ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пронзительный крик пронесся по тоннелю, где маленькая компания пробиралась сквозь сумрак вдоль сточной канавы.

— Проклятие! Что это было? — воскликнул Рон. Никто не ответил ему, пока не замерло эхо.

— Брин, это была Брин, — наконец прошептала Кимбер Бо.

Рон удивленно уставился на нее. Да нет же, вот она, Брин, совсем рядом…

И в это мгновение образ, созданный Брин в сознании спутников, растворился во мраке, обратившись в ничто. Коглин тихо выругался и топнул ногой.

— Что она сделала?.. — начал было горец, но он так растерялся, что не смог даже закончить мысль.

Лицо Кимбер помрачнело. Она шагнула вперед и встала рядом с Роном.

— Наверное, то, что собиралась сделать с самого начала. Бросила нас и ушла одна. Она ведь как-то сказала, что не хочет, чтобы мы все подвергали себя опасности из-за нее, чтобы мы тоже пошли с ней к Мельморду. Ну и сделала так, чтоб мы уж точно туда не пошли.

— Черт побери! — взорвался Рон. — Она что же, не понимает, как это опасно?..

— Все она понимает, — резко оборвала его девушка, уже направляясь обратно по темному тоннелю. — Я должна была догадаться, что у нее на уме. Ладно, раньше надо было думать. Нужно спешить, иначе мы ее уже не догоним. Шепоточек, след!

Шепоточек бесшумной тенью помчался обратно сквозь сумрак тоннеля. Спотыкаясь и скользя по влажному камню, трое людей поспешили вдогонку. Рона буквально трясло от злости и какого-то непонятного страха. Почему Брин так поступила с ними? Почему? Он не мог понять.

Они вылетели на скалистый выступ, нависающий над черной пропастью. Мост, перекинутый через бездонную пустоту, был разрушен в самой середине.

— Ну вот, посмотрите, она использовала свою магическую силу! — фыркнул Коглин.

Рон молча шагнул на разрушенный мост. Пролом футов в двадцать, а дальше мост снова целый. Перепрыгнуть? — внезапно подумал горец. Расстояние, конечно, приличное, но он, наверное, смог бы преодолеть его. По крайней мере попробовать стоит…

— Нет, Рон Ли. — Тут же распознав его намерение, Кимбер рванулась к горцу и оттащила его от края пролома. Рука девушки, сжимающая его руку, была на удивление сильной. — Пожалуйста, не сходи с ума. Тебе ни за что не перепрыгнуть.

— Я не могу снова оставить ее, — упрямо пробормотал он. — Не могу.

Девушка понимающе кивнула:

— Я ведь тоже за нее переживаю. — Она повернулась. — Шепоточек!

Громадный кот тут же подлетел к хозяйке и потерся усатой мордой о ее лицо. Кимбер что-то зашептала ему, нежно почесывая зверя за ухом. А потом резко отступила в сторону.

— След, Шепоточек!

Болотный кот уже мчался по мосту. Даже не остановившись, он весь сжался на бегу и прыгнул. Без труда преодолев черный пролом, Шепоточек мягко приземлился на другом конце моста и через пару мгновений скрылся во тьме тоннеля.

С нескрываемым беспокойством Кимбер глядела вслед своему любимцу. Ей так не хотелось отпускать Шепоточка одного, но он теперь нужен Брин больше, чем ей самой. А Брин была ее другом.

— Только будь осторожен, — прошептала Кимбер. — А потом вновь повернулась к Рону: — Ну а теперь давай думать, как нам добраться до Брин Омсворд.

ГЛАВА 39

К полудню того же дня Джайр и его спутники выбрались наконец из Ночных Пещер на широкую каменную площадку, образованную плоским выступом скалы и выходящую в глубокое ущелье между двумя хребтами Вороньего Среза. Хребты подступали так близко друг к другу, что их острые вершины заслонили собою все небо, только в вышине узенькая голубая полоска пробивалась сквозь густую тень скал. Каменный выступ, на котором стояли путешественники, загибался влево, вдоль горы, и через несколько сотен ярдов вновь скрывался в широкой трещине на поверхности утеса.

Джайр рассеянно скользнул взглядом по сумрачным скалам, поднимая глаза к тонкой полоске светлого неба. Сил уже не осталось, он был измотан до предела. Долинец так и сжимал кристалл видения в бессильно упавшей руке. Они ведь вошли в эти Пещеры, когда еще не рассвело. А теперь уже, наверное, за полдень. И почти все это время Джайру пришлось петь, чтобы песнь желаний поддерживала свет в кристалле. Свет, без которого они никогда бы не вышли из Ночных Пещер. Это отняло все его силы. В усталом сознании долинца до сих пор раздавался мерзкий скрежет проков, скрежет камня о камень, хотя весь этот ужас остался позади, во мраке пещер. И еще в сознании Джайра вновь и вновь выплывал хруст ломающихся костей Ститхиса. Это было невыносимо.

— Надо убираться отсюда. Здесь все прекрасно просматривается, — тихо сказал Гарет Джакс и указал рукой налево.

Слантер с сомнением огляделся:

— Я не уверен, что это правильный путь, Мастер Боя.

Гарет Джакс даже не повернулся к нему.

— А тут, по-твоему, целая куча других дорог?

Друзья молча направились по скалистому выступу к трещине в скале. Трещина оказалась узким ущельем, которое прорезало утес и терялось во мраке. Выстроившись в цепочку, путешественники зашагали по извилистой теснине. Внезапный порыв ветра принес с вершин струю стылого воздуха.

Джайр невольно поежился. Но после леденящего ужаса Ночных Пещер даже это холодное прикосновение было приятно долинцу. Он ощущал всем своим существом: Грань Мрака теперь уже близко. Грань Мрака, и Мельморд, и Колодец Небес. Путешествие подходит к концу, поиск почти завершен. Юноше вдруг захотелось смеяться и плакать, но усталость и боль во всем теле не позволили ему даже этого.

Ущелье петляло, уходя все глубже в скалу. Мысли Джайра разбрелись. Где теперь Брин? Кристалл показывал им ее лицо, но было никак не понять: где сестра, что с ней? Она в каком-то страшном пустынном месте, где только тьма и туман. Быть может, это тоннель под скалой? Или ущелье? Не в этих ли самых горах?

“Ты должен добраться до Колодца Небес раньше, чем она вступит в Мельморд, — предупредил его Король Серебряной реки. — Ради ее спасения должен”.

Задумавшись, долинец споткнулся и едва не упал. Он резко выпрямился, мотнув головой, и спрятал кристалл под рубашку: оказывается, он так и держал камень в руке.

— Смотри под ноги, — прошептал ему на ухо Эдайн Элессдил.

Джайр только молча кивнул.

Долинец пытался представить себе, что будет дальше. В голову лезли одни только мрачные мысли. Целая армия гномов охраняет Грань Мрака. По залам крепости бродят призраки-Морды. И если бы только Морды! Наверняка там скрываются какие-то темные твари — злобные, неумолимые стражи, оберегающие крепость от незваных гостей. От них. Ну а их всего-то шестеро. Что они могут против такого количества и такой мощи? Да почти ничего! И все же, хотя эти мысли и не прибавили долинцу уверенности, положение не казалось ему совсем уж безнадежным. Может быть, из-за Короля Серебряной реки. Ведь не случайно же он для своего поручения выбрал именно Джайра. Значит, старик верил в него, верил, что долинец справится и выполнит эту ответственную миссию. Или, может быть, его собственная решимость и сила воли не давали ему окончательно пасть духом.

Джайр покачал головой. Возможно. Но было еще одно, наверное самое главное: люди, что пошли с ним в этот опасный поход, и так помогли ему, и помогут еще. Пятеро: Гарет Джакс, Слантер, Форкер, Эдайн Элессдил и Хельт. Представители разных земель, все они собрались вместе, объединив свои силы и могущество для последнего страшного противостояния. Два следопыта — каллахорнец и гном, воин дворф, Мастер Боя и эльфийский принц, — такие разные, они все теперь здесь, с долинцем. Их дороги (тоже такие разные) слились в одну, и может так случиться, что никто из них не дойдет до конца. Но пока они вместе. И Джайр был уверен: если будет нужно, каждый отдаст свою жизнь ради того, чтобы долинец выполнил то, зачем пришел сюда. Каждый, даже Слантер. Гном сделал свой выбор там, в Капаале, когда не воспользовался единственной, может быть, возможностью бросить их всех и бежать на север, в пограничные земли, обратно к той жизни, от которой когда-то отказался. Они все теперь связаны друг с другом — все шестеро, — и эта связь уже неразрывна. Джайр почти ничего не знал о своих товарищах. Он твердо знал лишь одно, и этого было достаточно: что бы с ним еще ни случилось, все пятеро будут рядом.

99
{"b":"4803","o":1}