ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Виттория
Карильское проклятие. Возмездие
Циник
Жизнь, которая не стала моей
Прощай, немытая Европа
Линкольн в бардо

Старик завернулся в свои серые одежды и наклонился вперед:

— Ну ладно, а что ты сама решишь, маленькая Рен? Храбрая птичка или робкая мышка — какой же выбор сделаешь ты?

Она невольно улыбнулась.

— А почему бы не быть и тем и другим, в зависимости от того, что потребуется? — спросила она.

Он нетерпеливо возразил:

— Потому что обстоятельства требуют или того, или другого. Выбирай!

Рен быстро взглянула на Гарта, потом перевела взгляд на лес, проникая взглядом в заросли, куда еще не добралось не успевшее высоко подняться солнце. Мысли и вопросы предыдущей ночи вернулись, стремительно проносясь в ее голове. Она знала: если она решит пойти, то пойдет. Скитальцы не станут ее удерживать, даже Гарт, хотя он скорее всего захочет отправиться вместе с нею. Она сможет встретиться с призраком Алланона, сможет наконец-то задать ему вопросы, столько лет тревожащие ее. Заманчивая возможность…

Она почувствовала, как солнечный лучик, щекоча, пополз по переносице. Это сулит также встречу с Паром, Коллом и Уолкером. Она задумчиво кусала губы.

Но это означает и то, что она встретится с тем, что видела в своих сновидениях. Такое решение может изменить ее жизнь, которая ей определенно нравится. А возможно, и разрушить эту жизнь, если она окажется вовлеченной в такие дела, от которых лучше держаться в стороне.

Мысли Рен лихорадочно метались, она чувствовала, как мешочек с цветными камнями давит ей на грудь, словно предостерегая от того, что может случиться. Вдобавок она знала истории о друидах и Омсвордах, и это тоже заставляло ее быть осторожной.

Но неожиданно для себя самой она обнаружила, что улыбается. С каких это пор необходимость соблюдать осторожность может удержать ее от чего-нибудь? О Тени! Это как незапертая дверь, которая приглашает войти! Как она будет жить дальше, если пройдет мимо этой двери? Старик прервал ее мысли:

— Девочка, я устал ждать. Эти старые суставы требуют движения, чтобы окончательно не окостенеть. Скажи мне, что ты решила? Или тебе, как и другим твоим сородичам, требуется уйма времени для такого простого дела?

Рен вопросительно взглянула на Гарта. Его кивок был еле заметен. Она перевела взгляд на Коглина.

— Ты такой нетерпеливый, дедушка, — поддразнила она его. — Где же твое умение ждать?

— Ушло вместе с моей молодостью, девочка, — ответил он мягко и сложил руки на груди. — Ну так что же нас ждет впереди?

Рен улыбнулась.

— Хейдисхорн и Алланон, — ответила она. — А чего ты еще хотел?

Старик промолчал.

ГЛАВА 14

Через пять дней на закате, окрасившем западный край неба такими красными и фиолетовыми тонами, которые можно увидеть только летом, Рен, Гарт и старик, называвший себя Коглином, подошли к подножию Зубов Дракона и направились дальше по узкой извилистой горной тропе, что вела через Сланцевую долину к Хейдисхорну. Пар Омсворд заметил их первый. Он забрался на высоченный каменный выступ и сидел там, оглядывая земли, что тянулись южнее Каллахорна. Он, Колл, Морган, Стефф и Тил пришли сюда днем раньше. Пар любовался красками заката, когда заметил странную троицу, выехавшую из тополиной рощи и направившуюся в его сторону. Он медленно встал на ноги, сперва отказываясь верить своим глазам, но, убедившись, что не ошибся, спрыгнул с камня и побежал к лагерю предупредить своих спутников.

Рен оказалась там чуть ли не раньше его. Ее острые глаза эльфа разглядели Пара примерно в то же мгновение, когда и он увидел ее. Она тут же пустила лошадь в галоп, прискакала к лагерю, спрыгнула с седла и, прежде чем кто-либо пришел в себя, с радостным воплем кинулась Пару на шею — он едва устоял на ногах. Потом проделала то же самое со сбитым с толку, но польщенным Коллом. Уолкер получил более сдержанный поцелуй в щеку, а Морган, которого она едва помнила, удостоился лишь рукопожатия и чинного кивка.

Пока трое Омсвордов радовались встрече, пока они обнимались и обменивались теплыми словами, их спутники неловко переминались с ноги на ногу и настороженно разглядывали друг друга. Большинство взглядов адресовалось Гарту, казавшемуся вдвое больше любого из них.

Он был в пестрой одежде, обычной для скитальцев, и эта пестрота лишь подчеркивала его огромные размеры. Гигант спокойно встречал взгляды и казался абсолютно невозмутимым. Через несколько секунд Рен вспомнила о своем спутнике и представила его. Пар со своей стороны познакомил его со Стеффом и Тил. Коглин держался в стороне от остальных; его никто не стал представлять, поскольку и так все знали, кто он такой. Начались кивки и рукопожатия, очень вежливые, но сдержанные и настороженные. Все расселись вокруг костра посреди маленького лагеря, чтобы разделить с прибывшими ранее ужин, который готовили Стефф и Тил. Увеличившееся общество быстро разбилось на группки. Стефф и Тил хлопотали над ужином, не принимая участия в беседе, полностью поглощенные горшками и костром. Уолкер углубился в тень сосновой рощицы, а Коглин исчез среди скал, не сказав никому ни слова, исчез так тихо, что никто этого не заметил. Пар, Колл, Рен и Морган, сидя у костра, говорили о прежних днях, о старых друзьях, о местах, где побывали, о том, что с ними случилось в последнее время.

— Ты так выросла, Рен! — восхищался Колл. — Совсем не та девчонка ростом с палку от метлы, какой была, когда покинула нас.

— Укротительница лошадей, дикая как ветер! И нет для тебя преград! — рассмеялся Пар, раскидывая руки и как бы показывая необъятность мира.

Рен усмехнулась:

— Моя жизнь лучше, чем ваша, вы лежите себе на боку, распеваете песенки да крутите хвосты собакам. Западные Земли — хорошая страна для вольнолюбивых созданий. — Затем ее усмешка исчезла. — Старик Коглин рассказал мне, что случилось в Доле. Он сказал, что Джаралан и Мирианна арестованы. Вы слышали о них что-нибудь?

Пар опустил голову:

— Все это время, начиная с Варфлита, мы в бегах.

— Мне очень жаль, Пар. — В ее глазах светилось сочувствие. — Федерация делает все возможное, чтобы испортить нам жизнь. Ее солдаты и прислужники появились даже в Западных Землях, хотя этот край их не особо интересует. В любом случае скитальцы знают, как избежать порабощения. Если понадобится, вы всегда сможете к нам присоединиться.

Пар еще раз нежно обнял ее.

— Сначала посмотрим, чем обернется наше нынешнее дело, — тихо сказал он.

Они ели жареное мясо, теплый хлеб, печеные овощи, сыр и орехи, запивая их элем и любуясь солнцем, опускавшимся за горизонт.

Еда была очень вкусной, это, к большому удовольствию Стеффа, единодушно признали все. Коглин все еще не появлялся, остальные же стали общаться друг с другом гораздо свободнее — все, кроме Тил, которая по-прежнему молчала. Насколько Пар знал, он был единственным, кроме Стеффа, кому Тил сказала несколько слов.

Когда с ужином было покончено, Стефф и Тил занялись мытьем посуды, остальные разбрелись по одному, по двое. На смену вечеру медленно приближалась ночь. Колл и Морган отправились к роднику за четверть мили от лагеря набрать свежей воды, а Пар, Рен и гигант Гарт пошли по тропе в горы и дальше — в Сланцевую долину.

— Ты еще не был там? — спросила Рен, кивая в направлении Хейдисхорна. Пар покачал головой:

— Осталось всего несколько часов, но никто особенно не спешит. Даже Уолкер не захотел пойти туда до назначенного времени. — Он посмотрел на небо — на звезды, уже покрывшие небо причудливыми узорами, на тонкий, почти незаметный серпик убывающей луны, низко нависший над горизонтом. — Завтра ночью, — сказал он.

Рен не ответила. Они шли молча, пока не оказались на площадке, где Пар сидел днем. Там остановились, глядя на юг.

— Ты ведь тоже видел сны? — спросила Рен. — И что ты об этом думаешь?

Пар опустился на камень, Рен и Гарт тоже присели рядом.

— Я думаю, что десять поколений Омсвордов прожили свои жизни в ожидании того, что произойдет завтра. Я думаю, что магия эльфийского дома Шаннары стала теперь магией Омсвордов и она значит больше, чем нам кажется. Я думаю, Алланон скажет нам завтра, что это значит. — Он помолчал. — Я думаю также, что все может обернуться чем-нибудь удивительным и… ужасным. — Он заметил, что она смотрит на него во все глаза, и виновато пожал плечами. — Я не хотел бы уж слишком все драматизировать, просто для меня это выглядит именно так.

37
{"b":"4804","o":1}