ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне кажется, дедушку можно уговорить показать вам дорогу на восток, по крайней мере до Вороньего Среза, — задумчиво проговорила она. — Но вот дальше…

— Подожди… сейчас мы тут подумаем… — Рон умоляюще вскинул руки и повернулся к Брин. — Я знаю, что ты уже твердо решила довести до конца этот поиск, который Алланон поручил тебе. Я понимаю, ты должна это сделать. И я пойду с тобой и буду рядом, пока это все не закончится. Но нам нужен меч, Брин. Разве ты не понимаешь? Он нам необходим! У нас нет никакого другого оружия против Мордов! — Горец с досадой поморщился. — Черт побери, как я смогу защитить тебя без меча?

Брин смутилась, внезапно подумав о грозной силе песни желаний и о том, что сила эта сотворила с теми парнями с Длинной Гряды в торговом дворе на Грачином Пределе. Рон об этом, конечно, не знал — да ей и не хотелось, чтобы он узнал, — но сила эта могла стать мощным оружием. Настолько мощным, что Брин не решалась даже представить себе. Сама мысль о том, что в ней таится подобная сила, была ей ненавистна. А Рон так настойчиво твердит о возвращении меча Ли…

Брин поглядела на Рона: странное выражение было в его серых глазах. Любовь и забота о ней смешались во взгляде горца с непоколебимой уверенностью, что ему ни за что не помочь Брин без меча, наделенного Алланоном магической силой. И еще в его взгляде сквозило такое отчаяние…

— Нам никак не найти твой меч, Рон, — очень тихо сказала Брин.

Они долго молча смотрели друг на друга, сидя так близко на деревянной скамье под сенью раскидистой ивы. “И больше не надо об этом, — твердила Брин про себя. — Пожалуйста, больше не надо”. Коглин снова присоединился к ним. Бормоча всякие нелестные замечания по адресу Шепоточка, он устало опустился на краешек скамейки и принялся рассеянно вертеть в руках свою трубку.

— Должен быть способ, — внезапно проговорила Кимбер, нарушая молчание. Все как один повернулись к ней. — Можно спросить у Угрюма-из-Озера.

— Ха! — фыркнул Коглин. — Лучше тогда уж спросить у какой-нибудь ямы в земле. Но Рон встрепенулся:

— Что за Угрюм-из-Озера?

— Аватар, дух Угрюмого озера, — спокойно ответила Кимбер. — Он живет в озерце к северу от Каменного Очага. Как раз где трещина раскалывает хребет. Он жил там всегда, еще до того, как древний мир волшебства был разрушен, так он сам мне сказал. Он владеет секретами магии древнего мира и умеет разгадывать тайны, скрытые от простых смертных.

— И он может сказать мне, где найти меч Ли? — горячо прошептал горец, не обращая внимания на то, что Брин положила ладонь на его руку, сдерживая его нетерпение.

— Ха-ха-ха! Нет, вы только на него посмотрите! — расхохотался вдруг Коглин. — Да он, кажется, думает, что уже получил ответ! Думает, он нашел чудненький способ! Угрюм-из-Озера уже увязал все секреты в такой симпатичный тюк и ждет не дождется, как бы скорее отдать ему! Одна только маленькая проблема: как отличить ложь от правды? Но это ведь так, пустячок! Ха-ха-ха!

— Он о чем, вообще, говорит? — сердито воскликнул Рон. — Что это значит: отличить ложь от правды?

Кимбер строго поглядела на дедушку и повернулась обратно к горцу:

— Это значит, что аватар не всегда говорит правду. Ну, в общем, он больше выдумывает, или обманывает, или говорит загадками, которые никто не может потом разгадать. Это он так играет: сплетает ложь с правдой, ну а тот, кто его слушает, так запутывается, что уже просто не может понять, чему верить.

— Но зачем ему это? — Брин была явно сбита с толку.

Кимбер пожала плечами:

— Все они, духи, такие. Они мечутся между тем миром, что был, и тем, что еще только будет, но по-настоящему в обоих мирах им нет места.

Она сказала это с такой уверенностью и с таким знанием дела, что Брин удовольствовалась ответом и не стала расспрашивать дальше. Ведь так же все было и с духом Бремана. Или, по крайней мере, очень похоже. Только у духа Бремана был долг, определенные обязательства перед миром смертных, каковые у Угрюма-из-Озера явно отсутствовали; однако дух друида тоже не открывал всего, что знал, или же говорил как-то путано и неясно. Он всегда что-то утаивал. И может быть, даже не из стремления к таинственности: ведь будущее складывается из настоящего, которое никогда не бывает ясным, определенным и неизменным, — вот почему все предсказания так туманны. Потому что в момент предсказания то, что будет, еще пребывает в развитии.

— Деда сердится, потому что я хожу разговаривать с Угрюмом-из-Озера, — объясняла Рону Ким бер Бо. — Ему не нравится, что аватар всегда обманывает. Но все-таки, знаешь, разговоры с ним очень забавны. Для меня это стало интересной игрой. — Она напустила на себя суровый вид. — Но конечно, это уже не забавно, когда тебе нужно узнать от него что-то действительно важное. Это совсем другая игра. Я никогда не расспрашиваю его о будущем и даже не слушаю, если он вдруг сам пожелает мне что-нибудь рассказать. Временами он бывает таким жестоким.

На мгновение Рон опустил глаза, но потом вновь посмотрел на девушку:

— Думаешь, можно его заставить открыть мне, что стало с мечом?

— Не заставить, — приподняла брови Кимбер. — Может быть, убедить. Или как-нибудь хитростью выведать. — Она поглядела на Брин. — Но если честно, я думала вовсе не о мече. Я подумала, может быть, он подскажет, как отыскать дорогу через Вороний Срез в Мельморд. Если там есть такой путь, где странники тебя не заметят. Угрюм-из-Озера наверняка о нем знает.

Наступила долгая напряженная тишина. Брин лихорадочно соображала. Ведь это именно то, что им нужно: дорога в Мельморд, скрытая от глаз черных странников, — ключ к завершению похода за Идальч. Это намного важнее меча Ли со всей его магической силой. И если уж быть до конца честной, Брин совсем не хотелось, чтобы меч нашелся.

Какая в принципе разница, найдется меч или нет, если может и не представиться случая им воспользоваться? Она взглянула на Рона и увидела в его глазах несгибаемую решимость. Да, он теперь ни за что не отступится.

— Надо попробовать, Брин, — едва слышно произнес горец.

Лицо Коглина расплылось в хитрющей улыбке.

— Давай, южанин, попробуй! — Смех старика разнесся эхом в ночной тишине.

Брин колебалась. Шепоточек, свернувшийся клубком у ног хозяйки, приподнял голову и с любопытством моргнул. Брин как зачарованная уставилась в синие глаза зверя. В каком же она оказалась отчаянном положении, если приходится прибегать к помощи юной девушки из леса, полоумного старика и постоянно исчезающего кота.

Но теперь рядом нет Алланона…

— Ты расспросишь о нас Угрюма-из-Озера? — спросила она у Кимбер. Та улыбнулась:

— О, я думаю, Брин, тебе лучше самой расспросить его.

И после этого Коглин неудержимо расхохотался.

ГЛАВА 32

На следующее утро, всю дорогу до Угрюмого озера, Коглин продолжал хихикать. Что-то радостно бормоча себе под нос, он с необычной для старого человека легкостью несся по лесу, устланному шуршащим ковром листьев. Казалось, в своей ребяческой беспечности он не замечает ничего вокруг, заблудившись в туманном, полубезумном мире своих грез. Однако Коглин то и дело хитро поглядывал на Брин, и глаза его были остры и проницательны, а в голосе старика слышалась лукавая скрытая радость:

— Попробуй, южанка, конечно, чего не попробовать?! Ха-ха-ха! Поговори с Угрюмом-из-Озера и расспроси его обо всех секретах! Чего только не пожелаешь: о том, что есть, и о том, что еще будет! Да, за тысячи лет Угрюм-из-Озера насмотрелся всякого. Все, что творил с собой человек, видел он, а у него взгляд остер! Спроси его, девочка, вызови духа и все узнаешь!

И старик со смехом уносился в лесную чащу. Кимбер Бо то и дело выражала свое неодобрение дурашливым поведением Коглина — то быстрым словом, то суровым укоризненным взглядом. Но ни слова ее, ни взгляды не возымели должного действия, и старик продолжал поддразнивать и насмехаться.

79
{"b":"4803","o":1}