ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брин задумалась и поотстала. Непонятно, что это вдруг Рон так воспротивился предложению Джай pa, — да они уже не одну дюжину раз ходили в Дальн все вместе, и ничего. Чего же им теперь бояться? Она нахмурилась, припомнив встревоженный голос матери. И Рон туда же. Он, похоже, серьезно относится к этим рассказам о Мордах, темных призраках. Действительно, он как-то непривычно сдержан. Раньше Рон всегда первым смеялся над подобными выдумками. Почему же на этот раз он ведет себя иначе? Быть может, внезапно подумала Брин, ему лично пришлось убедиться, что здесь уже не до смеха?

Прошло около получаса, в просветах между стволами замерцали огни деревни. Стало совсем темно, и только луна освещала тропинку, которая спускалась к ложбине и вблизи деревни превращалась в утоптанную дорогу. Вскоре показались дома, изнутри долетали приглушенные звуки людских голосов. Брин начала уставать. Как хорошо сейчас забраться в постель и заснуть!

Они миновали старый постоялый двор, владельцами которого перебывало несколько поколений Омсвордов. Он и сейчас считался их собственностью, однако с тех пор, как умерли Шиа и Флик, Омсворды жили в отдельном доме, а постоялый двор передали в пользование своим друзьям и лишь получали определенный доход. Отца вообще никогда не тянуло к подобной деятельности, с раннего детства он мечтал жить своей жизнью, стать Целителем, а не владельцем трактира или постоялого двора. Только Джайр проявлял какой-то интерес к фамильной собственности, да и то потому, что на постоялом дворе вечно толклись чужеземцы и развлекали жителей тихого Дола рассказами о своих приключениях. Да таких приключениях, что даже непоседливый Джайр замирал на одном месте.

По вечерам на постоялом дворе было шумно и многолюдно. Вот и теперь сквозь распахнутые двери на улицу лился свет, долинцы и чужестранцы сидели в зале за столами, у длинной стойки, шутили и смеялись, попивая местный эль. Рон через плечо улыбнулся Брин и помотал головой. Он не хотел подниматься к себе. Такой славный был день, жалко, если он так быстро закончится.

Через пару минут они подошли к новому жилищу Омсвордов. Каменный дом, побеленный известью, стоял на пригорке среди деревьев. Осталось только подняться по мощеной дорожке, вдоль живой изгороди и сливовых деревьев, к входу, но Брин вдруг застыла на месте.

В окне гостиной горел свет.

— Когда мы выходили утром, никто из вас не оставил зажженную лампу? — тихо спросила она, хотя уже знала ответ. Джайр и Рон лишь покачали головами.

— Может быть, кто-то решил навестить вас? — предположил Рон.

Брин странно посмотрела на него:

— Но мы же заперли дверь. Они молча переглянулись, уже начиная тревожиться. Только Джайру, похоже, все было нипочем.

— Ладно, сейчас посмотрим, кто там пришел, — объявил он и направился к дверям.

Но Рон остановил его, положив руку ему на плечо:

— Подожди, Тигра. Не торопись. Джайр раздраженно стряхнул его руку, поглядел на свет в окне, потом на Рона:

— А кто, ты думаешь, там сидит — один из этих странников?

— Что ты несешь! — одернула его Брин. — Прекрати!

Джайр ухмыльнулся:

— Но ведь и ты подумала об этом, правда? Черный странник пришел нас похитить!

— И очень любезно с его стороны, что он не забыл зажечь свет, — сухо ответил Рон.

Они вновь нерешительно поглядели на свет в окне.

— Ладно, не торчать же нам здесь всю ночь, — наконец проговорил Рон и вытащил из ножен меч Ли. — Пойдем посмотрим. Вы оба держитесь за мной. Если что-то не так, бегите на постоялый двор и приведите людей. — Он нерешительно замолчал. — Впрочем, вряд ли что-то случится.

Они подошли к самой двери и остановились, прислушиваясь. В доме все было тихо. Брин протянула Рону ключ, и через мгновение они вошли. Тонкий лучик желтого света змеился по полу темной прихожей, ведя в коридор. Поколебавшись, все трое направились в гостиную.

Там никого не было.

— Ну вот, никаких тебе Мордов, — бодро заговорил Джайр. — Вообще никого, кроме…

Он так и не смог закончить. Вторая дверь из гостиной вела в темную сейчас столовую, и из этой двери на свет выступила огромная тень. Мужчина, семи футов росту, закутанный в черный плащ. Широкий капюшон был откинут за плечи, так чтобы ясно было видно лицо. Худое лицо в сетке тонких морщин, обветренное и суровое. В черной бороде и длинных волосах резко выделялись седые пряди. Глаза… они как будто притягивали к себе; глубоко посаженные, проницательные глаза, казалось, видели все, даже то, что скрыто от взора.

Рон Ли угрожающе обнажил свой меч, незнакомец в ответ поднял руку:

— Тебе он не понадобится.

Горец заколебался, испытующе глядя в черные глаза загадочного гостя, потом медленно опустил клинок. Брин и Джайр застыли как вкопанные, не в силах не то что бежать, но даже заговорить.

— Вам не надо меня бояться. — Низкий голос, казалось, прогремел по всему дому.

Не то чтобы эти слова придали им уверенности, но незнакомец стоял на месте, не делая никаких попыток приблизиться, и напряжение постепенно спало. Брин быстро взглянула на брата и обнаружила, что тот пристально смотрит на незнакомца, как будто пытаясь что-то вспомнить. Таинственный гость поглядел на него, затем на Рона, потом на Брин.

— Неужели никто из вас не знает меня? — тихо проговорил он.

Воцарилась странная тишина, и вдруг Джайр кивнул.

— Алланон! — возбужденно воскликнул он. — Ты — Алланон.

ГЛАВА 2

Они уселись за стол в столовой: Брин, Джайр, Рон Ли и незнакомец. Нет, какой незнакомец — Алланон. Целых двадцать лет его не было в Четырех Землях. Никто не видел его, никто не слышал о нем. Вил Омсворд, наверное, был последним, кто говорил с Алланоном. Но рассказы о нем остались. Их знали все. Рассказы о загадочном суровом скитальце, обошедшем все Четыре Земли, о философе, хранителе древнего знания и наставнике народов, о последнем из друидов — древних мудрецов, спасших мир от хаоса и разрушения после Больших Войн. Именно Алланон семьдесят лет назад повел Шиа и Флика Омсвордов и Мениона Ли на поиски легендарного Меча Шаннары, и Шиа тогда уничтожил самого Чародея-Владыку. Именно Алланон пришел за Билом Омсвордом в Сторлок и убедил его сопровождать эльфийскую девушку Амбель Элессдил в ее походе к источнику силы волшебного дерева Элькрис, и тогда демоны, вырвавшиеся из тьмы Запрета в Западную Землю, вновь были вынуждены вернуться в свою тюрьму. Все они, и Брин, и Джайр, и Рон Ли, знали рассказы об Алланоне, ставшие уже легендами. И еще они знали, что, когда появляется друид, тут-то и начинаются неприятности и беспокойства.

— Я прошел долгий путь, чтобы найти тебя, Брин Омсворд, — заговорил Алланон усталым и тихим голосом. — Не думал я, что мне придется идти за тобой.

— И зачем ты меня искал? — спросила Брин.

— Потому что мне нужна твоя песнь. В полной тишине друид и девушка долго смотрели друг на друга.

— Странно, — вздохнул Алланон. — Я раньше не понимал. Проявление эльфийской магии в детях Вила Омсворда… Оказалось, что в этом сокрыт глубокий смысл. Поначалу я думал, что это всего лишь неизбежное следствие действия эльфийских камней.

— Так что тебе нужно от Брин? — нахмурившись, перебил его Рон. Все это начинало ему не нравиться.

— И от песни желаний? — добавил Джайр. Алланон не сводил с Брин пристального взгляда.

— Твоих родителей сейчас ведь нет?

— Нет. И не будет, недели две. Они на юге, лечат больных в деревнях.

— Я не могу ждать две недели, даже два дня, — прошептал друид. — Нам надо поговорить сейчас же, и ты должна решить, что тебе делать дальше. Решить сейчас. Только боюсь: если ты решишь правильно, на этот раз твой отец меня не простит.

И тут Брин поняла, о чем говорит Алланон.

— Мне нужно пойти с тобой? — очень медленно спросила она Но он не ответил на этот вопрос.

— Сначала я расскажу тебе кое-что. Четырем Землям снова грозит опасность. Зло возвращается в мир. Шиа Омсворд и твой отец уже сталкивались с ним. И теперь все повторяется. — Алланон оперся руками о стол и наклонился к Брин. — Еще до того, как человек появился здесь, на земле, древний мир населяли сказочные существа. И у них была магия, черная и белая. Я думаю, отец тебе говорил об этом. А потом пришел человек, и мир волшебства отступил перед ним. Злых созданий заперли за стеной Запрета, а добрые… они исчезли сами собой, смешались с людьми — все, кроме эльфов. И еще с тех времен сохранилась книга. Книга черной магии, столь могущественная, что даже эльфийские чародеи боялись ее. Ее называли Идальч. Никто не знал, откуда она взялась и кто ее создал. Говорят, она появилась в мире в те времена, когда сама жизнь только лишь зарождалась. Зло не раз обращалось к ее темным тайнам, но в конце концов эльфам удалось завладеть книгой. Слишком велик был соблазн. И все равно лишь немногие маги решились прикоснуться к силе Идальч. И она погубила их. Тогда решено было сжечь книгу. Однако эльфы не успели: Идальч пропала. Потом временами возникали слухи, что кто-то пользуется ее секретами. — Он внезапно нахмурился. — Ну а затем Большие Войны окончательно разрушили древний мир. Почти две тысячи лет после этого человек пребывал в полудиком состоянии, как в самом начале своей истории. Так было, пока друиды не созвали Великий Круг в Параноре и не попытались собрать воедино остатки древних учений, чтобы мудрость древнего мира помогла возродиться миру новому. Они отыскали все магические книги, изучили все предания, сохранившиеся с давних времен, и постепенно проникли в некоторые тайны колдовского знания. К несчастью, не все, что осталось, служило добру. Среди магических книг оказалась и Идальч. Ее отыскал Брона, очень умный и честолюбивый друид.

3
{"b":"4803","o":1}