ЛитМир - Электронная Библиотека

Кот начал мурлыкать, и Пар сразу узнал это звук. Кот повернулся, сделал несколько шагов в сторону и оглянулся на Пара. Пар продолжал неподвижно на него смотреть. Кот вернулся на прежнее место и снова посмотрел на Пара.

Пар понял: кот хочет, чтобы он пошел за ним.

Он машинально встал, но тело плохо слушалось. Он не мог решить, пойти ему за котом или убежать. Но почти сразу же отверг второе: не время осторожничать. Кроме того, если бы кот хотел причинить ему вред, он давно бы мог это сделать.

Пар шагнул вперед, кот оглянулся и пошел в глубь леса.

Несколько долгих минут они шли по лесу. Открытые места заливал лунный свет, и Пару было легко следовать за котом. Он видел, как тот ловко скользит впереди него, не задевая веток. Это существо казалось призраком. Потрясение прошло, его сменило удивление. Кто-то послал за ним кота, и он догадывался кто.

Они вышли на поляну, посреди которой несколько ручьев сливались в небольшое озерцо, залитое лунным светом. Вокруг росли старые плакучие ивы, их ветви отбрасывали причудливо переплетающиеся тени.

Кот подошел к воде, сделал несколько глотков и уселся, посматривая на юношу. Пар остановился.

— Здравствуй, Пар, — поздоровался с ним кто-то.

Он огляделся и заметил человека, сидящего на толстом пне и почти неразличимого в тени. Пока Пар присматривался, тот встал и вышел на свет.

— Здравствуй, Уолкер, — ответил Пар. Его дядя был в точности таким, каким запомнил его племянник, и в то же время совершенно другим. В его чертах была видна — хотя и не так заметно, как в Паре, — эльфийская кровь, ослепительно белая кожа контрастировала с черными как смоль волосами до плеч и короткой бородкой. Глаза тоже остались прежними; даже сейчас, глядя из темноты, они видели насквозь. Трудно было сразу понять, что в нем изменилось. Что-то незнакомое было, пожалуй, в его движениях и в голосе, хотя он почти ничего и не сказал. Казалось, Уолкер окружен невидимой стеной, за которую невозможно проникнуть.

На нем была свободная одежда лесного скитальца: штаны, рубаха, короткий плащ и сапоги из мягкой кожи — все под цвет земли и листвы. Уолкер Бо подошел ближе и взял руки Пара в свои.

— Хорошо ли вы устроились в доме? — спросил он.

Пар уже пришел в себя:

— Уолкер, я ничего не понимаю. Почему ты здесь? Почему не встретил нас, когда мы пришли? Ведь ты знал о нашем приближении.

Дядя отпустил его руки и отступил назад.

— Присядем, Пар, — пригласил он племянника и пошел обратно в тень, не дожидаясь ответа. Пар последовал за ним, и они уселись на пень.

Уолкер внимательно осмотрел Пара.

— Я буду говорить только с тобой, — тихо сказал он. — И только один раз.

Пар молча ждал продолжения.

— В моей жизни многое переменилось, — помолчав, снова заговорил дядя. — Я думаю, ты немного помнишь меня, но мало что из того имеет сейчас ко мне отношение. Я покончил с прежней жизнью в Тенистом Доле. Я ушел от безумцев, жизнь которых подчиняется нескольким простейшим инстинктам, отделился от людей всех рас и национальностей, от их жадности и предрассудков, от их войн и политики, от их ужасных теорий. Я пришел сюда, Пар, чтобы жить в одиночестве. Конечно, я всегда чувствовал себя одиноким. Разница в том, что сейчас я одинок не потому, что меня обрекли на это другие, но потому, что я выбрал это сам. Я могу оставаться самим собой и не чувствовать себя при этом чужаком. — Он едва заметно улыбнулся. — Ты, конечно, понимаешь меня, Пар? Ведь в тебе тоже живет магия, и это заметно. Она отделяет тебя от других. В эти дни трудно быть Омсвордами, потому что Омсворды получили в наследство от своих предков эльфов магию, а ни магию, ни эльфов сейчас никто особенно не почитает. Я устал быть не таким, как все, устал находиться под пристальными взглядами, в которых недоверие и подозрительность. Я устал от того, что думаю не так, как другие. И с тобой случится то же самое, если не случилось уже. Это в порядке вещей.

— Меня это не беспокоит, — горячо ответил Пар. — Магия — это дар.

— Ах вот как! Но дар вовсе не то, что надо скрывать, как постыдную болезнь. Не то, что делает тебя подозрительным в глазах людей, чего ты стыдишься, что даже пугает тебя. Ты называешь даром то, что может тебя погубить…

Эти слова прозвучали с такой горечью, что Пар похолодел. Но неожиданно настроение дяди изменилось — он снова успокоился и наклонил голову, словно признавая свою вину:

— Я иногда выхожу из себя, когда говорю о прошлом. Извини. Я вызвал тебя, чтобы поговорить совсем о другом. Но только с тобой, Пар. Я предоставил дом тебе и твоим товарищам, но не приду к ним. Меня интересуешь только ты.

— А как же Колл? — смущенно спросил Пар. — Ты хочешь говорить со мной без него?

Уолкер улыбнулся:

— Подумай сам, Пар. Я никогда не был с ним близок так, как с тобой.

Пар молча посмотрел на него. Он говорил правду. С Уолкером его связывала магия, и Коллу здесь делать нечего.

— Кроме того, — мягко заключил Уолкер, — то, о чем я хочу с тобой говорить, касается только нас двоих.

Пар догадался, что он имеет в виду:

— Сны. — (Дядя кивнул. ) — Значит, ты тоже видел во сне силуэт в черном, похожий на Алланона? Он стоял перед Хейдисхорном, предупреждал, призывал к себе? — У Пара перехватило дыхание. — А что старик? Он к тебе приходил? — (Уолкер снова кивнул. ) — Это в самом деле Коглин?

Лицо Уолкера Бо было непроницаемо.

— Да, Пар, в самом деле.

Пар вспыхнул от удивления и всплеснул руками:

— Не могу поверить! Сколько же ему лет? Он ведь был когда-то друидом. Уолкер, он живет здесь, с тобой?

— Он навещает меня иногда. И остается на некоторое время. Этот кот принадлежал прежде ему — до того, как он подарил его мне. Ты же знаешь, у него всегда был болотный кот. Предыдущего звали Шепоточек, еще во времена Брин Омсворд. Этого зовут Слух. Так назвал его старик. Он считает, что это хорошее имя для кота — особенно для того, который принадлежит мне.

Он замолк, и что-то, чего Пар не смог понять, отразилось на его лице. Пар взглянул туда, где отдыхал кот, но его там не было.

— Слух приходит и уходит так же, как его сородичи, — сказал Уолкер, будто прочитав мысли племянника.

Пар кивнул:

— И что ты собираешься теперь делать, Уолкер?

— Ты про сны? — Его странные глаза ничего не выражали. — Ничего…

— Но ведь старик… — нерешительно начал Пар.

— Послушай! — оборвал его дядя. — Я знаю, чего требуют от меня сны; знаю, кто их послал. Старик приходил ко мне, и мы говорили об этом. Он ушел меньше недели назад. Но я больше не Омсворд, я — Бо. Если я когда-то смог отбросить мое прошлое, с унаследованной магией и славной историей эльфов, то могу поступить так и сейчас. Я не хочу ничего этого. Я пришел в Восточные Земли, чтобы жить так, как жили когда-то мои предки, здесь, где все свежо и чисто и где никто не беспокоит меня своим присутствием. Я научился содержать себя и поддерживать порядок вокруг. У меня есть собеседники: Слух и временами старик. Иногда я даже выхожу за пределы долины. Темный Предел стал моей пристанью, а Каменный Очаг — моим домом. — Он подался вперед, его лицо напряглось. — У меня есть магия, Пар, отличная от твоей, но тоже настоящая. Я умею узнавать мысли других людей, даже если они далеко. Я связан с жизнью нитями, неведомыми другим. Со всеми формами жизни. Я могу исчезать, как этот кот. Могу даже такое! — Он щелкнул пальцами, и внезапно на них вспыхнуло синее пламя. Он взмахнул рукой, стряхнув его. — Я не владею магией песни желаний, но, вероятно, какая-то часть ее во мне живет. Кое-что из того, чем я обладаю, — врожденное, кое до чего я дошел сам, остальному меня научили. У меня есть все, что нужно, а больше ничего мне не надо. Мне здесь хорошо, и я не собираюсь отсюда уходить! Пусть мир позаботится о себе сам.

Пару все время хотелось ему возразить.

— Уолкер, а что, если эти сны — правда? — наконец сказал он.

Уолкер недоверчиво рассмеялся:

— Пар! Подобные сны никогда не бывают правдой! Разве ты не понял это из своих собственных сказаний? Когда бы они ни приходили — сейчас или когда был еще жив Алланон, — одно остается неизменным: Омсвордам никогда не говорили всей правды, а только то, что друиды считали нужным сказать!

26
{"b":"4804","o":1}