ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да. — Дворф наконец оторвал от Слантера тяжелый взгляд. — Это был очень хороший план, принц эльфов. И знай мы получше расположение лагеря гномов и осадных рубежей, мы бы еще тогда ушли отсюда.

— А что, тут опасно?

— Да нет, крепость надежна. Провизии столько, что хватит на несколько месяцев. И потом, здесь, в горах, никакому войску не развернуться в полную силу. Пока мы в Капаале, нам ничто не грозит, но вот когда выйдем отсюда… тогда уже — да, будет опасно.

Слантер что-то пробормотал и одним глотком осушил кружку эля. Форкер взглянул на гнома и вновь посуровел: — Ну а пока у нас здесь есть дело. У нас с тобой, гном.

Слантер настороженно поднял глаза:

— И что же у нас тут с тобою за дело, дворф? Форкер еще больше насупился, но голос его остался спокойным.

— Здесь в крепости кое-кто утверждает, что знает замок Мордов как свои пять пальцев. Если это действительно так, то знания его могут здорово нам пригодиться.

— Если так, получается, я вам больше не нужен! — фыркнул Слантер. — Так чего ж ты еще-то от меня хочешь?

— Знания полезны, лишь когда они истинны, — невозмутимо продолжал Форкер. — Ну а это определить можешь только ты.

— Я? — Гном невесело рассмеялся. — И вы хотите довериться мне, чтоб я разобрался, что ложь, а что правда? С чего это вдруг? Или вы просто меня проверяете? Да, пожалуй. Сверите то, что скажу вам я, с тем, что говорил тот, другой! Вы никогда мне не доверяли! Всегда меня в чем-то подозреваете!

— Слантер! — с досадой воскликнул Джайр.

— Это ты как раз всех подозреваешь! — сурово добавил Эдайн Элессдил.

Слантер хотел было что-то сказать, но, подумав как следует, промолчал.

А потом снова заговорил Форкер:

— Если б я даже и вздумал тебя проверять, то уж никак не со слов того…

— А кто он вообще? — спросил Слантер после долгого молчания.

Дворф сдвинул брови:

— Мвеллрет.

Слантер опешил.

— Мвеллрет? — выдавил он. — Ящер?

Он произнес это с таким отвращением, что Джайр и Эдайн Элессдил изумленно переглянулись. Они оба никогда не видели ни одного мвеллрета. Да и слышали-то о нем впервые. Однако при виде реакции гнома и эльф, и долинец одновременно подумали, что лучше бы им так и остаться в неведении.

— Дня за два до начала осады патруль Радхомма выудил его из Циллиделлана. Плавал, словно коряга, у самого берега, — не сводя глаз со Слантера, говорил Форкер. — Когда его вытащили, он был скорее мертв, чем жив. Но ничего, отошел. Что-то там бормотал: будто бы странники прогнали его с Вороньего Среза. Говорил, что знает, как их всех уничтожить. В общем, его привели сюда. Но разобраться с ним не успели, как раз началась осада. — Он помедлил. — Да и как они могли проверить, правду он говорит или нет. Но вот теперь мы узнаем…

— Как же, правду! — воскликнул Слантер. — Жди от ящера правды!

— Но он жаждет мщения и, наверное, не станет обманывать нас. Быть может, заключим с ним сделку: он нам все расскажет, а мы вроде как за него отомстим. Сам посуди. Ведь он знает секреты Вороньего Среза и Грани Мрака. Должен знать. Ведь это были их горы, мвеллретов. И их крепость.

— Их горы?! Еще не хватало! — Слантер так разозлился, что даже выскочил из-за стола. — Они все захватили, эти гнусные ящеры! Эта их крепость, она построена на костях моего народа! Они превратили гномов в рабов! Своей проклятой темной магией! Да, они, как и странники, знают магию, эти черные склизкие дьяволы! Да я лучше сразу себе перережу глотку, чем доверюсь мвеллрету!

— Слантер, ты что?.. — попытался его успокоить Джайр.

— Подожди, Омсворд, сядь! — оборвал Форкер вскочившего было долинца и повернулся к Слантеру. — Гном, я, так же как и ты, не доверяю ему. Но нам пригодится любая помощь. Любая! А если выяснится, что мвеллрет лжет… что же, мы знаем, что тогда делать.

Слантер еще мгновение постоял, молча глядя на стол перед собой, потом медленно сел на место.

— Только зря время тратить… Иди один, Форкер. И сам с ним разбирайся. Дворф пожал плечами:

— Я просто подумал: это все-таки лучше, чем сидеть под замком. Я подумал, что ты уже устал от безделья и хочешь чем-нибудь заняться. — Он замолчал и поглядел на Слантера, который не отрываясь смотрел ему в глаза — Да и как, интересно, я разберусь, говорит ли мвеллрет правду? Тут только ты можешь помочь.

Все долго молчали. Слантер все так же внимательно глядел на Форкера.

— Ну и где этот мвеллрет сейчас? — наконец спросил он.

— В каморке, в подвалах. Вроде как в камере. Он никогда не выходит, даже чтоб прогуляться. Не любит он воздух и свет.

— Черный дьявол! — пробормотал Слантер и вздохнул. — Чего уж, ладно, идем. Значит, ты и я.

— И они двое, если хотят, — указал Форкер на Джайра и Эдайна.

— Я пойду, — тут же вскочил Джайр.

— Я тоже, — согласился эльф. Форкер кивнул и поднялся:

— Тогда пошли прямо сейчас.

ГЛАВА 20

Они вышли из сада, прошли по каким-то тоннелям и спустились в самые недра плотины Капааля — по крутым узким лестницам, что, словно черные норы, вгрызались в камень постройки. Пятна света мутными лужами переливались под лампами с горящим маслом. Закопченные плафоны слегка покачивались на железных подвесках. И от этого словно промасленного света окружающий сумрак казался лишь гуще. Здесь, в переходах нижнего уровня крепости, воздух был спертым и влажным. Сквозь тишину прорывался глухой рев воды и отдаленный скрежет гигантских колес. Друзья прошли вдоль ряда закрытых дверей. Джайр невольно поежился. У него появилось вдруг странное чувство: будто бы за стеной притаился огромный зверь. Притаился, слушает гул механизмов, шевелится в ответ и урчит. И только ждет удобного случая, чтобы вырваться из своей темной норы.

Здесь, внизу, было пустынно. Дворфы — вольный лесной народ и не выносят каменные подземелья и темные замкнутые пространства. Когда-то, чтобы выжить в Больших Войнах, им пришлось поселиться в подземных пещерах. А когда страшные битвы закончились и дворфы вновь вышли наверх, к свету солнца, они поклялись никогда больше не возвращаться во тьму. И вот прошло уже столько лет, но до сих пор ни один дворф без крайней нужды не полезет под землю: в горную пещеру или в подвал каменной крепости. Вот и тут, в Капаале, хотя волей-неволей им приходилось спускаться к шлюзам и проверять механизмы, дворфы делали это не чаще, чем нужно, и, поскорее управившись с необходимой работой, спешили наверх, к свету солнца и свежему воздуху.

Вот почему так мало дворфов встретилось здесь четырем друзьям. И никто из них даже не удивился выражению на лицах воинов: маски стоического терпения плохо скрывали явное отвращение дворфов к этой пренеприятнейшей из обязанностей.

Форкер тоже чувствовал себя неуютно, однако держался. Развернув плечи и решительно глядя вперед, он вел своих спутников по лабиринту тоннелей и лестниц, сквозь пятна мутного света и пелену тьмы в самый низ, в подвалы крепости. А по пути, чтобы не тратить зря времени, а может быть, чтобы подбодрить себя, дворф рассказывал Джайру и Эдайну Элессдилу о мвеллретах.

Вообще-то мвеллреты — это тролли, так начал он свой рассказ. Во времена Больших Войн племена троллей укрылись в горах, но эти остались в лесах и попали под излучения энергий и сил, под воздействием которых оказалась тогда земля. Однако мвеллреты не погибли и даже сумели приспособиться к новым условиям жизни: их кожа и сами тела изменились. И изменились существенно. Конечно, тогда всем пришлось приспосабливаться — кто как мог. Например, горные тролли на севере стали сильнее и выше ростом, кожа их потемнела и огрубела и похожа теперь на кору старого дерева. Но они все равно остались троллями. А вот мвеллреты стали похожи на каких-то гигантских рептилий. Леса, где селились они, превратились в болота и топи, листва там увяла и загнила. И мвеллреты приняли облик исконных обитателей трясин. Слантер не зря ведь называет их ящерами: вместо кожи у них чешуя, руки и ноги совсем короткие, а пальцы заканчиваются когтями. И тела у них длинные, гибкие, как у змей.

49
{"b":"4803","o":1}