ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Джайр, похоже, не знал вообще никаких пределов. Порывистый и своевольный, он никого не слушал, особенно когда дело касалось волшебной песни. Если он был уверен, что все сойдет с рук, его ничто не могло остановить.

И все-таки в нем эльфийская магия проявляла себя по-другому…

— Брин?

Она очнулась от задумчивости.

— Да ладно, мама, ничего страшного, если Джайр поиграет с песнью желаний. Это же все так, несерьезно.

Эретрия покачала головой:

— Даже игрушка может стать опасной, если бездумно с ней обращаться. И ты должна уже знать, что эльфийская магия не безвредна, так или иначе, но она влияет на человека. А теперь послушай меня. И ты, и твой брат уже давно вышли из того возраста, когда папа с мамой должны думать за вас. Но добрый совет никогда не помешает. Нам бы очень хотелось, чтобы вы не пользовались вашей силой, пока нас с папой не будет. Все это привлекает излишнее внимание. А это нам совершенно незачем. Пообещай мне, что вы не будете обращаться к заклятию — ни ты, ни Джайр.

Брин медленно опустила голову.

— Это все из-за тех слухов, да? О черных странниках? — Она сама слышала эти странные россказни. В последние дни на постоялом дворе только об этом и говорили. Черные странники — безголосые, безлицые порождения темного колдовства, беззвучно крадущиеся в ночи, возникающие ниоткуда. Говорили даже, что это Чародей-Владыка и его приспешники снова вернулись в мир. — Из-за этого?

— Да. — Мать улыбнулась ее понятливости. — А теперь пообещай.

Брин улыбнулась в ответ:

— Я обещаю.

А про себя подумала, что все это совершенная ерунда.

Еще через полчаса родители собрались и были готовы к выходу. Наконец появился Джайр. Оказалось, он бегал на постоялый двор за конфетами маме в дорогу. Оставалось только попрощаться.

— Помни, что ты обещала, Брин, — шепнула ей на ухо мать, целуя и обнимая детей на прощание.

Старшие Омсворды забрались в фургон, и он медленно покатился по пыльной дороге.

Брин смотрела им вслед, пока фургон не пропал из виду.

Весь этот день Брин, Джайр и Рон Ли бродили по лесам Дола и только ближе к вечеру засобирались домой. Солнце уже садилось на краю долины, тени стали длиннее. Час ходьбы оставался до деревни, но и Омсворды, и горец знали эти леса как свои пять пальцев и нашли бы тропу сквозь заросли даже самой темной ночью. Они шли неторопливо, наслаждаясь красой осеннего вечера.

— Пошли завтра на рыбалку, — предложил Рон и улыбнулся Брин. — Уж больно хороша погода. Даже если ничего не выудим, так хоть погуляем.

Он шел впереди как самый старший. За спиной, под широким охотничьим плащом, в потертых ножнах висел меч Ли. Когда-то этот меч передавался от короля принцу — наследнику трона Ли. Но даже металл стареет, и прежний меч заменили новым. Рон же всегда восхищался старым клинком, ведь именно его брал с собой его прадед Менион Ли, когда ходил на поиски легендарного Меча Шаннары. Поэтому отец Рона, видя, как горят глаза у юноши, отдал ему меч прадеда — меч наследного принца Ли, — хотя Рон был младшим из детей.

Брин нахмурилась:

— По-моему, ты кое-что забыл. Мы ведь обещали папе кое-что сделать по дому и завтра как раз собирались заняться ремонтом. Разве нет?

Рон беспечно пожал плечами:

— Почему обязательно завтра? Это может подождать, сделаем в другой раз.

— А я предлагаю обследовать границы Дола. Поискать этих духов, Мордов, — вступил в разговор Джайр Омсворд. Худощавый, но крепкий юноша, он унаследовал от отца его эльфийские черты: узкие глаза, брови, расходящиеся под острым углом, слегка заостренные уши под шапкой непослушных пшеничных волос.

Рон рассмеялся:

— А ты много знаешь об этих странниках, Тигра? — Это было прозвище Джайра.

— Не больше, чем ты. Мы здесь, в Доле, слушаем те же истории, что и вы у себя на плоскогорье, — ответил долинец. — Черные странники, призраки — Морды, что крадутся во тьме и из тьмы возникают. В гостинице только об этом и говорят.

Брин укоризненно посмотрела на брата:

— Но это же просто глупые выдумки.

— А ты как думаешь? — спросил Джайр у Рона. К изумлению Брин, горец пожал плечами:

— Может быть. А быть может, и нет. Брин вдруг рассердилась:

— Но, Рон, так же было всегда. После гибели Чародея-Владыки постоянно о чем-нибудь таком болтают. Но только болтают. Почему же на этот раз должно быть по-другому?

— Я не знаю, что там должно быть. Я просто думаю, осторожность нам не помешает. Помнишь, Шиа Омсворд тоже сначала не верил рассказам о Слугах Черепа и едва за это не поплатился.

— Вот поэтому я и считаю, что нам надо облазить окрестности, — настойчиво повторил Джайр.

— Но зачем? — горячилась Брин. — Искать приключения на свою голову? А вдруг они действительно так опасны, эти Морды? Что ты будешь делать, если и в самом деле встретишь их? Споешь свою песенку?

Джайр вспыхнул:

— И спою, если понадобится. Я обращусь к магии…

— Магия — это не игрушка, Джайр, — резко оборвала его Брин. — Сколько раз мне тебе повторять?

— Я просто хотел сказать…

— Знаю я, что ты скажешь. Ты думаешь, что песнь желаний делает тебя всемогущим. Но ты глубоко ошибаешься. Послушал бы лучше папу, что он говорит о магии. Однажды у тебя будут крупные неприятности. Из-за нее, между прочим. Джайр в недоумении глядел на сестру.

— А что ты так сердишься? А действительно, что она так распалилась? Все равно ничего это не даст.

— Прости, пожалуйста. Я просто пообещала маме, что, пока их нет в Доле, мы с тобой забудем о песни желаний. Наверное, поэтому меня вывело из себя, когда ты заговорил о том, что хочешь пойти искать этих Мордов.

Теперь уже рассердился Джайр, его голубые глаза потемнели.

— А почему ты даешь за меня обещания, Брин? Кто дал тебе право…

— Никто, конечно, но мама…

— Мама ничего не понимает…

— Вот черт, да перестаньте вы! — Рон Ли умоляюще вскинул руки. — Когда вы ссоритесь, я каждый раз думаю: как хорошо, что я поселился в гостинице, а не под одной крышей с вами. Ладно, оставим все это. Мы говорили о чем? О рыбалке. Так идем мы завтра или нет?

— Идем, — поддержал его Джайр.

— Идем, — согласилась Брин. — Как только закончим дела по дому.

Дальше они шли уже молча. Все это время Брин думала об одержимости Джайра песнью желаний. Мама права: как только представляется случай, Джайр применяет заклятие. Нужно это или не нужно, он не может устоять перед искушением воспользоваться магической силой. Он не видит в этом никакой опасности, потому что в нем эльфийское колдовство проявилось, не так, как в Брин. Совсем не так. Брин действительно может изменять облик и поведение живых существ по своему желанию. Изменять по-настоящему. Джайр создает лишь иллюзии. Видимость изменений. Все, что он делает с помощью магии, только кажется. Естественно, это дает ему большую свободу в экспериментах с заклятием. Он делает все это втайне, но все-таки делает. Даже Брин не знала, как далеко он продвинулся и чему научился.

День уже отступил, и на землю спустился вечер. Как белесый маяк, полная луна светила над восточным горизонтом, и звезды зажглись в темном небе. Быстро похолодало, в ночном воздухе разлился густой аромат прелых листьев. Лес наполнился писком насекомых и щебетом ночных птиц.

— Пойдем рыбачить на Раппахалладрон, — внезапно заговорил Джайр. Мгновение все молчали.

— Даже не знаю, — наконец откликнулся Рон. — В прудах Дола такая же рыба.

Брин насмешливо поглядела на горца. Странно, похоже, он чем-то встревожен.

— Но там нет форели, — настаивал Джайр. — И мы можем остаться в Дальне на пару дней. Поживем в лесу, чем плохо?

— В Доле такой же лес.

— Дол — это почти как задний двор. — Джайр едва не рычал от досады. — А в Дальне еще есть пара неизведанных уголков. Ты что, чего-то боишься?

— Ничего я не боюсь, — ответил горец, словно бы защищаясь. — Я просто подумал… Ладно, об этом потом. А сейчас я тебе расскажу, что со мной случилось, когда я шел сюда к вам. Я едва не погиб. Этот волчище…

2
{"b":"4803","o":1}