ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдруг чьи-то руки подхватили его, вытащили из воды и тьмы и положили на твердую землю. Снова — на твердую землю! Джайр разобрал человеческие голоса, но слова закружились в его сознании, словно сухие листья, уносимые ветром. Все дрожало перед глазами, но наконец юноше удалось сосредоточить взгляд: Гарет Джакс низко склонился над ним. На лице Мастера Боя блестела влага, мокрые волосы слиплись.

— Ты меня слышишь, долинец? Все в порядке. Теперь все в порядке.

Рядом с Мастером Боя возникли другие лица — грубоватые лица дворфов, решительные и серьезные. Джайр тяжело сглотнул, откашлялся и что-то неразборчиво пробормотал.

— Ничего сейчас не говори, — хрипло сказал один дворф. — Просто лежи.

Долинец кивнул. Потом его заботливо завернули в одеяла, подняли и понесли куда-то.

— Вот уж точно: ночь заблудившихся путников, — хохотнул кто-то рядом.

Джайр хотел было поглядеть, кто это говорит, но никак не мог сообразить, откуда именно доносился голос. В конце концов он расслабился на руках, несущих его, убаюканный легким качанием. Так хорошо, тепло…

И Джайр заснул.

ГЛАВА 19

Проснулся долинец лишь в полдень. Он бы, наверное, спал и дольше, но кто-то довольно бесцеремонно потряс его за плечо, и хриплый голос гаркнул над самым ухом:

— Мальчик, подъем! Хватит дрыхнуть! Ну, давай просыпайся!

Джайр нехотя зашевелился, перевернулся на спину и сонно протер глаза. Из окна рядом с кроватью в комнату лился сероватый свет — долинец прищурился.

— Давай-давай, день уже на исходе! И весь день я сижу тут как цепной пес. По твоей, между прочим, милости!

Только теперь Джайр посмотрел на говорящего. На постели в ногах долинца сидел…

— Слантер? — прошептал он, не веря глазам.

— Ну а кто же еще? — фыркнул тот. Джайр моргнул:

— Слантер?

И тут на долинца нахлынули воспоминания: как бежали сквозь тьму по горам, спасаясь от гномов; как отряд разделился в битве; как потом они с Гаретом Джаксом прыгали в Циллиделлан; как он сам чуть не утонул и дворфы спасли его. “Теперь все в порядке”, — сказал Мастер Боя. Ну да… Юноша снова моргнул. Ну а Слантер, а остальные…

— Слантер! — воскликнул долинец, окончательно просыпаясь. Он даже вскочил на постели. — Слантер, ты жив!

— Жив, как видишь. А что, не похоже?

— Но как же?.. — Джайр не договорил. Он подался вперед и схватил гнома за руку. — А остальные? Что с ними?

— Да успокойся ты. — Гном с раздражением вырвал руку. — Все тут и прекрасно себя чувствуют, так что не переживай. Эльф ранен в плечо, но пустяки — жить будет. Единственный, кто в опасности, — это я. Еще немного, и я бы тут умер со скуки. Конечно, все утро сижу здесь с тобой! Может быть, все-таки вылезешь из кровати и мы пойдем отсюда?

Но Джайр уже не слушал его. Значит, все хорошо, повторял он себе снова и снова. Все живы. Все выбрались благополучно. Если честно, он даже и не надеялся на такой исход. Долинец облегченно вздохнул. И тут вдруг в его памяти всплыли слова Короля Серебряной реки: “Каждого, кто пойдет с тобой, осенит мое могущество. И даст силу телам их”. Может, та самая сила — магический дар — и помогла им всем пережить эту ночь и собрала теперь вместе.

— Вставай! Вставай! Вставай! — Слантер нетерпеливо заерзал. — Ты что, собрался сидеть тут вечно? Эй?

Джайр спустил ноги с кровати и огляделся: интересно, куда это он попал? В маленькой комнатке, выложенной каменными плитами, было лишь самое необходимое — кровать, стол, пара стульев. Никаких украшений на стенах, только один гобелен с вытканным на нем гербом. Два узких окна, одно — в изголовье кровати, другое — напротив. Единственная деревянная дверь. И в углу — небольшой камин с железной решеткой.

Долинец взглянул на Слантера:

— Где мы?

Гном смотрел на него как на законченного идиота:

— Ну надо же, “где мы”! Мы в крепости дворфов.

“Ну конечно, где же еще?” — уныло подумал долинец. Он осторожно поднялся на ноги, еще не уверенный в своих силах, встал с постели и выглянул в окно. Сквозь узкую прорезь было видно лишь низко нависшее небо, а внизу, в пелене тумана, — мутно-серая вода. Циллиделлан.

А потом Джайр заметил, что снаружи на удивление тихо. А ведь он — в Капаале, крепости дворфов… Еще вчера целая армия гномов пыталась взять ее приступом. Почему же теперь они не атакуют? Долинец почувствовал неладное.

— Слантер, а почему так тихо? — возбужденно спросил он. — Что там с осадой?

— Откуда я знаю? — пробурчал гном. — Мне не докладывают.

— Но что там все-таки происходит? Ты что-нибудь знаешь?

Слантер резко поднялся:

— Ты вообще слышишь, что я говорю? Ты бы уши прочистил, что ли. Сколько я должен повторять: я все время сидел здесь, в этой комнате, запертый, словно базарный вор! А потом они выудили тебя и притащили сюда, и я сидел тут уже с тобой. Какого черта! Вот и спасай после этого всяких там каллахорнцев-головорезов! Что я с этого поимел? Сижу под замком и гляжу на дрыхнущего долинца!

— Ну, я…

— Гном и есть гном, так они рассуждают! И если ты гном, то тебе доверять нельзя! И вот я, словно добрая нянюшка, умиляюсь над спящим мальчиком. Ждал целый день, пока ты соизволишь продрать глаза! Да ты бы, наверное, дрых и дальше, если б терпение мое не кончилось.

— Ну разбудил бы меня пораньше…

— Как, интересно, пораньше? — взорвался гном. — Откуда мне было знать, что с тобой? Все, что угодно, могло бы быть! Тебя принесли полудохлого, как тебя было тревожить? Лучше уж подождать и убедиться, что все нормально! Да если бы что-то не так, этот черт, Мастер Боя, с меня бы кожу с живого содрал!

Джайр невольно улыбнулся:

— Ты успокойся, ладно? Гном сжал зубы:

— Я успокоюсь, когда ты вылезешь из кровати и соизволишь одеться! Там, между прочим, за дверью стражники. Это чтоб я не вышел! Но быть может, с тобой меня выпустят. Так что давай одевайся — пойдем. А потом уже делай что хочешь! Одевайся, кому говорю.

Пожав плечами, долинец стянул через голову ночную рубашку и потянулся за своей одеждой. Джайра обрадовало, правда, и слегка удивило, что Слантер снова разговорился, хотя пока он не услышал от гнома ничего, кроме ругани. Теперь Слантер, по крайней мере, вновь стал похож на того многословного, шумного, грубоватого гнома, каким был в ту ночь, когда оглушил долинца дубиной и взял в плен. Там, недалеко от Ли… На того самого Слантера, который, несмотря ни на что, так понравился Джайру. Долинец действительно переживал, когда потом гном замкнулся в себе и стал сам на себя не похож. И вот теперь перед ним был прежний Слантер и ругал его на чем свет стоит.

— Мне так неловко, что тебе пришлось тут со мной сидеть, — робко выдавил Джайр.

— Еще бы тебе было ловко! — пробурчал гном. — Притащили тебя ко мне. Решили, наверное, что из меня выйдет заботливая сиделка…

Джайр улыбнулся:

— И вроде как не ошиблись.

Лицо гнома окаменело, и Джайр поспешил отвернуться. Он уже натягивал сапоги, как вдруг вспомнил: кристалл видения! Серебристая Пыль! Так, карманы пусты. Улыбка мгновенно сошла с лица долинца. Он быстро обшарил одежду. Ничего! Джайр, как безумный, перевернул постель, потряс ночную рубашку и даже заглянул под кровать. Ни кристалла, ни Пыли. Неужели он потерял их? Джайр представил: прыжок со скалы, бесконечный полет, черная вода Циллиделлана…

— Чего-нибудь ищешь?

Долинец сжался. Ему показалось, что беспокойство в голосе Слантера прозвучало как-то фальшиво. Он резко вскинул голову:

— Слантер, что ты сделал?..

— Я? — состроив невинную мину, перебил его гном. — Твоя добрая нянюшка?

Джайра охватила злость. — Где они, Слантер? Куда ты их дел?

Теперь уже гном улыбался.

— Знаешь, хоть мне и было приятно с тобой посидеть, я бы все-таки охотно занялся чем-нибудь поинтереснее. А если ты ищешь кристалл с кошельком, то их взял Мастер Боя. Вчера, когда тебя раздевали. Мне он их, конечно, не доверил. — С довольным видом он скрестил руки на груди. — Ну и долго ты будешь возиться? Или я еще должен помочь тебе одеться?

47
{"b":"4803","o":1}