ЛитМир - Электронная Библиотека

Эти сны приходили к нему вот уже месяц, и он пока не понял почему.

Их постоянство не поддавалось объяснению. Они всегда начинались с фигуры, закутанной в черное. Фигура поднималась из озера, — возможно, это был Алланон, а озеро — Хейдисхорн. Видения были настолько призрачные, что ему не удавалось их разглядеть. Фигура в черном всегда обращалась к Пару с одними и теми же словами: «Приди ко мне, ты мне нужен. Край Четырех Земель в страшной опасности; магия погибает. Приди ко мне, дитя Шаннары».

Потом сон продолжался всякий раз по-новому. Иногда видения показывали мир, погруженный в невыразимый словами кошмар. Порой возникали изображения потерянных талисманов: меча Шаннары и эльфийских камней. Иногда слышался призыв к Рен, маленькой Рен, а иногда — к его дяде Уолкеру Бо. Их всех призывали. Они все были нужны.

После первого сна он, поразмыслив, решил, что это лишь результат того, что в последнее время он слишком много работает. Он оживлял легенды о властелине духов — когда-то его называли еще Чародеем-Владыкой — и о Слугах Черепа, о демонах и Мордах, об Алланоне и зле, угрожающем миру, и, вполне естественно, кое-что из этих видений перешло в его собственные сны. Он пытался бороться с тем, что с ним происходит, — создавал видения веселых историй, но это не помогало. Сны продолжались. Пар пока ничего не говорил Коллу, чтобы не дать ему еще одного повода бросить все и вернуться в Дол.

Кто же все-таки посылает ему эти сны?

Алланон? Алланон, который умер три столетия назад?

Или кто-то другой? А может, что-то другое? То, что не желает ему добра? Он вздрогнул от такой догадки, выбросил эти мысли из головы и пошел искать Колла.

После перерыва народу собралось еще больше. Зрители стояли даже у стен — не хватило скамеек и стульев. «Голубой ус» был большим помещением, главный обеденный зал тянулся на добрую сотню футов. Потолка не было, только крыша и массивные стропила, затянутые, будто занавесом, рыбачьими сетями. Со стропил на веревках свисали масляные лампы. Так было специально задумано, чтобы создать ощущение уюта. Большего Пар и не желал: посетителей в трактир набилось так много, что некоторые сидели и пили пиво даже на помосте, где Пар и Колл выступали. Эта группа зрителей чем-то отличалась от остальных, хотя он не сумел бы объяснить чем. В их облике он заметил что-то чужое, нездешнее. Должно быть, Колл тоже почувствовал это. Пока они готовились к выступлению, брат несколько раз с беспокойством взглянул на Пара.

Высокий чернобородый мужчина, закутанный в плащ серовато-коричневатого цвета, проложил себе путь через толпу к самому помосту и втиснулся между зрителями. Те собрались было что-то сказать, но, взглянув ему в лицо, предпочли промолчать. Пар заметил это и отвел глаза. Он чувствовал: что-то не так. Когда зрители начали дружно хлопать, Колл наклонился к нему:

— Пар, мне это не нравится. Тут что-то…

Он не договорил. Подошел хозяин трактира и попросил начинать немедленно — слишком много народу, как бы зрители не принялись ломать мебель. Колл сделал шаг назад. Лампы притушили, и Пар начал работать. Речь шла об Алланоне и его битве с Джахиром. Колл начал описывать Дол, куда друид прибыл с Брин Омсворд и Роном Ли, и в зале воцарилась тишина. Пар создавал перед мысленным взором слушателей видения глубокой древности, внушая им чувство волнения и ожидания и безуспешно стараясь не испытывать того же самого.

Вдруг в дальнем конце зала группа людей бросилась к окнам и дверям. Они скинули с плеч плащи и оказались одетыми во все черное. Блеснуло оружие. У каждого на рукавах и на груди было что-то нарисовано или вышито белым. Какие-то эмблемы.

Пар, обладающий острым зрением эльфа, вгляделся в полумрак.

Голова волка.

Люди в черном — Ищейки.

Голос Пара прервался, и видения задрожали и исчезли. Зрители стали шуметь и оглядываться. Что-то происходило в темноте у них за спиной. Что-то непонятное.

Колл придвинулся к Пару, готовый его защищать.

Лампы снова ярко вспыхнули. Группа одетых в черное Ищеек вломилась через переднюю дверь. Кое-кто из собравшихся запротестовал, но их отбрасывали с дороги, расчищая проход. Хозяин трактира попытался вмешаться, но и его отшвырнули в сторону.

Одна группа ворвавшихся остановилась перед самым помостом, другая блокировала выходы. Все были с головы до ног в черном, лица закрыты масками. Блестели эмблемы с волчьей головой. Ищейки, вооруженные короткими мечами, кинжалами и дубинками, были готовы пустить их в ход. Они были разного роста и телосложения, но в глазах у всех застыли жестокость и угроза.

Предводителем был огромный мужчина с необычайно длинными руками и широкой грудью. Там, где кончалась маска, виднелись шрам и короткая рыжая борода. Перчатка на левой руке доходила до локтя.

— Ваши имена? — спросил он удивительно тихим голосом, почти шепотом. Пар помедлил:

— Что мы сделали?

— Твое имя Омсворд? — Говорящий внимательно разглядывал его.

Пар кивнул:

— Да. Но мы не…

— Вы оба арестованы за нарушение Высшего закона Федерации, — произнес тот же тихий голос. Зрители стали роптать. — Вы занимались магией в нарушение…

— Они просто рассказывали легенды! — выкрикнул человек, стоявший поблизости. Один из Ищеек взмахнул дубинкой, и тот, согнувшись, упал.

— Вы прибегали к магии, нарушая запреты Федерации, и тем самым подвергали собравшихся опасности. — Говорящий даже не посмотрел на упавшего. — Вы будете задержаны…

Он не успел закончить. Одна из висевших под потолком керосиновых ламп вдруг упала на пол посреди набитого людьми зала и взорвалась огненными брызгами. Люди с криками повскакивали с мест. Ищейки недоуменно оглянулись. В тот же миг высокий бородатый мужчина, занимавший место на краю помоста, вскочил и прыгнул. Перелетев через изумленных зрителей, он врезался в самую гущу Ищеек, сбив нескольких с ног, ловко запрыгнул на помост прямо перед Паром и Коллом и сбросил свой поношенный плащ, оставшись в зеленой одежде охотника и при полном вооружении.

— Свободнорожденные! — закричал он в зал.

Все дальнейшее произошло в одно мгновение. Декоративная сеть, каким-то образом отвязавшись, упала вслед за масляной лампой. Все собравшиеся в «Голубом усе» запутались в ней. Послышались крики и проклятия. Одетые в зеленое люди у дверей налетели на ошеломленных Ищеек и опрокинули их на пол. Лампы разбились, и зал погрузился в темноту.

Высокий мужчина мчался впереди Пара и Колла со скоростью, которая казалась им невероятной. Ударом ноги он отбросил одного из Ищеек. Блеснул короткий кинжал — и двое других рухнули на пол.

— Сюда, быстрее! — бросил он через плечо Пару и Коллу.

Братья последовали за ним. Кто-то темной тенью устремился к долинцам, когда они пробегали мимо, но Колл, навалившись всем своим весом, сбил мужчину с ног. Затем оглянулся, желая убедиться, что не потерял в спешке брата, и своей здоровенной рукой вцепился в тонкое плечо Пара. Тот невольно взвыл от боли и злости. Колл всегда забывал о своей силе.

Они бежали по коридору к запасному выходу, высокий незнакомец держался в нескольких шагах впереди. Кто-то опять попытался их остановить, но незнакомец и его свалил с ног. Шум у них за спиной стоял оглушительный, языки пламени жадно лизали пол и стены. Незнакомец быстро провел братьев к задней двери и затем вывел в переулок. Там их ждали еще двое мужчин, одетых в зеленое. Они молча окружили спасенных и повели их прочь от трактира. Пар оглянулся. Пламя уже вырывалось из окон и подползало под крышу. «Голубой ус» доживал сегодня свою последнюю ночь.

Они промчались по переулку мимо изумленных горожан и резко свернули в проход, о котором — Пар мог бы в этом поклясться — он и представления не имел, несмотря на свои бесконечные прогулки по городу. Они пробежали мимо многочисленных дверей и крылечек и оказались на другой улице. Никто не произнес ни слова. Когда наконец смолкли крики и не стало видно зарева пожара, незнакомец замедлил шаг. Оставив двух своих товарищей на страже, он подтолкнул братьев к темной нише в стене.

4
{"b":"4804","o":1}