1
2
3
...
40
41
42
...
101

— Так и будет, если вы не прислушаетесь…

Пар почувствовал, как эти слова отдаются в его теле, словно колебания земли под ногами во время землетрясения. Он хотел взглянуть на других, чтобы увидеть, что они сейчас чувствуют, но голос призрака словно сковал его цепями.

Уолкер Бо был, очевидно, сильнее Пара. Он заговорил голосом таким же леденящим, как голос призрака:

— Скажи, Алланон, чего ты от нас хочешь?

Алланон взглянул на него. Уолкер против своей воли сделал шаг назад. Призрак указал на него пальцем:

— Уничтожьте порождения Тьмы! Они погубят всех людей страны Четырех Земель, вползая в их тела, принимая их облик, становясь ими, используя их, превращая их в такие существа, как тот уродливый гигант или сумасшедшая женщина в лесу, с которыми вы сталкивались. Никому не под силу предотвратить это. Никому, кроме вас!

— Но что мы должны делать? — спросил Пар, почти не раздумывая над вопросом.

В миг своего появления призрак казался полным жизни, точной копией Алланона. Теперь его очертания стали неясными и расплывчатыми, и силуэт того, кто был когда-то Алланоном, начал понемногу мерцать и блекнуть.

— Дети Шаннары! Для того чтобы восстановить поколебавшееся равновесие, порождения Тьмы должны быть уничтожены. Для этого необходима магия. Магия восстановит смысл человеческого существования в мире смертных. Эта магия досталась вам в наследство — Пару, Рен и Уолкеру. Вы должны изучить ее и овладеть этим искусством.

Воды Хейдисхорна снова начали бурлить, и они отшатнулись от шипящих брызг — все, кроме Коглина, который остался на месте, опустив голову на свою узкую грудь.

Призрак увеличился в размерах и придвинулся к ним. Его одежды развевались. Глаза остановились на Паре, и тому показалось, что его грудь пронзает невидимый кинжал.

— Пар Омсворд, обладающий магией песни желаний, поручаю тебе найти меч Шаннары. Только овладев мечом, вы узнаете тайну, раскрыв которую можно победить. Найди этот меч, Пар, овладей им, как подскажет тебе твое сердце, — и ты откроешь тайну порождений Тьмы.

Призрак перевел взгляд с Пара на девушку:

— Рен, дитя неизвестных, забытых родителей, поручаю тебе столь же важную задачу. Если в краю Четырех Земель не останется эльфов, невозможно будет исцелить его и народы, его населяющие. Найди эльфов и верни их в мир людей. Найди их, девушка из скитальцев. Только тогда возможно исцеление.

Из вод Хейдисхорна раздался рокочущий грохот.

— И ты, Уолкер Бо, ни во что не верящий. Найди в себе веру — ведь нужно во что-то верить. Отыщи последнее из средств, способное вернуть жизнь в край Четырех Земель. Отыщи исчезнувший Паранор и верни друидов!

Все были потрясены. Мгновение стояла тишина, и вот она взорвалась криками. Каждый, словно не веря в услышанное, кричал что-то свое, стараясь перекрыть общую сумятицу. Но призрак сделал жест рукой, и земля снова стала содрогаться. Все затихли.

— Молчание. — Он посмотрел на них, и воды Хейдисхорна снова стали бурлить и шипеть. На востоке светлело, приближался рассвет. Голос призрака снова опустился до шепота:

— Вам следовало бы знать больше. Но я сказал все, что мог. После смерти у меня нет уже той силы и власти, которыми я владел при жизни. Мне позволено видеть только обрывки того, что было в прошлом или может случиться в будущем. С каждым днем память о мире живых покидает меня. Я лишь чувствую, что происходит сейчас и что может случиться в будущем, но и этого достаточно. Поэтому выслушайте меня. Я не могу отправиться с вами. И не могу показать вам дорогу. И не могу ответить на вопросы, которые вы хотели мне задать, — о магии, о вашей семье и о том, какие в вас скрыты возможности. Все эти ответы вы должны узнать сами. Дети Шаннары, мое время в Четырех Землях истекло. Как истекло оно когда-то для Бремана. Я не побежден, как он, и все же я не свободен. Смерть ограничивает и время, и существование. Я — это прошлое. Будущее Четырех Земель принадлежит вам, и только вам.

— Ты просишь от нас невозможного! — крикнула в отчаянии Рен.

— Хуже того! Ты просишь о том, что никогда и не должно случиться! — яростно заорал Уолкер. — Разве друиды придут снова? Разве Паранор будет восстановлен?

Прозвучал тихий голос призрака:

— Я прошу о том, что должно произойти. У вас есть знания, сердце, право и необходимость сделать то, о чем я прошу. Верьте мне. Сделайте, как я сказал. Тогда порождения Тьмы будут уничтожены.

Пар почувствовал, как к его горлу комом подступает отчаяние. Алланон начал исчезать.

— Но где же нам все это искать? — в панике закричал Пар. — Откуда начинать поиски? Алланон, ты должен это сказать!

Ответа не последовало. Силуэт продолжал бледнеть и таять.

— Нет! Ты не можешь просто так уйти! — вне себя закричал Уолкер.

Тень стала погружаться в воды Хейдисхорна.

— Друид, я приказываю тебе остаться! — в ярости закричал Уолкер, раскинув руки, пытаясь удержать его своей магией.

В ответ вся долина будто взорвалась. Земля содрогнулась так, что скалы начали рушиться с диким грохотом, над горами пронесся страшный вихрь, воды Хейдисхорна вздыбились и забурлили в яростном водовороте, раздался свирепый вопль — и призрак Алланона исчез во вспышке пламени. Маленькая компания была отброшена бушевавшей вокруг стихией. Они упали на камни посреди вспышек и грохота.

Наконец буря стихла, и все вокруг снова погрузилось в темноту. Спутники осторожно подняли головы и осмотрелись. Долина опустела — ни духов, ни призраков и ничего того, что им сопутствовало. Земля снова стала неподвижной, а ровная фосфоресцирующая гладь Хейдисхорна светилась лучами поднимающегося солнца.

Пар Омсворд медленно поднялся на ноги. Он чувствовал себя так, будто только что видел сон и вот проснулся.

ГЛАВА 16

Когда они пришли в себя, то обнаружили, что Коглин исчез. Сначала они решили, что такое невозможно, и тщательно обшарили долину, особенно места, еще скрытые ночными тенями. Старика не нашли.

— Может быть, призрак Алланона прихватил его с собой? — неудачно попытался сострить Морган.

Никто не засмеялся, даже не улыбнулся. Всех и без того потрясло то, что произошло этой ночью, и исчезновение старика отнюдь не прибавило им душевного покоя. Одно дело, когда появляется и исчезает без предупреждения призрак друида, и совсем другое, когда это происходит с человеком из плоти и крови. Кроме того, Коглин был единственной нитью, связывавшей их сны и причину, по которой они сюда пришли. С исчезновением старика стало очевидно, что им придется теперь рассчитывать только на собственные силы.

Они стояли, нерешительно оглядываясь по сторонам. Уолкер, пробормотав под нос что-то вроде «нечего попусту время терять», направился к выходу из долины, остальные побрели за ним. Солнце уже поднялось и катилось по безоблачному небу, тепло наступающего дня начало согревать безжизненные вершины Зубов Дракона. На выходе из долины Пар оглянулся через плечо. Вид у Хейдисхорна был хмурый и неприветливый.

Путники шли молча. Каждый думал о том, что сказал друид, взвешивая и обдумывая его слова; говорить никому не хотелось.

Пар с трудом верил услышанному. Он шел вместе с Коллом за своими спутниками, видя только их спины, пока они вереницей пробирались через расщелины между скалами, спускались петляющей тропинкой к подножию гор, к лагерю, и думал о том, что в конечном счете Уолкер оказался прав: как бы он ни представлял себе встречу с призраком Алланона, действительность превзошла все ожидания. Колл спросил брата, все ли у него в порядке, Пар молча кивнул, невольно подумав: будет ли после этой ночи хоть что-нибудь в порядке?

«Отыщи меч Шаннары», — велел ему призрак. Но как, о Тени, его найти и где он может быть в этом мире?

Задача казалась непосильной. Он не имел ни малейшего представления, откуда начинать поиски. Насколько ему известно, никто не видел меча с момента взятия Федерацией Тирзиса, а это произошло более ста лет назад. Меч мог исчезнуть еще и до этого. Но после падения Тирзиса его точно никто не видел. Как и большинство явлений и предметов, связанных с друидами и магией, меч стал легендой.

41
{"b":"4804","o":1}