ЛитМир - Электронная Библиотека

«Поговори со мной, кот, — подумал Уолкер. — Есть секреты, которые знают только кошки. Может быть, это именно такой секрет».

Но Слух встал и вышел из дому, сразу растворившись в тающем мраке.

Тогда Уолкер лег спать и проснулся только в полдень. Он встал, оделся и умылся, нехотя перекусил — закрытая книга по-прежнему лежала на столе — и отправился на прогулку. Он пошел на свою любимую поляну, где ручей, проложив себе извилистый путь в скалах, впадал в озерцо. Там плавали маленькие рыбки ярко-синего и алого цвета. Он провел на берегу несколько часов, погрузившись в раздумья. Вернувшись домой, Уолкер сел на крыльцо и стал наблюдать, как солнце, залив пурпурным светом западную часть неба, медленно опускается за горизонт.

— Не нужно мне было открывать эту книгу, — поддразнил он себя. — Следовало засунуть ее в самую глубокую дыру, какую только можно найти.

Но было слишком поздно. Он уже прочел книгу и не мог просто так выкинуть из головы то, что узнал. Ощущение тщетности собственных усилий приводило его в ярость. Он полагал до сих пор, что вернуть Паранор невозможно. Теперь он знал, что есть магия, предназначенная именно для этой цели. И в который раз Уолкер подумал о неизбежности наступления любого события, если его предсказали друиды.

Но все же его собственная жизнь принадлежит только ему, не так ли? И он не обязан браться за дело, порученное ему Алланоном, каким бы жизненно важным для мира оно ни было.

Но его любопытство оказалось слишком сильным. Он заметил, что все время думает над загадкой черного эльфийского камня, хотя специально старался этого не делать. «Камень — талисман забытой магии находится где-то здесь, в этом мире, но где?»

Этот вопрос не оставлял его в покое весь вечер. Он поужинал, снова прогулялся в долине, подержал в руках редкие книги из своей библиотеки, сделал несколько записей в дневнике, но мысли о коротком, взволновавшем его абзаце не покидали Уолкера.

Он продолжал думать об этом, готовясь ко сну. Когда наступила полночь, он все еще думал об этом.

Тихонько поддразнивая, эта мысль неустанно вертелась в его голове, предлагая то одну, то другую версию, заползая в самые потаенные уголки его мозга, намекая на пути, которые могут привести к страстно желаемой разгадке.

И тогда его мозг сможет наконец отдохнуть.

Он плохо и беспокойно спал этой ночью. Загадка черного эльфийского камня не давала ему покоя даже во сне.

Утром он решил, что с этим надо что-то делать.

Пар Омсворд проснулся, готовый принять решение. Прошло уже пять дней с тех пор, как он и Дамсон спасли Колла, Моргана, Падишара Крила и еще двух мятежников из застенков поста Федерации. Они не делали попыток выбраться из города, уверенные в том, что ворота усиленно охраняются и риск чересчур велик. Не пытались вернуться и в лавку оружейника, опасаясь, что таинственный предатель и его выдал Федерации.

Они просто метались из одного укрытия в другое, не оставаясь нигде больше чем на одну ночь, выставляя часовых, вздрагивая при каждом звуке и шарахаясь от каждой тени.

Все, хватит, с него довольно. Он достаточно набегался. Пар поднялся с импровизированной кровати на чердаке красильни и посмотрел на Колла. Тот еще спал. Остальные уже встали и толпились внизу у лестницы, ведущей в главный склад, закрытый до начала новой рабочей недели. Пар осторожно подошел к маленькому окошку с выбитым стеклом, сквозь которое на чердак попадало немного света, и выглянул наружу. На улице — никого, кроме бродячей собаки, обнюхивающей ящик с отбросами, да нищего, спящего у дверей лудильной мастерской через дорогу. Серые облака низко висят над землей, грозя вот-вот пролиться дождем.

Когда он сел на кровать, чтобы обуться, то увидел, что Колл проснулся и смотрит на него. Жесткие волосы брата разлохматились, недовольство в глазах вытесняло остатки сна.

— Ну вот, настал еще один день, — пробормотал Колл, протяжно зевая. — Как ты думаешь, какой замечательный склад мы навестим сегодня?

— Что касается меня, то никакого, — ответил Пар, садясь рядом.

Брови Колла поползли вверх.

— Даже так? А ты говорил об этом Падишару?

— Я сам так решил.

— Думаю, ты уже подобрал что-нибудь получше. — Колл приподнялся на локте. — Потому что Падишар тут и дня не даст тебе провести. Он не в самом лучшем расположении духа с тех пор, как выяснилось, что его люди любят его совсем не так сильно, как он считал.

Пар сомневался в том, что Падишар так уж обманывался насчет степени любви его людей, но относительно настроения предводителя мятежников Колл был, конечно, прав.

То, что его предал один из его людей, озадачило и ожесточило предводителя. Он ушел глубоко в себя. Его распоряжения, когда они пробирались сквозь сеть патрулей и контрольных пунктов Федерации, были по-прежнему ясны и четки, и он все так же мог найти убежище там, где укрыться казалось невозможным, но в то же самое время он как бы отстранился ото всех, что было совсем на него не похоже. Все это время Дамсон Ри находилась с ними — Пар не мог понять, по приказу ли Падишара или по собственной воле, — но даже она не могла пробиться сквозь глухую стену, которой он отгородился ото всех. Если не считать того, что он по-прежнему принимал решения, как командир, Падишар обращал на всех так мало внимания, как будто они вообще не существовали.

Пар сказал убежденно:

— Мы должны что-то делать! Нельзя всю оставшуюся жизнь скакать из одной норы в другую. — Пар сердился на самого себя. — Нужен какой-то план, и Падишару пора уже его придумать. При таком положении дел, как сейчас, мы ничего не добьемся.

Кол сел и стал одеваться.

— Пар, возможно, тебе не понравится то, что я сейчас скажу, но, по-моему, пора пересмотреть наше с тобой решение насчет присоединения к Движению. Нам лучше надеяться на собственные силы.

Пар ничего не ответил. Они оделись и спустились по лестнице к остальным. На завтрак были хлеб, джем и фрукты, и они с жадностью набросились на еду. Пар не мог понять, почему он так голоден, ведь он почти ничего не делает. За едой он слушал, как Стасас и Друтт обмениваются воспоминаниями об охоте на их родине, в лесах южнее Варфлита. Морган дежурил у главного входа в склад, и Колл после завтрака присоединился к нему. Дамсон Ри сидела на перевернутой корзине и что-то мастерила. Пар мало видел ее в последние дни — большую часть времени она проводила с Падишаром на разведке в городе, пока остальные прятались.

Падишара он нигде не увидел.

Пар поднялся наверх и стал собирать свои вещи, предчувствуя, что, независимо от того, каким будет решение Падишара, отсюда придется уходить.

Дамсон поднялась вслед за ним.

— Ты выглядишь усталым, — заметила она, когда они оказались одни. Девушка присела на край кровати, отбросив назад свою огненную гриву. — Наверное, ты не так представлял себе жизнь мятежника?

Он мягко улыбнулся:

— Да уж, не думал, что придется отсиживаться по складам и подвалам. Чего, интересно, ждет Падишар?

Она пожала плечами:

— Того же, чего все мы иногда ждем, — внутреннего голоса, который подскажет, что делать дальше. Это называется интуицией или шестым чувством и помогает предугадать исход событий, если мы не можем на них влиять. — Она хитро улыбнулась. — Это что-нибудь тебе говорит?

— Что-нибудь уж точно говорит. — Он присел рядом. — Дамсон, а почему ты здесь? Тебе приказал остаться Падишар?

Она рассмеялась:

— Ну что ты. Я прихожу и ухожу только по собственной воле. И он знает, что это не я его предала. И не ты…

— Тогда почему ты здесь?

Она некоторое время задумчиво смотрела на него.

— Может, потому, что меня интересуешь ты, — сказала она вызывающе. Похоже, хотела что-то еще добавить, но передумала. — Я никогда еще не встречала никого, кто владел бы настоящей магией. Разве только ее подобием, как у меня.

Девушка вскинула руку и ловко вытащила у него из уха монетку, вырезанную из вишневого дерева. Она протянула ее Пару. На одной стороне монетки был вырезан ее портрет, на другой — его.

59
{"b":"4804","o":1}