ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Совет старейшин, как всегда, собрался в Ассамблее — необъятном, похожем на пещеру зале в большом квадратном здании, где располагались все правительственные службы Кальхавена. Двенадцать старейшин расселись вдоль длинного стола на небольшом возвышении перед рядами скамей, разделенных проходами. Возвышение это помещалось как раз напротив широких двустворчатых дверей в противоположном конце зала. Именно через эти двери Гарет Джакс провел Джайра и Слантера. В Ассамблее было сумрачно, только на столе у старейшин горели масляные лампы. Все трое дошли до границы желтого света и там остановились. Дворфы, сидящие на скамьях в темном зале, провожали их любопытными взглядами. В воздухе висел дым от курительных трубок, едко пахло табаком.

— Подойдите ближе, — раздался чей-то голос.

Они встали у первого ряда скамей. Джайр беспокойно глядел по сторонам. Здесь были не только дворфы. Справа долинец заметил эльфов, где-то с полдюжины, и далеко слева — примерно столько же людей с границы, из Каллахорна. Прислонившись к дальней стене, сидел Форкер. Его строгое лицо было бесстрастно.

— Добро пожаловать в Кальхавен, — снова прозвучал тот же голос.

Сказавший это поднялся из-за стола старейшин — седобородый дворф с грубоватым обветренным лицом. Глубокие морщины были заметны даже при тусклом свете ламп. Он стоял в самом центре собрания старейшин Совета.

—  — Я — Бровок, старейшина и гражданин Кальхавена, первый на этом Совете, — представился дворф и поманил рукой Джайра. — Подойди ближе, долинец.

Джайр сделал два шага и снова остановился, обводя глазами лица старейшин, глядящих на него сверху. Все они были уже пожилыми, но глаза их не походили на глаза стариков: живо и внимательно они изучали долинца.

— Как твое имя? — спросил Бровок.

— Джайр Омсворд. Из Тенистого Дола. Дворф кивнул:

— Что ты хочешь сказать нам, Джайр Омсворд?

Джайр огляделся. Лица собравшихся застыли во внимательном ожидании — лица тех, кого он не знал. Стоит ли открывать им все, что ему известно? Долинец неуверенно поглядел на старейшину.

— Говори свободно, — уверил его Бровок, почувствовав замешательство юноши. — Можешь спокойно довериться тем, кто собрался здесь: все они сражаются против Мордов.

Бровок медленно сел на место и выжидательно посмотрел на Джайра. Долинец еще раз огляделся, поглубже вздохнул и принялся говорить. Он рассказал им все по порядку, начав с того, как Алланон пришел к ним в Тенистый Дол, предупредил о Мордах и, забрав Брин, ушел на восток. Джайр описал свой собственный побег из Дола, свои приключения на плоскогорье и в Черных Дубах; рассказал о встрече с Королем Серебряной реки и обо всем, что тот поведал ему. Весь рассказ занял немало времени. Его слушали очень внимательно, в полной тишине. Джайр никак не мог заставить себя поглядеть на собравшихся: он боялся того, что может увидеть на их лицах. Он с самого начала сосредоточил взгляд на морщинистом лице Бровока и все время, пока говорил, смотрел в его пронзительно-голубые глаза. И дворф тоже пристально глядел на него.

Когда долинец закончил, старейшина медленно подался вперед, опираясь руками о стол. Он так и не отвел взгляда от глаз Джайра.

— Двадцать лет назад мы с Алланоном вместе сражались против полчищ демонов у эльфийского города Арборлона. Это была ужасная битва. Юный Эдайн Элессдил… — он указал рукой на белокурого эльфа, примерно одних лет с Брин, ну, может быть, чуть постарше, — тогда еще и не родился на свет. Его дед, великий Эвентин, был тогда королем эльфов. И тогда же Алланон в последний раз проходил по Четырем Землям. С того времени никто не видел друида, долинец. Он не приходил в Кальхавен. Он не был в Восточной Земле. Что ты на это скажешь?

Джайр покачал головой:

— Я не знаю, почему он не пошел этой дорогой. Я не знаю, каким путем он идет. Но я знаю куда. И с ним — моя сестра. И еще я знаю, что он действительно был здесь, в Восточной Земле. — Он повернулся к Слантеру: — Этот охотник шел за ним от Мельморда до моего дома.

Джайр ждал подтверждения, но Слантер молчал.

— Вот уже двадцать лет никто не видел Алланона, — тихо повторил другой старейшина.

— И никто никогда не говорил с Королем Серебряной реки, — вставил третий.

— Я говорил с ним, — сказал Джайр. — И с ним говорил мой отец. Он помог папе и эльфийской девушке бежать от демонов в Арборлон.

Бровок продолжал внимательно глядеть на долинца.

— Я знал твоего отца, юноша. Он был в Арборлоне и помогал эльфам в их войне против демонов. Ходили слухи, что он — хранитель эльфийских камней, точно как ты говоришь. Но ты сказал, что забрал эльфиниты из дома, а потом отдал их Королю Серебряной реки?

— В обмен на магическую силу, которая может помочь мне, — быстро заверил Джайр. — За кристалл видения, чтобы найти Брин.

Бровок взглянул на Гарета Джакса. Мастер Боя кивнул:

— Я видел кристалл, о котором он говорит. Это действительно магический дар. Камень показал нам лицо девушки.

Эльф Эдайн Элессдил внезапно поднялся с места — высокий белокожий юноша со светлыми волосами, свободно рассыпанными по плечам.

— Отец рассказывал мне о Виле Омсворде. Он говорил, что это честный и искренний человек. Я уверен, сын такого человека не может говорить ничего, кроме правды.

— Если только он не принял вымысел за правду, — высказался один из старейшин. — Такое непросто осознать.

— Но река действительно отравлена, — заметил другой. — И все мы знаем, что это сделали Морды. Чтобы уничтожить нас.

— Ты сам и сказал, что все знают, — возразил первый. — Это едва ли может служить доказательством.

И тут заговорили все разом. У каждого нашлось какое-то возражение или наоборот. В конце концов Бровок резко вскинул руки:

— Тише, старейшины! Поразмыслим-ка лучше о том, что нам делать! — Он обратился к Джайру: — Если все это правда, то тебе наверняка понадобится помощь. Без нашей помощи ничего у тебя не выйдет, долинец. Между Кальхавеном и тем местом, куда тебе нужно, — ты говоришь, Колодец Небес? — целые полчища гномов. И пойми еще то, что никто из нас никогда не был там и не видел истока Серебряной реки. — Он огляделся, ища поддержки. Собравшиеся закивали. Никто не возразил дворфу. — Поэтому, прежде чем помогать тебе, мы должны быть уверены в том, что делаем. Мы должны поверить. А как нам поверить в то, чего мы совсем не знаем? Как ты нас убедишь, что все это правда?

— Но я не стал бы вам лгать, — вспыхнул Джайр.

— Умышленно не стал бы, — пробормотал дворф. — Но очень часто ложь бывает непреднамеренной. Иногда мы сами верим: вот — правда, но на самом деле это оказывается обманом. Возможно, сейчас именно тот случай. Быть может.

— Быть может, если мы будем продолжать здесь болтать, уже не останется времени, чтобы помочь Брин! — Джайр окончательно потерял терпение. — Никакой это не обман! Как я сказал, так все и было!

Вокруг раздались недовольные голоса, но Бровок тут же призвал всех к молчанию.

— Покажи нам Серебряную Пыль, — обратился он к Джайру. — Тогда мы убедимся…

— Это не поможет. — Долинец беспомощно взглянул на него. — Она выглядит как обычный песок.

— Песок? — Один из старейшин рассерженно мотнул головой. — Мы просто теряем время, Бровок. Бровок вздохнул:

— Тогда покажи нам кристалл.

— Или еще как-нибудь докажи, что все это — правда, — добавил другой дворф.

Джайр чувствовал, что его шансы убедить дворфов практически равны нулю. Очень немногие из Совета — если вообще хоть кто-нибудь — поверили его рассказу. Они ничего не знают об Алланоне и Брин; никто из них даже не слышал о ком-нибудь, кто говорил бы с Королем Серебряной реки; скорее всего они даже не верят, что такой король вообще существует. А он, Джайр, еще говорит им, что отдал эльфийские камни в обмен на магическую силу, которую нельзя даже увидеть.

— Мы теряем время, Бровок, — повторил первый старейшина.

— Но все же пусть кто хочет расспросит долинца, а мы пока все обсудим, — высказался другой.

36
{"b":"4803","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
По следам «Мангуста»
Клинок Богини, гость и раб
Наследие
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Ведьме в космосе не место
Огонь в твоём сердце
Война 2020. На южном фланге
Девушка из каюты № 10
Молёное дитятко (сборник)