ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка из кофейни
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Станешь моим сегодня
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Я белый медведь
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
A
A

— Не знаю. Все произошло так быстро. Как ты это делаешь, мальчик? Это все песнь, да? Твоя магия?

— И магия Короля Серебряной реки, — быстро добавил Джайр. — Ну, теперь ты мне веришь? Слантер угрюмо покачал головой.

— В Анар я не пойду, — пробурчал он.

— Но ты нужен мне, Слантер. и — Нет, не нужен. С такой магией тебе никто не нужен. — Гном отвернулся. — Просто спой свою песнь, и Мельморд расступится перед тобой, как и перед твоей сестрой.

Джайр едва справился с внезапно вспыхнувшим гневом. Он медленно положил кристалл и кошелек с Серебристой Пылью обратно в карман.

— Тогда я пойду один, — с жаром выпалил он.

— Ну, пока еще не один. — Забросив за плечо котомку, Гарет Джакс направился прочь с поляны. — Сначала мы с гномом доставим тебя в Кальхавен. В целости и сохранности. Там ты расскажешь все дворфам. Друид и твоя сестра наверняка тоже шли через Кальхавен. Если же нет… все равно дворфы что-нибудь знают о них. Должны знать. А заодно и попробуем выяснить, что ты такое нам тут понарассказывал.

Джайр бросился следом за Мастером Боя.

— Так ты, значит, думаешь, что я все это выдумал? Нет, ты послушай меня. Ну зачем бы я стал это делать? Какая мне от этого польза, а? Давай, скажи мне!

Гарет Джакс на ходу подхватил с земли плед и плащ Джайра и сунул их в руки долинца.

— И не трать понапрасну время, гадая, о чем я думаю, — спокойно ответил он. — Я тебе сам все скажу, когда будет нужно. Они шагнули под деревья и пошли по тропе, что бежала на восток вдоль берега Серебряной реки. Слантер с какой-то досадой смотрел им вслед, пока они не пропали из виду. И только тогда подхватил свой мешок и поспешил вдогонку.

ГЛАВА 12

Почти три дня Брин Омсворд, Рон Ли и Алланон добирались до Башни Паранора. Путь их лежал на север: друид выбрал самую длинную дорогу — по угрюмому краю отвесных скал, узких ущелий и дремучих лесов. Но зато там не было гномов, призраков-Мордов и других злобных тварей, которые поджидали незадачливых путников на легких тропах. А Алланон не хотел лишний раз подвергать опасности девушку, и только это соображение определило выбор пути.

Он не повел ее через Чертог Королей, подземную гробницу древних правителей. Когда-то они прошли там с Шиа Омсвордом, по темным пещерам, где чудовища охраняли проходы и каждый шаг мог завести в ловушку, из которой уже не выбраться никогда. Теперь друид не мог так рисковать. Да и лошади не пошли бы в пещеры. Через Рэбб, к ущелью Дженниссон — тоже нельзя. Слишком долго пришлось бы ехать по открытой степи, просматривающейся на несколько миль, в опасной близости от лесов Восточной Земли. Самое лучшее было проехать немного на запад вдоль Мермидона, по дремучим лесам у подножия Зубов Дракона, прямо до горных лесов Тирзиса. Так они и сделали. И, перебравшись через Зубы Дракона по ущелью Кеннон, оказались в приграничных лесах Паранора.

Это случилось на рассвете третьего дня пути от Сланцевой долины. Свинцовое небо, казалось, вот-вот обрушится под собственной тяжестью. Трое всадников ехали молча по узкой тропе между голых скал, застывших на фоне пасмурной сырости неба. Все словно умерло. И только ветер бился о голые камни, об эту затвердевшую пустоту. Тропа убегала вниз, в долину, где среди черных лесов стояла древняя Башня Мудрых. Сейчас ее гордый шпиль был скрыт туманом.

Какое-то странное, тягостное чувство не покидало Брин всю дорогу. Оно появилось еще там, в Сланцевой долине, — предчувствие чего-то страшного, непонятного. Словно коварная тень, мрачная и холодная, как эта земля вокруг, оно обрело неуловимый облик и таилось в сумраке между камнями и скалами, перетекало из одного укромного места в другое и наблюдало со злобной настойчивостью. Наблюдало за Брин. Вот и теперь ей казалось, что следом крадется… крадется что?

Брин поплотней запахнула плащ и задумалась, предоставив коню возможность самому выбирать путь на узкой тропе. Это все из-за Морда. Из-за него появилось это предчувствие. Не из-за усталости и недосыпа, не из-за угрюмой решимости Алланона и даже не из-за страха, который теперь появился у Брин — теперь, когда она узнала, что еще может песнь желаний. Нет. Призрак-Морд породил эту темную тень. Друид уверял, что Морд был один. Но и одного вполне достаточно. Брин поежилась. Подкрался бесшумно, быстро атаковал и канул в небытие, рассыпавшись пеплом. Как будто из смерти ворвался в жизнь и вернулся обратно, бесплотный, безликий, — черное ничто, ужасное именно своей пустотой.

И таких еще много. Брин даже не знала сколько, да и не хотела знать. Сколько бы ни было, все равно слишком много. И все они ищут ее. Брин это чувствовала: где бы ни были черные странники, какие бы темные дела сейчас ни вершили, они ищут ее. Он был один, сказал друид. Но этот один их нашел, а значит, найдут и другие. Как ему удалось нас разыскать? — спросила она Алланона. Но тот отмахнулся: случайность. Где-то пути наши пересеклись, и Морд пошел следом, выжидая удобного случая, чтобы напасть. Вот и все. Но Брин это не успокоило. Ведь кто может ручаться, что этот Морд не следил за Алланоном с того самого момента, как друид бежал из Восточной Земли? А если так… получается, черный странник сначала успел побывать в Тенистом Доле…

А там Джайр!..

Странно, но сегодня, чуть раньше, ей вдруг показалось: сквозь серую мглу рассвета, сквозь мрачные мысли, сквозь одиночество и холод ветра — брат словно прикоснулся к ней. Будто бы он смотрел на нее, преодолев расстояние, отделяющее Тенистый Дол от великих утесов Зубов Дракона. Это длилось всего лишь мгновение, а потом ощущение пропало и Джайр снова стал таким же далеким, как и дом в Доле… и все остальное.

Брин не на шутку разволновалась. Ведь если Морд пришел в Дол и нашел Джайра… Мало ли что Алланон говорил, что это полностью исключено! Друид — хранитель темных тайн, и Брин не стала бы безоглядно доверяться ему. Он всегда что-нибудь недоговаривал Омсвордам. Так было и с Шиа, и с Вилом… Всегда.

И тут она снова подумала — в который раз — о явлении духа Бремана в Сланцевой долине. Что-то произошло между ними, что-то ужасное, о чем Алланон предпочел умолчать. Он узнал что-то такое, что тревожит его. Да что там тревожит! Пугает! А вдруг это связано с Джайром?

Эта мысль не давала Брин покоя. Она знала: случись что-нибудь с братом и узнай об этом друид, он ей этого не скажет. Ничто не должно помешать ей дойти до Мельморда. В своей несгибаемой решимости Алланон был таким же суровым и жестоким, как и его враги — черные странники, и этого в нем Брин боялась. Да, боялась. Особенно после того, что он сделал с Роном.

Рон Ли любил ее; они никогда не говорили об этом, но Брин знала. И пошел он с ней потому, что любил. Чтобы рядом с ней был человек, на которого Брин всегда могла бы положиться. А на Алланона, считал горец, полагаться нельзя. Кто знает, что на уме у друида? Но друид разрушил тайные замыслы Рона и в то же время рассеял все подозрения. Он открыто оспорил роль Рона как защитника Брин, а когда вызов был принят, сделал горца своим “магическим двойником”, вложив волшебную силу в меч Ли.

Этот старый, побывавший во многих битвах клинок был для Рона символом мужества и силы духа наследников королевского дома Ли. Конечно, принц, как и всякий мальчишка, с детства мечтал о подвигах. И вот теперь, когда друид вдохнул новую силу в древний меч, Рон мог осуществить свою давнюю мечту. Еще бы — с таким-то клинком! И все же… магическая сила — это не то, что дарят так просто. Не показал ли тем самым друид, что роль защитника, принятая на себя принцем Ли, гораздо серьезней и опасней, чем и Брин, и сам Рон представляют себе. Алланон одарил горца нечеловеческой силой, и эта сила в конце концов может его уничтожить.

“Я никогда даже представить себе не мог, что такое бывает, — сказал ей Рон, как только им удалось остаться наедине, в первую же ночь после выхода из Сланцевой долины. Он неуверенно подбирал слова, но в голосе чувствовалось возбуждение. Горец очень долго готовился, прежде чем заговорить об этом. — Сила будто бы взорвалась внутри меня. Брин, я даже не знаю, почему вдруг я стал это делать. Я просто действовал. Я увидел, что Алланон окружен огнем… И вот я уже рядом с ним. А когда меч коснулся пламени, я ощутил в себе его силу. Я сам стал ею. В тот момент мне казалось, что для меня нет ничего невозможного — ничего! — Его лицо пылало. — Брин, знаешь, я больше уже не боюсь друида!"

30
{"b":"4803","o":1}