— Мне так больно, Слантер, — выдавил он. — Каждый шаг…

Гном быстро отвернулся:

— Если болит, значит, ты еще жив, мальчик. Ну, бегом!

И Джайр Омсворд вновь побежал. Теперь друзья мчались по длинному извилистому коридору, и откуда-то спереди доносились топот ног и перекликающиеся голоса. Гномы пошли по другому пути и сейчас искали беглецов.

— Мастер Боя! — внезапно окликнул Слантер.

Гарет Джакс резко остановился. Гном указал рукой на темную нишу в стене, где была небольшая дверь, а за ней — узкая лестница, уводящая вверх, в черноту.

— Попробуем там проскользнуть, — тяжело дыша, пропыхтел Слантер и в изнеможении привалился к камню стены. — Но сначала — мальчуган. Ему надо передохнуть.

Он быстро снял с пояса флягу с элем и поднес ее к губам долинца. Джайр благодарно припал к 578 фляге и сделал несколько жадных глотков. Горький и крепкий эль, казалось, прожег юношу изнутри, и боль вроде бы отпустила, почти тут же. Джайр прислонился к стене рядом с гномом и наблюдал, как Гарет Джакс скользнул вперед, настороженно вглядываясь в темноту вверху. Скорчившись в сумраке ниши, Форкер и Эдайн Элессдил встали на страже у самого выхода на лестницу.

106
{"b":"4803","o":1}