ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чародей-Владыка, — тихо выдохнула Брин. Алланон кивнул.

— Он стал Чародеем-Владыкой, когда сила Идальч одолела его и разрушила его дух. Он и еще кое-кто из друидов заблудились в дебрях черной магии. И потеряли себя. Почти тысячу лет они угрожали самому существованию людей на этой земле. И только Шиа Омсворд, поднявший волшебный Меч, его силой уничтожил Брону и его приспешников. — На мгновение он замолчал. — Но Идальч вновь пропала. Я сам искал ее среди развалин горы Черепа, уже после того как пало царство Чародея-Владыки, и не нашел. Я подумал, что это и к лучшему, что она навечно погребена под руинами. Но я ошибся. Оказывается, и среди людей были последователи Чародея-Владыки. Целая секта. Сила Меча Шаннары уничтожает лишь призраков, вот почему эти колдуны выжили после гибели своего хозяина и господина. Я не знаю, как это им удалось, но они нашли тайник, где хранилась Идальч, и вновь извлекли ее на свет. Они спрятали ее в Восточной Земле, подальше от всех, и вновь принялись копаться в тайнах черной магии. Все это случилось шестьдесят лет назад. Нетрудно догадаться, что с ними стало теперь.

Брин побледнела и подалась вперед.

— Ты хочешь сказать, что все повторяется? Что опять появился Чародей-Владыка и Слуги Черепа? Алланон покачал головой:

— Они все-таки не друиды, не такие, как Брона и те, кто пошел за ним. Да и времени у них было поменьше. Но магия меняет всякого, кто решится прикоснуться к ее секретам. Разница только в сущности изменений. На этот раз все происходит по-другому.

Теперь уже Брин мотнула головой:

— Ничего не понимаю.

— По-другому, — повторил Алланон. — Любая магия, черная ли, белая, как бы подстраивается под того, кто владеет ею, и изменяет его соответственно. В прошлый раз существа, порожденные магической силой, летали…

Он не закончил. Слушатели быстро переглянулись.

— А теперь? — спросил Рон. Друид прищурил черные глаза:

— Теперь Зло просто ходит.

— Призраки Морды! — выдохнул Джайр. Алланон кивнул:

— Морды, “черные странники” на языке гномов. Просто иное обличье того же самого Зла. Идальч переделала их по-своему, так же как Брону и его приспешников. Жертвы магии, рабы черной силы, они покинули мир людей и отдались тьме.

— Значит, то, что болтают, не просто слухи, — пробормотал Рон Ли. Он попытался поймать взгляд Брин. — Я не говорил тебе раньше, чтобы не волновать понапрасну. Но еще в Ли я встретил одного путешественника, и он сказал, что черных странников видели к западу от Серебряной реки. Вот почему, когда Джайр сказал, что хочет выбраться из Дола…

— Морды зашли уже так далеко? — поспешно оборвал его Алланон. Его явно встревожило это известие. — И когда это было, принц Ли?

Рон с сомнением покачал головой:

— Да пару дней назад, точно не помню. Как раз перед тем, как я отправился в Дол.

— Значит, у нас даже меньше времени, чем я думал. — Морщины на лбу друида, казалось, стали глубже.

— А что им тут надо? — полюбопытствовал Джайр.

Алланон поднял суровое лицо:

— Скорее всего они ищут меня. Тишина, словно эхо, отдалась в темном доме. Все молчали, не отрываясь глядя в глаза друиду.

— Слушайте внимательно. Крепость Мордов находится далеко, в Восточной Земле. Высоко в горах. Они называют их Вороний Срез. Саму крепость строили тролли, еще во времена Второй Битвы Народов. Ей дали имя Грань Мрака. Горы кольцом окружают долину. В этой долине Морды прячут Идальч. — Он глубоко вздохнул. — Десять дней тому назад я был там, у самого края долины. Я хотел спуститься, забрать книгу магии из тайника и уничтожить Идальч, источник темной силы Мордов. Если не будет книги, иссякнет их сила и угроза жизни народов Четырех Земель исчезнет. А угроза… она существует. И. сейчас я вам расскажу, что это такое.

После гибели их господина Морды не сидели сложа руки. Полгода назад возобновились пограничные войны между дворфами и гномами. Они и раньше воевали за леса Анара, поэтому новым стычкам никто поначалу не придал значения. Но теперь в этой войне появилось что-то новое. Морды явно направляют гномов. После гибели Чародея-Владыки гномы слегка попритихли, но черная магия вновь поработила их. На этот раз они покорились Мордам. И призраки дали им силу, которую гномам иначе негде было бы взять. Дворфов теснят на юг.

Но это еще не все. Морды отравили Серебряную реку. Яд уже начал проникать и в землю, которую питают ее воды. Если так пойдет дальше, дворфам не выжить и мы потеряем всю Восточную Землю. Эльфы и воины Каллахорна уже вышли на помощь дворфам, но этого недостаточно, чтобы противостоять магической силе Мордов. Только уничтожение Идальч остановит вторжение Зла. — Он резко повернулся к Брин. — Вспомни, отец наверняка рассказывал вам то, что он слышал от Шиа Омсворда о походе Чародея-Владыки в Южную Землю. Когда Зло идет на мир, тьма покрывает все. Черная тень простирается над землей, и там, где она упала, все высыхает и умирает. Ничто не может жить в этой тьме, только злоба. И теперь все начинается снова, Брин, — на этот раз в Анаре. — Алланон отвел взгляд.

— Десять дней назад я стоял у стен Грани Мрака, полный решимости отыскать и уничтожить Идальч. Но я ничего не смог. Морды своей черной магией взрастили в долине лес, что стоит на болоте. Мельморд, на древнем магическом языке. Барьер Зла. Он поглотит любого, кто решится войти туда, не будучи частью его темной силы.

Понимаешь, этот лес живет, он дышит, он мыслит. Ничто не может пройти сквозь него. Ничто и никто. Я пытался, но даже моей силы оказалось недостаточно. Мельморд оттолкнул меня, и Морды узнали, что я приходил. Они погнались за мной, но мне удалось ускользнуть. И вот теперь они ищут меня, уже зная…

Внезапно друид замолчал. Брин взглянула на Рона. Тот с каждой секундой выглядел все несчастнее.

— Раз они ищут тебя, они могут прийти и сюда, так? — Горец тут же воспользовался этой паузой в монологе друида.

— Могут и прийти. Впрочем, они все равно рано или поздно сюда заявятся — не важно, здесь я или нет. Они будут охотиться за каждым, кто угрожает их могуществу. А уж семья Омсвордов им угрожает точно. Вы и сами должны это понимать.

— Из-за Шиа Омсворда и Меча Шаннары? — спросила Брин.

— Не только. Но Морды не порождения воображения, как Чародей-Владыка, поэтому Меч их ничуть не страшит. Эльфийские камни их пугают больше. Это сильная магия, и с ней им придется считаться, а Морды наверняка знают, как Вил Омсворд ходил на поиски Источника Огненной Крови. — Он снова замолчал на мгновение. — Но все же самое страшное для них — заклятие.

— Заклятие? — искренне изумилась Брин. — Но это же так, забава! В нем даже нет силы эльфинитов! Чем оно может грозить этим чудовищам? Что им бояться какой-то безвредной песни?

— Безвредной? — Глаза Алланона блеснули, и он поспешил опустить веки, будто что-то скрывая. Его суровое лицо оставалось бесстрастным, но Брин почему-то не на шутку перепугалась.

— Алланон, зачем ты пришел? — снова спросила она, стараясь унять дрожь в руках.

Друид поднял глаза. На столе перед ним затрещало пламя масляной лампы.

— Чтобы ты пошла со мной в Восточную Землю, к крепости Мордов. Чтобы ты спела заклятие и прошла через Мельморд. Чтобы ты отыскала Идальч и принесла книгу мне и я уничтожил бы ее.

Все молча уставились на него.

— Но как? — наконец выдавил Джайр.

— Заклятие может разрушить даже черную магию, — ответил ему Алланон. — Оно изменяет природу и действия живых существ. Брин может заставить Мельморд принять ее. Она сможет пройти сквозь лес, словно она и он — одно целое.

Джайр смотрел на Алланона во все глаза — И заклятие все это может? Но Брин лишь покачала головой.

— Песнь желаний всего лишь игрушка, — упрямо повторила она.

— Правда? Или ты просто не умеешь использовать ее по-другому? — Друид медленно склонил голову. — Нет, Брин Омсворд, заклятие — это эльфийская магия, и в нем сила эльфийской магии. Ты еще и сама этого не осознаешь, но это так, поверь мне.

4
{"b":"4803","o":1}