ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Минуты казались часами. Иногда ветер доносил дразнящий запах горячей еды или звук голосов, смех и ворчание. Джайр то и дело поглядывал в сторону лагеря и в бледном свете костров ясно видел фигуры гномов. Долинец старался даже дышать пореже, отчаянно желая раствориться в ночи, стать с ней одним существом. И тут ему вдруг пришло в голову, что он-то действительно может слиться с ночной темнотой. Песнь желаний сделает его невидимым.

А потом Джайр сообразил, что знает гораздо лучший способ провести всех через мост.

Вот только как им об этом сказать?

Деревья и скалы закончились. Теперь абсолютно пустое пространство отделяло их от моста. Едва ли не ползком путешественники двинулись вперед. Здесь уже не было костров; туман и дождь скрывали маленький отряд. И вот из тьмы показался гигантский навесной мост, деревянные балки лоснились от влаги. Сверху донеслись раздраженные голоса гномов-стражников. Конечно, мало приятного торчать тут на промозглом холоде и глядеть на сухой и теплый лагерь. Хельт бесшумно провел своих спутников вниз, под мост, к скрепляющим балкам. Прямо у них под ногами обрывался крутой склон ущелья; ветер свирепо свистел в пустоте между скалами.

Путешественники сбились в тесную кучу, и Джайр подергал Гарета Джакса за рукав. Тот повернулся к нему. Джайр указал пальцем на Мастера Боя, потом на себя и вверх, на стражников на мосту. Гарет Джакс нахмурился. Джайр указал на свои губы, беззвучно произнес “гном” и вновь ткнул пальцем в себя и Джакса. Песнь желаний сделает так, что мы будем выглядеть как гномы, и стражники нас не остановят, пытался объяснить он. Быть может, попробовать все-таки прошептать? Совсем-совсем тихо. Но нет, Мастер Боя велел не разговаривать. Слишком опасно — ветер далеко разносит звук голоса. Джайр повторил свои жесты. Его спутники с недоумением переглядывались, пока Джайр продолжал что-то показывать Гарету Джаксу.

И наконец Мастер Боя, похоже, понял его. Он мгновение поколебался, потом взял долинца за руку и, притянув к себе, указал пальцем на остальных и на мост наверху. Сможет долинец замаскировать их всех? Джайр смутился: он даже не думал об этом. Хватит ли его сил на шестерых? Впрочем, сейчас темно, дождь, они все в плащах с капюшонами. Да и займет это пару минут, не больше. Он кивнул: сможет.

Гарет Джакс крепко обнял его, пристально глядя в глаза долинцу, потом сделал знак всем остальным идти за ним. Они тут же поняли: Джайр использует свою волшебную песнь желаний, чтобы провести их по мосту. Они не знали, как именно он сделает это, но они уже были свидетелями проявления его силы. К тому же все они — ну, может быть, за исключением Слантера, но при данных обстоятельствах его никто и не спрашивал — безоговорочно доверяли Гарету Джаксу.

Что ж, пора. Не таясь друзья вышли из своего укрытия и направились прямо к мосту. Стражники впереди лениво переговаривались между собой, но, заметив, что кто-то идет, тут же насторожились. Их было всего лишь трое. Джайр уже пел; растворяясь в дожде, хриплая песнь шептала о гномах. О гномах… Мгновение стражники колебались и даже схватились за мечи. Джайр повысил голос. Песнь желаний стала жестче, настойчивей. Долинец пытался придать им всем облик Слантера. “Да, гном-следопыт, наверное, решил бы, что я головой повредился”, мимоходом заметил себе Джайр. И продолжал петь.

А потом, опустив оружие, стражники расступились. Смена караула? А, черт, наверное, этих меняют, на той стороне? Так и оставив стражников в недоумении, шесть угрюмых фигур прошагали мимо, глядя под ноги и зябко кутаясь в плащи. Их сапоги гулко стучали по деревянному настилу моста. И все это время Джайр пел, охраняя своих друзей волшебным звуком.

И вдруг голос его сорвался, не выдержав напряжения. Но теперь они были почти на середине моста, стража осталась позади. Если кто-то и глядел им вслед, дождь и туман должны были сбить его с толку. Вокруг завывал ветер. Гарет Джакс знаками приказал Хельту и Эдайну Элессдилу прикрыть отряд сзади. Краем глаза долинец заметил, что Слан-тер с изумлением смотрит на него. Но это длилось какую-то долю мгновения, потом Гарет Джакс отодвинул их с гномом себе за спину и, плечом к плечу с Эльбом Форкером, направился вперед.

Черными тенями они вышли из мрака и дождя прямо перед стражниками на другой стороне моста. Что-то будто тисками сжало горло Джайра. Мало того что он сорвал голос — гномов было слишком много, чтобы песнь желаний могла обмануть их всех. Недобрые желтые лица повернулись в сторону путешественников. Пару мгновений гномы просто смотрели, озадаченные странным обликом приближающихся к ним фигур, уверенные, однако, что только гномы могли так запросто пройти по мосту, появившись из лагеря на той стороне. Но еще до того, как изумление переросло в тревогу, Гарет Джакс и Форкер бросились в атаку. Меч и кинжал сверкнули в ночи. Полдюжины гномов упали замертво еще до того, как остальные успели сообразить, что происходит. Только потом раздались крики тревоги.

И почти тут же с другой стороны донеслись ответные вопли. Съежившись на краю моста, Джайр и Слантер напряженно вглядывались в темноту, почти ничего не видя, но зато хорошо слыша крики сражающихся. Пронзительный звон тетивы знаменитых эльфийских луков перекрыл даже вой ветра и шелест дождя, и тут же раздались предсмертные хрипы гномов.

И вдруг прямо на них из темноты вылетел гном, окровавленный и всклокоченный, его глаза горели бешеным огнем. Размахивая боевым топором, гном выскочил на мост и, сбитый с толку, остановился при виде Слантера. Но потом он увидел Джайра и рванулся к нему. Долинец отшатнулся, защищаясь голыми руками. Он так испугался, что на мгновение забыл о своем длинном кинжале. Яростно рыча, гном занес топор.

— Нет, только не мальчишку, ты… — завопил Слантер.

Гном резко повернулся к нему, обрушивая топор. Но Слантер оказался проворнее: один взмах меча — и гном тяжело рухнул на доски моста. Слантер отпрянул. Казалось, он сам был в шоке. Потом он схватил Джайра за руку, рывком поднял его на ноги и потащил за собой прочь с моста.

Из темноты возник Эльб Форкер. Не сказав им ни слова, он нырнул под мост, опустился на колени и нащупал руками скрытые штыри, которые держали крепления. Помогая себе кинжалом, он принялся освобождать их.

С центра моста донесся новый шквал криков, потом — топот ног по деревянному настилу. Из тьмы и тумана вырвались Хельт и Эдайн Элессдил, но, не сходя с моста, остановились, повернулись навстречу погоне и натянули тетиву своих длинных луков. Где-то во тьме позади гномы взвыли от боли. Снова звон тетивы — и безумные крики. А потом топот ног растворился в ночи на той стороне. Гномы пока отступили, но вряд ли надолго.

— Поторопись со своими штырями! — прокричал Хельт.

Теперь к Форкеру присоединился Гарет Джакс. Вместе они быстро вытянули все штыри — остались лишь два последних. На мосту вновь раздался топот.

— Хельт! — крикнул Мастер Боя, выбираясь на скалистый выступ. Форкер карабкался следом. — Уходите с моста!

Каллахорнец и эльф бросились во мрак. Вслед им летели копья и стрелы. Эдайн, как более проворный и легкий, первым вылетел на площадку, едва не наткнувшись на Джайра и Слантера.

— Пора! — крикнул Форкер Гарету Джаксу.

Они стояли напротив друг друга. Разом они вытащили крепления из пазов. В то же мгновение Хельт спрыгнул с моста на каменную площадку.

Деревянные балки жалобно скрипнули, и мост — сначала очень медленно — стал оседать. Гномы на мосту пронзительно завопили, но было уже поздно. На мгновение будто зависнув в воздухе, вся конструкция обрушилась в дождь и туман. Потом и на другой стороне сорвались крепления. Мост исчез в черной бездне.

А на северном склоне Клина шесть теней скользнули во тьму и растворились в ночи.

ГЛАВА 17

Они ночевали в пещере в полудюжине миль к востоку от Клина. А наутро, когда проснулись, дождя уже не было. Никто не знал, когда именно прекратился ливень, — даже Эдайн Элессдил, который стоял на страже последним. Измученный ночной битвой у Клина, юный эльф тоже уснул.

41
{"b":"4803","o":1}