ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брин глядела на темную яму внизу — густой лес в туманном сумраке пасмурного осеннего дня. Ее предчувствие темной тенью перебиралось от камня к камню, вдоль извилистой тропы, — невидимое и неотвязное. Оно не покажется, пока не подступит совсем близко, думала девушка. И тогда — все пропало. Нас всех уничтожат. Да, почему-то я знаю, что все так и будет. Чей-то голос в моем сознании… Он шепчет о Джайре, о Роне, об Алланоне… и о Мордах. Настойчиво так — о Мордах. В каждой тайне, от меня сокрытой, он шепчет; в серой подавленности этого утра он шепчет; в туманной мгле будущего — он, этот голос. Нас всех уничтожат. Нас всех.

В полдень они уже были в лесу. В чаще, окутанной сумраком и туманом, ощетинившейся иглами сосен и елей. Ехать стало гораздо труднее: временами тропа терялась в густом кустарнике. Это был угрюмый, опустошенный лес, безжизненный и уже по-осеннему серый; побуревшие листья испуганно жались к холодным ветвям. Когда-то тут рыскали стаи огромных волков — серых стражей владений друидов. Но волки давно ушли отсюда, и теперь в лесах Паранора остались только безмолвие и пустота. И ощущение смерти.

Уже в сумерках Алланон объявил наконец привал. Но отдохнуть не удалось. Они лишь привязали коней среди гигантских дубов, напоили и накормили их — совсем чуть-чуть, чтобы животные не пали от голода, — и дальше пошли пешком. Сумерки все сгущались, а глухое безмолвие сменилось каким-то странным рокочущим звуком, который, казалось, завис в неподвижном воздухе. Друид уверенно вел своих спутников вперед — этот лес был ему хорошо знаком, — и без малейших сомнений Алланон шел по узкой, едва заметной тропе. Словно ночные тени, бесшумные и ускользающие, трое путников пробирались между деревьями и кустами, сливаясь с сумрачным безмолвием.

Куда мы идем, для чего? Эта мысль мучила Брин. К какой темной цели приведет нас друид этой ночью?

И вот деревья расступились: из серой мглы выступил Паранор — нагромождение отвесных утесов, и на вершине, у самого неба, — древняя крепость друидов, Башня. В темноте Башня казалась прикованным к скале угрюмым гигантом из железа и камня. Теперь странный рокот стал громче. Он доносился из недр скалы — нескончаемый шум скрытого механизма, сотрясающий тишину леса. В узких, забранных решетками окнах-бойницах, словно дьявольские глаза, полыхали факелы, алые и зловещие, и дым их сливался с ночным туманом. Когда-то друиды работали в этих стенах, и это было время просвещения и великих надежд рода людей. Но время это давно прошло. И теперь только гномы и Морды бродили по Паранору.

— Слушайте меня, — внезапно прошептал Алланон. Брин и Рон подошли совсем близко, чтобы не пропустить ни единого слова. — Только слушайте и не задавайте вопросов. Паранор — в руках Мордов. Они ищут летописи друидов, потому что в этих записях — сила. Так было и раньше: враги проникали в Башню, но недолго она пребывала в их черной власти. Дух Бремана предупредил меня, что это вторжение предвещает конец. Век кончается, круг замкнулся, и Паранор должен исчезнуть с лица земли.

Брин и Рон изумленно посмотрели на друида.

— О чем ты говоришь, Алланон? — горячо зашептала Брин.

Глаза друида странно сверкнули во тьме.

— О том, что пройдет эта ночь и ни один человек больше не вступит в Башню Мудрых. Ни один, пока живы мы и пока будут жить ваши дети и, может быть, дети ваших детей. Мы будем последними. Мы войдем в Башню через нижние тоннели. Ни гномы, ни Морды о них не знают. Мы пройдем туда, где веками хранилась сила друидов, и освободим эту силу, чтобы разрушить Паранор. Мы должны действовать очень быстро, ибо погибнут все, кто нынче ночью останется в Башне, — даже мы, если замешкаемся. Когда магическая сила разольется по Башне, у нас будет совсем мало времени, чтобы избежать ее потока.

Брин покачала головой:

— Я ничего не понимаю. Зачем это нужно? И почему больше никто не войдет в Паранор? А твоя работа там, в Башне?

Друид легко коснулся ее щеки:

— Здесь я все уже сделал, Брин Омсворд.

— Но Мельморд… Идальч…

— Мы пришли сюда не потому. — (Брин едва разобрала слова — так тихо звучал голос Алланона.) — То, что мы сделаем здесь, послужит совсем другим целям.

— А если они нас заметят? — вдруг спросил Рон.

— Тогда мы будем сражаться. И мы пройдем, — быстро ответил друид. — Должны пройти. И помни: ты защищаешь Брин. Что бы ни случилось, не останавливайтесь. Когда магический поток хлынет, не оглядывайтесь и не мешкайте. — Он наклонился вперед и оказался лицом к лицу с горцем. — И помни еще: у тебя есть сила друидов, в твоем мече. Ничто не может остановить тебя, принц Ли. Ничто.

Рон Ли серьезно кивнул и больше не задавал никаких вопросов. Брин тряхнула головой: предчувствие мрачной тенью вновь замаячило перед ней.

— Девочка! — Теперь друид обращался к ней. Брин подняла голову и встретилась глазами с Алланоном. — Держись рядом с нами, со мною и горцем. Мы защитим тебя от любой опасности. Но сама не рискуй. Береги себя, ибо только ты можешь уничтожить Идальч. С тобой ничего не должно случиться. Ты поняла? Твой путь долог, и тебе нужно пройти его до конца. — Он обеими руками сжал ее плечи. — И пойми меня правильно. Если б я мог, я бы не повел тебя с нами в Башню. Но так будет лучше. Сегодня ночью в этих лесах бродит смерть. Тебе нельзя оставаться здесь одной.

Он замолчал и стал ждать ответа. Очень медленно Брин кивнула.

— Я совсем не боюсь, — солгала она. Алланон отступил.

— Ну что ж, вперед. И теперь — тихо. Ни слова, пока все не закончится.

И, словно тени, они растворились в ночи.

ГЛАВА 13

Алланон, Брин и Рон Ли крались по черному лабиринту леса среди застывших деревьев, что торчали, как острые колья в какой-то огромной волчьей яме. Ночь притихла и словно затаилась. В просветах между ветвями наверху виднелись кусочки затянутого тучами неба, низкого и угрожающего. А в бастионах Башни пламя факелов гневно вспыхивало алым светом.

Брин Омсворд боялась. Зловещее предчувствие угнетало ее, и Брин беззвучно кричала в неизбывном отчаянии. Мимо размытыми черными пятнами проплывали стволы деревьев, низко нависшие ветви, кусты. Бежать отсюда, думала Брин. Подальше от этой загадочной силы! Но нет, не теперь… ведь еще ничего не сделано, ведь еще… Дыхание обратилось в какие-то конвульсивные вздохи, жар напряжения обернулся леденящим холодом, растекающимся по всей коже. И пустота внутри. И одиночество.

Наконец они вышли к подножию утесов, на которых стояла Башня. Алланон наклонился вперед и, сосредоточившись, провел руками по камню, потом отошел чуть правее и вновь прикоснулся к скале. Переглянувшись, Брин и Рон пошли за ним. Через секунду друид выпрямился и опустил руки. Внутри скалы сработал какой-то скрытый механизм, каменная плита повернулась внутрь, открывая черный проход. Знаками Алланон пригласил своих спутников следовать за ним и шагнул внутрь, во тьму. Брин и Рон поспешили следом. Когда все вошли, каменная плита беззвучно встала на место.

Пару мгновений им пришлось подождать в кромешной тьме, а потом внезапно вспыхнул свет, и пламя весело заплясало на просмоленной головке факела, Алланон передал факел Брин, зажег второй — для Рона, и еще один — для себя. Они стояли в маленькой пещере без выхода, лишь одна-единственная лестница каменной спиралью убегала ввысь, в скалу. Алланон взглянул на своих спутников и начал подъем.

Вверх, шаг за шагом — в самое сердце скалы. Сотни ступенек складывались в тысячи. Казалось, лестница никогда не кончится. Тоннели пересекали проход, иногда путь разветвлялся надвое, но трое людей не сошли со ступенек лестницы, уводящей в черноту. Здесь, внутри горы, было тепло и сухо, а откуда-то спереди, издалека, доносился приглушенный рев отопительного механизма, ритмичным гулом пульсируя в тишине. Брин изо всех сил боролась с подступающей паникой. Гора была словно живая, и это пугало больше всего.

31
{"b":"4803","o":1}