ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, безмозглый кот на это способен. — Он поглядел сверху вниз на Шепоточка, который сонно моргнул в ответ. — Учил я его, учил — только время зря тратил. Ладно, идем все вместе. Но если вдруг что, ты, девочка, держись подальше. Все опасности уж оставь мне.

Брин и Рон быстро переглянулись. Кимбер Во повернулась к ним:

— Итак, решено. На рассвете выходим.

Брин с Роном уставились друг на друга, не веря своим ушам. Что происходит? Только что здесь решили — словно это была самая что ни на есть естественная в мире вещь, — что юная девушка (едва ли старше Брин), полоумный старик и время от времени исчезающий кот вернут им пропавший меч Ли, отобрав его у каких-то жутких созданий, именуемых гномами-пауками, а потом еще проводят их к Вороньему Срезу и Грани Мрака! По стране, кишащей гномами, черными странниками и другими опасными тварями чудовищной силы, одна из которых, между прочим, убила самого Алланона. Ну а старик с девушкой ведут себя так, будто их это вовсе не беспокоит.

— Кимбер, нет, — в конце концов проговорила Брин, не зная, что еще можно сказать. — Тебе нельзя с нами.

— Да, Брин права, — согласился Рон. — Ты даже не понимаешь, против чего мы идем.

Кимбер Бо обвела их спокойным взглядом:

— Я понимаю. И даже лучше, чем ты думаешь. Я вам уже говорила: эта земля — мой дом. И дедушкин. Мы знаем здесь все, все опасности, и понимаем их.

— Но в странниках ты ничего не смыслишь! — взорвался Рон. — Что вы вдвоем сможете против Мордов?

Но Кимбер не отступалась:

— Я пока не знаю. Думаю, то же, что и вы. Постараемся избежать встречи с ними.

— Ну а если тебе не удастся этого избежать? — настаивал Рон. — Что тогда?

Коглин снял с пояса небольшой кожаный мешочек и протянул его горцу:

— Дадим им отведать моей магии, чужестранец! Дадим им отведать огня, о котором они и не слышали!

Горец с сомнением нахмурился и поглядел на Брин, ища поддержки.

— Но это безумие! — фыркнул он.

— Не спешите отмахиваться от дедушкиной магии, — серьезно проговорила Кимбер, ободряюще кивнув старику. — Всю жизнь он прожил в этой дикой стране, и не раз и не два доводилось ему встречаться с опасностями. Но вот он тут, жив и здоров. Деда такое способен сотворить, вы и представить себе не можете. Его помощь вам здорово пригодится. И наша с Шепоточком тоже.

Но Брин опять покачала головой:

— Мне кажется, это не очень хорошая мысль, Кимбер.

Девушка с пониманием кивнула:

— Ты еще передумаешь, Брин, вот увидишь. Ну да ладно, в любом случае у тебя нет выбора. Шепоточек вам нужен, чтобы находить следы. Дедушка — чтобы провести вас по этой стране. И я вам нужна — чтобы им в этом помочь.

Брин хотела было вновь возразить, но внезапно одумалась. О чем она размышляет? Они ведь для этого и пришли к Каменному Очагу — чтобы найти человека, который провел бы их с Роном через Темный Предел. Только один человек здесь мог это сделать — Коглин. Без Коглина им пришлось бы плутать по дебрям Анара, наверное, не одну неделю. А времени у них нет. И вот теперь, когда они отыскали Коглина и он сам предлагает помощь, которая так им необходима, она, Брин, тем не менее пытается отказаться!

Но все-таки Брин колебалась. И на это были причины. Кимбер — добрая и смелая девушка, вот только по силам ли ей этот поход? Брин казалось, что нет. Но факт оставался фактом: без нее Коглин, похоже, вряд ли сможет пойти. Так есть ли право у Брин ставить заботу о девушке выше той ответственности, которую возложил на нее Алланон?

Она так не думала.

— По-моему, все уже решено, — тихо сказала Кимбер.

Брин еще раз поглядела на Рона. Горец беспомощно покачал головой, уступая.

Брин повернулась к Кимбер и устало улыбнулась.

— Решено, — согласилась она, надеясь вопреки здравому смыслу, что решено было правильно.

ГЛАВА 35

На следующее утро, едва забрезжил рассвет, они отправились в путь из долины Каменного Очага на север, к темным пикам Взбитого Хребта. Шли не спеша, как и тогда — к Угрюмому озеру. Лес за долиной, по всему пространству между Вороньим Срезом и равнинами Рэбб, представлял собой настоящий лабиринт глубоких оврагов и впадин в земле, где неосторожные путники могли покалечиться. Вот почему приходилось идти очень медленно, тщательно выбирая дорогу. День выдался теплым и ясным, наполненным светом, звуком и пряным запахом осени. Иногда впереди меж стволов тихой тенью мелькал Шепоточек. Путешественники чувствовали себя бодрыми и отдохнувшими, хотя вчера засиделись почти до утра, обсуждая предстоящий поход. Конечно, со временем недостаток сна еще даст о себе знать, но пока что все четверо — Брин, Рон, Кимбер Бо и Коглин — ощущали лишь прилив энергии и возбуждение, как бывает всегда в начале какого-нибудь опасного предприятия, и без труда прогоняли подкрадывающуюся усталость.

Но не так-то легко было отделаться от свербящего чувства неуверенности: Брин так и не смогла решить для себя, правильно ли она поступила, взяв с собой Кимбер Бо и Коглина. Решение было принято, обещания — даны, и поход начался; но все же сомнения, донимавшие Брин с самого начала, не пропали. Безусловно, так или иначе, они все равно одолевали бы ее: и сомнения, и страхи — особенно после мрачных предсказаний Угрюма-из-Озера. Но сомнения и страхи лишь за себя и за Рона. За Рона, чья решимость идти с нею до конца была настолько несокрушимой, что Брин ничего не оставалось, как только смириться с тем, что ей уже не удастся уговорить горца отпустить ее одну. И вот теперь к этим переживаниям прибавилась еще и тревога за девушку со стариком. Несмотря на все их заверения, Брин сомневалась, что им хватит силы пережить столкновение с порождениями Тьмы. Да и как могла она думать иначе? Ну да, они столько лет прожили в этом диком краю, в самых дебрях Анара. Но это совсем ничего не значит. Потому что теперь им придется встретиться с силой нечеловеческой. И что бы там Коглин ни говорил о своей хитрой магии, какое такое страшное колдовство сможет выставить он против призраков-Мордов?

Брин даже думать боялась, что будет с девушкой и стариком, встань они на пути Мордов. Но больше всего Брин пугала мысль о том, что тогда станет с нею самой. Что если поход этот действительно кончится смертью Коглина и Кимбер Бо? Как она сможет идти дальше, зная, что это она их не удержала, позволила им идти с ней?

Однако Кимбер, похоже, была уверена и в себе, и в своем деде. Она не терзалась ни страхами, ни сомнениями. Только эта уверенность, и решимость, и еще непостижимое чувство какого-то странного долга перед Роном и Брин вели ее вперед. А ведь Кимбер все это делала не для себя, а для них.

— Мы ведь друзья с тобой, Брин, ну а друзья помогают друг другу в беде, — объяснила она прошлой ночью, когда разговор обратился уже в усталый и сонный шепот. — Дружба, она провозглашается открыто и в то же время ощущается где-то глубоко внутри. Ты как будто привязываешься к другому. Ну вот как мы с Шепоточком. Он — мой самый верный друг. Он меня очень любит, и я его тоже люблю, и знаешь, каждый из нас это чувствует. И к тебе я вот чувствую то же самое. Мы друзья, все мы, ну а раз мы друзья, то должны делить и радости, и горести. Твои заботы теперь и мои тоже.

— Это прекрасное чувство, Кимбер, и я очень ценю его, — ответила тогда Брин. — А что если мои заботы слишком уж велики, вот как сейчас? Что если они слишком опасны, чтобы делить их с кем бы то ни было?

— Тем больше причин разделить их, — серьезно сказала Кимбер и улыбнулась. — Разделить с друзьями. Мы должны помогать друг другу, если дружба хоть что-нибудь значит для нас.

После этого уже было нечего сказать. Брин могла бы, конечно, возразить, что Кимбер едва знает ее, что у девушки нет перед ней никаких обязательств, что этот поиск поручен был только ей и девушка со стариком не должны подвергать себя опасности ради почти незнакомого человека. Но все эти доводы ничего не значили бы для Кимбер, которая понимала возникшие между ними отношения как отношения равных и честных друг перед другом людей и чье чувство долга не допускало никаких компромиссов.

88
{"b":"4803","o":1}