ЛитМир - Электронная Библиотека

Чтобы утвердить присоединение большей части территории Четырех Земель к Федерации и отметить тех, кто отличился в этом, Совет распорядился соорудить монумент на северном берегу Радужного озера, там, где Мермидон пересекает горы Ранн. Квадратный у основания и сужающийся кверху монумент из черного гранита возвышался над скалами монолитной башней, заметной на много миль вокруг. Башню назвали Южный Страж.

Это произошло почти сто лет назад, и сейчас только тролли остались свободными, укрывшись высоко в горах Северной Земли — в Чарнале и Кершальте. Это был опасный, враждебный край, естественная крепость, и никто из федератов не хотел туда соваться. Решили оставить их в покое, конечно, если они не будут появляться в других Землях. Тролли, всегда очень скрытный и замкнутый народ, приняли эти условия.

— Все так изменилось, — печально заключил Пар. Они продолжали сидеть в своем укрытии, глядя, как дождевые капли разбиваются о гладь Мермидона. — Нет больше друидов, нет Паранора, нет магии, кроме жалких подделок и того немногого, что знаем мы. Что случилось с нами, как ты думаешь? — Он сделал паузу, но Колл ничего не ответил. — Нет монархий, нет больше Ли, нет Бакханнаха, нет Вольного Корпуса, и Каллахорна, в сущности, тоже нет.

— Нет свободы, — мрачно подытожил Колл.

— Нет свободы, — эхом отозвался Пар. — Он подтянул колени к груди. — Хотелось бы мне знать, куда делись эльфийские камни. И меч. Что случилось с мечом Шаннары?

Колл пожал плечами:

— Такое может случиться с чем угодно.

— Что ты хочешь этим сказать? Как это допустили?

— Никто не позаботился о том, чтобы их сохранить.

Колл задумался. Да, так оно, наверное, и было. Никто не занимался магией после смерти Алланона, после того как ушли друиды. Магию просто забросили как пережиток другой эпохи — большинство людей боялись и не понимали ее. Значит, легче всего о магии забыть, что они и сделали. Все. В том числе и Омсворды — иначе эльфийские камни не пропали бы. У них осталась только песнь желаний. Единственная магия.

— Мы знаем истории и легенды, знаем, как все было, но до сих пор ничего не понимаем, — тихо сказал Пар.

— Зато понимаем, что Федерация не хочет, чтобы мы об этом говорили, — заметил иронически Колл. — Вот что мы знаем хорошо.

— Иногда я задумываюсь: а есть ли смысл в том, чем мы занимаемся? — Пар нахмурился. — В конце концов, люди приходят только послушать, но кто помнит наши легенды на другой день? Кто, кроме нас? Да и что за беда? Ведь это всего лишь древние истории. Для некоторых вообще просто сказки.

— Но не для всех, — тихо произнес Колл.

— И какой смысл в магии, если от наших историй никому ни жарко ни холодно? Может, незнакомец прав? Может быть, для магии есть лучшее применение?

— Например, помочь мятежникам в борьбе против Федерации? И чтобы нас самих при этом угробили? — Колл наклонил голову. — Проще про магию вообще забыть.

В реке что-то плеснуло, и братья стали напряженно всматриваться, но, кроме рябой от дождя поверхности реки, ничего не увидели.

— Все кажется бессмысленным. — Пар ударил рукой по земле. — Что мы делаем, Колл? Бежим из Варфлита, будто мятежники, украли лодку, будто жулики, и мчимся домой, поджав хвост, словно собаки. — Он посмотрел на Колла. — Как ты думаешь, почему у нас до сих пор еще есть магия?

Широкое лицо Колла повернулось к брату.

— Что ты имеешь в виду?

— Как ты думаешь, почему она у нас есть? Почему не исчезла, как у всех? Должно же быть какое-то объяснение?

Наступило долгое молчание.

— Не знаю, — сказал наконец Колл и, помедлив, добавил: — Я не знаю, что это такое — владеть магией.

Пар вдруг понял, что сказал бестактность, и смутился.

— Да я бы и не хотел обладать этим даром, — торопливо сказал Колл, почувствовав, как брату неловко. — Достаточно, что он есть у одного из нас.

Пар улыбнулся в ответ:

— Надеюсь, это так. — Он с благодарностью посмотрел на Колла и зевнул. — Ты спать еще не хочешь?

Колл отрицательно покачал головой и подвинулся глубже под брезент:

— Нет, я бы еще немного поболтал. Уж очень хорошая ночь для разговоров.

Тем не менее он замолчал, будто ему больше нечего было сказать. Пар вопросительно посмотрел на брата, потом оба перевели взгляд на Мермидон и стали следить за проплывающей мимо огромной веткой, очевидно сломанной бурей.

Ветер, сначала довольно сильный, сейчас едва ощущался, и дождь падал отвесно, барабаня по листьям с приятным тихим шорохом.

Пар поймал себя на том, что опять думает о незнакомце, спасшем их от Ищеек Федерации. Большую часть дня он ломал себе голову над тем, кто же он такой, но не пришел ни к какому заключению.

Что-то было в этом человеке знакомое, точнее, даже не в нем самом, а в том, как он говорил, — уверенно и доверительно. Этим он напомнил Пару кого-то из героев легенд, которые он рассказывал, но он не мог вспомнить, кого именно. Так много у него историй, и так много в них людей, похожих на незнакомца: героев, живших во времена друидов и магии. «Таких, — подумал Пар, — в Четырех Землях уже не осталось». Хотя, может быть, он и ошибается. Незнакомец в «Голубом усе», спасший их, выглядел очень внушительно.

Пар подбросил в маленький костер несколько сухих веток, глядя, как из-под брезента вьется легкий дымок и исчезает в ночи. Внезапно на востоке сверкнула молния, за ней последовал долгий раскат грома.

— Не помешало бы переодеться в сухое. Я как будто впитываю влагу прямо из воздуха, — пробормотал он.

— А еще бы горячего жаркого с хлебом, — мечтательно произнес Колл.

— Помыться — и в теплую постель…

— Хорошо бы в жаркое добавить пряностей…

— И обрызгать постель розовой водой…

Колл вздохнул:

— Для начала было бы неплохо, если бы этот проклятый дождь кончился. — Он выглянул наружу, в темноту. — В такую ночь я готов даже поверить в порождения Тьмы.

Неожиданно Пар решил рассказать Коллу про сны. Он давно хотел поговорить о них, молчать не было больше никакого резона. Пар поколебался мгновение и сказал:

— Я раньше тебе ничего не говорил об этом, но мне снятся сны, практически один и тот же сон, снова и снова. — Он быстро рассказал о снах, особенно о фигуре в черном, которая в каждом сне обращалась к нему. — Я вижу его недостаточно отчетливо и не могу быть уверен… — он старательно подбирал слова, — но, возможно, это Алланон.

— Или кто-нибудь еще. Это же сон, Пар. Сны всегда запутанны и туманны, — пожал плечами Колл.

— Но я видел этот сон уже раз двадцать, а может, и больше. Сначала я думал, что на меня действует магия песни желаний, потому что мы так много работаем, но потом… — Он осекся. — Что, если?.. — И снова замолчал.

— Если — что?

— Если это не просто магия? Что, если это попытка Алланона — или кого-то еще — передать мне какое-то сообщение?

— Сообщение? Ты хочешь сказать: просьбу отправиться к Хейдисхорну или в другое столь же опасное место? — Колл беспокойно нахмурился. — Я бы на твоем месте не стал над этим и задумываться. И уж точно не пошел бы туда. Ты ведь не собираешься идти, не так ли?

— Нет, — помолчав, сказал Пар. «По крайней мере до тех пор, пока не обдумаю все это», — добавил он про себя, сам удивляясь таким мыслям.

— Уже легче. У нас и без того хватает неприятностей, чтобы еще разыскивать мертвых друидов. — Колл, очевидно, счел вопрос решенным.

Пар не ответил ему, задумчиво вороша угли в костре. Он понял, что всерьез размышляет о том, чтобы отправиться к озеру Хейдисхорн. Раньше он об этом не задумывался, но сейчас ему захотелось узнать, что же на самом деле означают его сны. Какая разница, исходят ли они от Алланона или от кого-то другого. Какой-то тихий внутренний голос, какое-то едва уловимое предчувствие подсказывало Пару, что если он найдет источник своих снов, то сможет узнать кое-что о самом себе и о том, как он должен использовать свою магию. Его беспокоило, что он постоянно размышляет над тем, чего решил не делать с самого начала, когда увидел сон в первый раз. Но сейчас уже понимал, что ничто не может удержать его. В семье Омсвордов часто говорили о снах и относились к ним с серьезностью.

7
{"b":"4804","o":1}