ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь узницы подземелья
Аврора
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Лес тысячи фонариков
За закрытой дверью
Затворник с Примроуз-лейн
Августовские танки
Великий Поход
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
A
A

Снова со всех сторон раздались голоса, и на этот раз Бровоку не удалось успокоить собрание. И члены Совета, и дворфы, сидящие в зале, повскакивали со своих мест, требуя безотлагательно закрыть это дело.

— Я так и думал, что этим все закончится, — внезапно шепнул Слантер Джайру.

Долинец вспыхнул от гнева. Чего ему только не пришлось пережить! Неужели лишь для того, чтобы теперь от него отмахнулись?! Докажи нам, они говорят, иначе мы не поверим!

Что же, он знает, как сделать, чтобы они поверили!

Долинец внезапно шагнул вперед и поднял руки, указывая на сумрак в боковом проходе. Жест получился настолько выразительным, что голоса резко стихли и все повернули головы посмотреть, что там такое. Но там не было ничего, лишь темнота…

А затем Джайр запел песнь желаний, резко и пронзительно, и в воздухе возникла высокая сумрачная фигура, закутанная в черный плащ с капюшоном.

Алланон.

Наступившую тишину всколыхнул гулкий вздох, как будто у всех собравшихся разом перехватило дыхание. Выхватив из ножен мечи и кинжалы, сидящие в зале сорвались со своих мест — защититься от тени, выступившей из тьмы. Голова в капюшоне медленно поднялась — свет упал на худое лицо призрака. Его суровый взгляд уперся в старейшин Совета. Потом Джайр замолчал, и друид пропал.

Долинец вновь повернулся к Бровоку. Глаза дворфа были как два блюдца.

— А теперь ты мне веришь? — тихо спросил его Джайр. — Ты говорил, что знаешь его, что вы вместе сражались в Арборлоне. Это был друид?

Бровок медленно кивнул:

— Да, это был Алланон.

— Значит, ты понял, что я его видел, — спокойно продолжал Джайр.

Все собрание вновь глядело на долинца. Теперь, после всего, что произошло на их глазах, уже с некоторой тревогой и беспокойством. За спиной долинца нервно хохотнул Слантер. Краем глаза Джайр заметил Гарета Джакса. Мастер Боя смотрел на него с любопытством и даже, можно сказать, с изумлением.

— Я сказал вам правду. — Джайр обращался к Бровоку. — Мне нужно попасть в глубь Анара, к Колодцу Небес. Алланон и моя сестра тоже придут туда. А теперь вы мне скажите: могу я рассчитывать на вашу помощь?

Бровок обратился к Совету:

— Что скажете?

— Я ему верю, — тихо сказал один из старейшин.

— А вдруг это ловушка! — возразил другой. — Что если все это работа Мордов?!

Джайр быстро огляделся. Кое-кто в зале согласно кивнул. В дымном свете масляных ламп подозрения и страх читались на многих лицах.

— Да, риск большой, — задумчиво проговорил кто-то из членов Совета. Бровок поднялся:

— Мы поклялись помогать всем, кто пытается уничтожить черных призраков. — Взгляд его голубых глаз был тяжелым. Но в нем появилась решимость. — Долинец сказал нам, что он — против Мордов. Я ему верю. И я верю, что мы сделаем все возможное, чтобы помочь ему в его поисках. Я требую голосования, старейшины. Те, кто согласен со мной, пусть поднимут руки.

И он сам высоко поднял руку. Еще полдюжины старейшин присоединились к нему. Но противники так просто не успокоились.

— Но это безумие! — прокричал кто-то. — Кто пойдет с ним? Мы что, должны послать дворфов из деревни, Бровок? Кто из наших воинов захочет отправиться в этот поход, который ты так поспешно благословил? Но если все выйдет по-твоему, придется искать добровольцев!

Тут же раздались голоса в поддержку этого предложения. Бровок кивнул:

— Да будет так. — Он молча оглядел зал, испытующе вглядываясь в лица собравшихся, ожидая, что кто-то примет вызов.

— Я пойду.

Джайр медленно оглянулся. Гарет Джакс сделал шаг вперед. Его серые глаза холодно и бесстрастно смотрели на старейшин Совета.

— Король Серебряной реки пообещал долинцу, что я буду его защитником, — тихо проговорил он. — Ну что ж, обещания должны быть выполнены.

Бровок кивнул и опять оглядел зал.

— Кто еще? — требовательно спросил он.

Эльб Форкер оторвался от стены, о которую опирался все время, прошел вперед и встал рядом со своим другом. В третий раз Бровок оглядел собрание. Тут же возникло какое-то оживление среди людей Каллахорна. Гигант южанин поднялся с места — черноволосый мужчина с коротко подстриженной бородой и на удивление кротким лицом.

— Я. — Он присоединился к Джаксу и Форкеру. Джайр невольно попятился. Этот человек был почти одного роста с Алланоном.

— Хельт, — сказал ему Бровок, — людям Каллахорна незачем идти в этот поход. Гигант пожал плечами:

— У нас один враг, старейшина. Это дело по мне. И я пойду.

Эдайн Элессдил вскочил на ноги:

— Я тоже пойду, старейшина. Бровок нахмурился:

— Ты — принц эльфов, Эдайн. Ты пришел сюда с Эльфийскими Охотниками, потому что твой отец послал вас. Он считает, что эльфы в долгу перед дворфами за то, что мы помогли вам тогда, в битве за Арборлон. Что ж, это правильно. Но то, что ты хочешь сделать, это уж слишком. Твой отец не одобрил бы этого. Подумай как следует.

Эльфийский принц улыбнулся:

— Мне нечего думать, Бровок. Не только перед дворфами мы в долгу, но и перед долинцем, и перед его отцом. Двадцать лет назад Вил Омсворд пошел с эльфийской Избранницей на поиски талисмана, который потом уничтожил демонов, вырвавшихся из-за стены Запрета. Он рисковал своей жизнью ради моего отца и моего народа. А теперь я могу сделать то же для Вила Омсворда — пойти с его сыном и помочь ему отыскать то, что он ищет. Я могу сам говорить за себя. И я иду.

Бровок продолжал хмуриться. Гарет Джакс взглянул на Форкера, но тот лишь пожал плечами. Мастер Боя пристально смотрел на юного эльфа, как бы взвешивая про себя серьезность его заявления или, может, просто шансы юноши выжить в этом походе, потом медленно кивнул.

— Хорошо, — уступил Бровок, — значит, пять.

— Шесть, — тихо сказал Гарет Джакс. — Полдюжины для удачи.

Бровок озадаченно поглядел на него:

— А кто шестой?

Гарет Джакс медленно повернулся и указал на Слантера:

— Гном.

— Что?! — У Слантера отвисла челюсть. — Ты не можешь решать за меня!

— И все-таки решил, — ответил Мастер Боя. — Ты единственный, кто был там, куда мы идем. Ты знаешь дорогу, гном, и ты нам ее покажешь.

— Ничего я вам не покажу! — Лицо Слантера исказилось от ярости. Он был вне себя. — Этот мальчишка… дьяволенок… тебя он втянул во все это! И ладно, коль ты ничего не можешь поделать! Но только попробуй заставить меня пойти — уж я вас так заведу! Костей не соберете! Всех вас волки сожрут!

Гарет Джакс почти вплотную подошел к нему. Страшные серые глаза Мастера Боя были холодны, как зимняя стужа.

— Тебе же хуже, гном, потому что тебя сожрут первым. Ну-ка давай остынь и подумай как следует.

В Ассамблее нависла гнетущая тишина. Мастер Боя и гном застыли на месте, глядя в глаза друг другу. В глазах человека была смерть, в глазах Слантера — неуверенность. Но гном не отвел взгляда. Он стоял, охваченный гневом, запертый в ловушке, которую сам же себе выстроил. Потом он взглянул на Джайра, и в это мгновение долинцу стало по-настоящему жалко гнома.

Слантер едва заметно кивнул, — Похоже, у меня нет выбора, — пробормотал он. — Я согласен.

Гарет Джакс повернулся к Бровоку:

— Шесть. Старейшина поколебался, потом покорно кивнул.

— Итак, шесть, — тихо проговорил он. — Удачи вам всем.

ГЛАВА 15

Уже на следующее утро небольшой отряд вышел из Кальхавена: Джайр, Слантер, Гарет Джакс, Эльб Форкер, Эдайн Элессдил и Хельт. Никем не замеченные, они тихонько выскользнули из деревни. Только Бровок вышел их проводить. На морщинистом лице дворфа отражалось сложное чувство убежденности и опасений. Прощаясь, он заверил Джайра, что обязательно пошлет кого-нибудь предупредить его родителей о Мордах. С остальными он попрощался за руку и для каждого нашел теплые слова. Один только Слантер не выказал никакой признательности за добрые пожелания. Так они и ушли; ни остальные дворфы, ни чужеземцы, бывшие сейчас в Кальхавене, даже не стали провожать смельчаков, решившихся на это отчаянное предприятие. Почти все считали поход обреченным с самого начала.

37
{"b":"4803","o":1}