ЛитМир - Электронная Библиотека

Проходили минуты. Ночь уже наступила, туман становился все плотнее, но все еще оставался какой-то свет, странным образом исходивший от редких растений. Этот свет казался слабым и обманчивым, но давал Пару возможность видеть все вокруг, и поэтому он полагал, что никто не сможет подобраться к нему незамеченным. Тем не менее он не заметил порождения Тьмы, пока оно не подошло к нему почти вплотную. Это снова был ребенок — высокая тоненькая девочка. Она возникла словно ниоткуда и появилась прямо перед ним, заставив его вздрогнуть от неожиданности.

— Убирайся прочь! — предупредил он, быстро вставая на ноги. — Если ты попробуешь прикоснуться ко мне…

Порождение Тьмы замерцало и исчезло в тумане. Пар глубоко вздохнул. Это вовсе не порождение Тьмы, а оборотень, и не такие уж страшные эти существа, если он смог прогнать одно из них всего лишь угрозой!

Ему хотелось засмеяться. Он был на грани истощения — и физического, и душевного — и понимал, что уже не может рассуждать здраво. Оборотень приходил просто посмотреть на него. Они начали играть с ним, как со всеми своими жертвами, — принимать знакомые обличья и ждать, пока усталость, страх или глупость не позволят захватить добычу.

Где-то вдалеке раздался крик — короткий вопль отчаяния. Потом все снова стихло.

Внимательно вглядываясь в темноту, Пар размышлял о том, что привело его сюда, — о бегстве от федератов, о снах, о встрече со стариком, о поисках Уолкера Бо. Он почувствовал разочарование, подумав, что не узнал ничего полезного и добился совсем немногого. Он снова вспомнил свой разговор с Уолкером. Уолкер сказал: «Магия песни желаний вовсе не дар и ни для чего стоящего не годится». Что же, может быть, так оно и есть. Возможно, все время он лишь обманывал себя.

Но ведь чем-то он испугал это порождение Тьмы? Чем же?

И причем именно этого ребенка, а не всех тех, с кем он сталкивался прежде.

Что же произошло?

В дымке тумана он снова заметил движение, оттуда вынырнула фигура и направилась к нему. Это было другое порождение Тьмы — большое, шаркающее на ходу существо, точно такое, с каким они столкнулись на границе Анара. Чудовище приближалось к нему и держало в руках огромную дубину. Пар вспомнил, что против этой твари магия песни желаний не подействовала и что он был беспомощен в той схватке. Долинец стал отступать, но опомнился, отбросил страх и встряхнулся. Он инстинктивно использовал магию, создав существо, подобное тому, которое сейчас приближалось к нему, призрак, в который он сам завернулся, как в покрывало. Порождение Тьмы встретило своего двойника. Оборотень задрожал и исчез в тумане.

Пар остался неподвижен и приказал призраку, окутывавшему его, раствориться. Потом снова сел. Как долго он сможет выдержать это?

Пар подумал, все ли в порядке с Коллом. Он видел, как брат лежал на земле, истекая кровью, совершенно беспомощный.

Колл…

Его ум заработал четко. «Магию песни желаний можно применять с пользой, — твердо сказал он сам себе. — Уолкер ошибался».

Она дана ему не просто так; это на самом деле дар. И на Хейдисхорну он найдет ответы на беспокоящие его вопросы. Он все узнает, когда встретится с Алланоном. Поэтому он должен выбраться из болота и…

Прямо перед ним возникло из тумана сразу несколько призрачных силуэтов. Оборотни решили больше не ждать. Пар вскочил на ноги, готовый встретить их лицом к лицу. Оборотни медленно приближались — один, другой, третий… — размытые очертания, изменчивые, словно клочья тумана.

И тут он увидел Колла. Бесплотные руки тащили его откуда-то из темноты, клубящейся вслед за силуэтами. Побледневшее лицо брата. Пар похолодел. «Помоги мне, — прозвучал голос брата. — Помоги мне, Пар».

Пар прокричал какие-то слова, призывая магию песни желаний, но его крик растворился в сыром воздухе Древнего болота. Пара затрясло, как от внезапного холода. О Тени, это на самом деле был Колл!

Пар не раздумывая бросился ему на помощь. Он атаковал оборотней с яростью, которой сам от себя не ожидал. Он громко закричал и обрушил на чудовищ магию песни желаний, отбросив их назад. Потом прыгнул к Коллу и схватил его, пытаясь высвободить из цепких невидимых рук. Руки потянулись к Пару, дотронулись до него. Он почувствовал боль, леденящую и обжигающую одновременно. Колл вцепился в него, и боль усилилась. В его тело попал яд, едкий и жгучий. Силы почти оставили его, но он сумел удержаться на ногах, высвобождая Колла и подталкивая его на холм.

Внизу снова собрались порождения Тьмы, пристально наблюдая за ним. Пар заорал на них, зная, что уже отравлен, что яд распространяется по его телу. Колл стоял рядом, не говоря ни слова. Мысли Пара метались, он никак не мог собрать их воедино.

Оборотни снова стали подступать.

Но вдруг в скалах справа он заметил какое-то движение. Пар попытался отпрыгнуть в сторону, но споткнулся и упал на колени. В темноте засветились большие желтые глаза, и огромная черная тень одним прыжком оказалась рядом с ним.

— Слух! — прошептал он, не веря собственным глазам.

Болотный кот осторожно обошел его и повернулся мордой к Коллу. Низкое грозное рычание заполнило темноту.

— Колл! — позвал Пар и устремился к брату, но кот мгновенно преградил ему путь.

Порождения Тьмы снова подступили ближе, на этот раз принимая облик огромных существ, покрытых шерстью и чешуей, с отвратительными мордами, с дьявольскими горящими глазами и широко раскрытыми пастями, жаждущими добычи. Слух зашипел на них и рванулся вперед, заставив отступить.

Потом резко повернулся — когти выпущены, пасть оскалена — и разорвал Колла на куски.

Колл — вернее, оборотень, что принял облик Колла, — превратился в ужасное существо, искромсанное, истекающее кровью. Оно задрожало и исчезло, а Пар закричал от гнева. Его обманули! Невзирая на боль и внезапную тошноту, он послал на оборотней стремительную вереницу образов — существ, призванных рвать и уничтожать. Оборотни замерцали, и его создания пронеслись сквозь них, не причинив им вреда.

Перестроившись, оборотни снова бросились в атаку.

Слух прыгнул и напал на ближайшего, отшвырнув его ударом огромной лапы. На него бросился еще один оборотень, но Слух расправился и с ним. За передними атакующими из тумана появились другие. «Их слишком много», — в отчаянии подумал Пар. Он уже не держался на ногах, яд быстро распространялся по телу, знакомая черная пропасть снова разверзлась перед ним, ожидая его.

Но вдруг он почувствовал на плече твердую руку и услышал голос, резко окликнувший кота:

— Слух!

Кот попятился, повинуясь голосу. Пар поднял глаза. Рядом с ним стоял Уолкер Бо, одетый в черную мантию. На его бледном, словно покрытом мелом, узком точеном лице застыло такое выражение, что Пар похолодел.

— Держись, мальчик, — сказал он и пошел навстречу оборотням. Их было уже больше дюжины, они ползали у подножия холма, поминутно ныряя в ночь и туман и снова появляясь оттуда.

Приближение Уолкера Бо вызвало среди них замешательство, словно они его знали. Дядя Пара направился прямиком к ним и остановился, когда до ближайшего оборотня осталось около дюжины ярдов.

— Уходи, — коротко сказал он и указал рукой в темноту. Оборотни не сдвинулись с места. Уолкер сделал еще шаг и повторил так грозно, что, казалось, даже воздух задрожал от его голоса: — Уходи!

Один из оборотней кинулся ему навстречу и, щелкнув челюстями, попытался схватить его. Рука Уолкера метнулась вперед — он бросил в оборотня горсть какого-то порошка. Яркая вспышка пламени разорвала темноту, взрыв потряс землю, и оборотень исчез.

Вытянутая рука Уолкера описала полукруг, угрожая оставшимся оборотням. Через мгновение они отступили и пропали в темноте.

Уолкер повернулся и присел рядом с Паром.

— Это моя вина, — тихо сказал он.

Пар попытался ответить, но силы оставили его. И он опять провалился в небытие, в последний миг успев подумать, что на этот раз вряд ли очнется.

ГЛАВА 12

Пара Омсворда носило по океану снов. В этом плавании он был одновременно и зрителем, и участником. Его постоянно куда-то влекло; иногда это было похоже на плавание по штормовому морю, иногда — на прогулку под сенью деревьев, овеваемых легким летним ветерком. Он поочередно разговаривал — то сам с собой где-то в глубинах своего сознания, то со своим отражением в зеркале. Его голос был и еле слышным шепотом, и громоподобным криком. Все то окрашивалось в яркие цвета, то становилось черно-белым. Звуки раздавались и исчезали. Он был в своих странствиях всем и одновременно ничем.

31
{"b":"4804","o":1}