1
2
3
...
79
80
81
...
101

— Порождения Тьмы, — уточнила Дамсон.

— Порождения Тьмы? Да, такое название им подходит.

— Ты видел их когда-нибудь, Крот?

— Я видел все, что живет в городе. Потому что я — глаза земли.

— А эти туннели, ведущие в Преисподнюю?.. Ты можешь провести нас по ним?

Лицо Крота словно застыло, он отодвинулся от стола и исчез в темноте. Пару показалось, что он ушел совсем.

Но Крот спрятался, чтобы в успокаивающей его темноте обдумать то, о чем его просили. Игрушечный зверек исчез вместе с ним, долинцы и девушка остались одни, как будто этот маленький чудак и в самом деле покинул их. Но они терпеливо ждали.

— Расскажи им, как мы с тобой встретились, — внезапно подал голос Крот из своего укрытия. — Расскажи, как это было.

Дамсон послушно повернулась к братьям:

— Я гуляла вечером по парку сразу после заката, когда звезды только начали появляться на небе. Летний воздух был теплым и пах цветами и молодой травой. Я присела отдохнуть на скамейку, и тут рядом со мной появился Крот. Он видел мои представления на улицах и спросил, не могу ли я показать какой-нибудь фокус специально для него. Я показала ему несколько. Он попросил меня прийти сюда на следующий вечер, я так и сделала. Я приходила в парк каждый вечер на протяжении недели, потом он взял меня под землю и познакомил со своей семьей. Мы стали друзьями.

— Хорошими друзьями, дорогая Дамсон. Лучшими друзьями. — Лицо Крота снова вынырнуло из тени на свет, на нем было восторженное выражение. — Я не могу отказать тебе ни в чем, что бы ты у меня ни попросила. Но я хотел бы, чтобы именно этого ты у меня не просила.

— Это очень важно, Крот.

— Твоя жизнь еще важнее, — коротко ответил Крот. — Я боюсь за тебя.

Она медленно протянула руку и коснулась его ладони:

— Все будет в порядке.

Крот подождал, пока она уберет руку, потом быстро сунул свои руки под стол и с явным нежеланием заговорил:

— Под дворцом королей Тирзиса проходят туннели. Они соединяются с камерами и темницами, сейчас пустующими. Один или, возможно, два выходят в Преисподнюю.

Дамсон кивнула:

— Нам надо, чтобы ты провел нас туда.

Крот вздрогнул:

— Там могут быть темные существа — порождения Тьмы. Что, если они обнаружат нас? Что мы будем тогда делать?

Дамсон остановила взгляд на Паре:

— Этот парень владеет магией, Крот. Но эта магия не такая, как моя, моя годится только для фокусов и уличных представлений. Его магия — настоящая. Он не страшится порождений Тьмы. Он защитит нас.

Пар почувствовал при этих словах судороги в желудке — он вовсе не был уверен, сумеет ли оправдать доверие.

Крот пристально уставился на него. Потом его темные глаза моргнули.

— Ну что ж… Завтра я пройду по этим туннелям — проверю, можно ли еще по ним ходить. Будьте здесь завтра вечером в это же время, и, если это возможно, я проведу вас.

— Спасибо, Крот, — сказала Дамсон.

— Выпейте чаю, — тихо попросил Крот, не глядя на них.

Они сидели в тишине в обществе игрушечных зверей и пили чай.

Когда они выбрались из лабиринта подземных туннелей и сточных канав и бесшумно двинулись обратно по пустынным улицам, все еще шел дождь. Дамсон уверенно находила дорогу в тумане и сырости, словно кошка, видящая сквозь завесу дождя. Она привела братьев обратно в склад садового инвентаря и оставила отсыпаться. Сказала, что будет после полудня, потому что нужно еще кое-что сделать.

Но Пар и Колл не спали. Они сидели у окон и наблюдали за улицей, затянутой пеленой тумана, сквозь нее будто вырисовывались силуэты движущихся существ, которых на самом деле не было. Уже почти наступило утро, и небо на востоке посветлело. Братья закутались в одеяла, пытаясь прогнать беспокойные мысли о том, что ждет их впереди.

Оба молчали. Наконец Пар спросил брата:

— О чем ты сейчас думаешь?

Колл какое-то время молча размышлял, потом просто помотал головой.

— Ты думаешь о Кроте?

Колл кивнул:

— И о нем тоже. — Он слегка ссутулился под своими одеялами. — Вероятно, мне следовало бы сейчас беспокоиться о том, что моя жизнь оказалась в руках чудака, живущего под землей среди обломков чужих жизней в компании игрушечных зверей, но это меня не волнует. Я даже не могу точно сказать почему. Может быть, потому, что Крот кажется не более странным, чем большинство из тех, с кем мы сталкивались после бегства из Варфлита. И уж конечно, он безумен не более, чем остальные.

Пар ничего на это не ответил. Все, что он мог бы сказать, он уже сказал. Мысли и чувства брата были ему известны. Он поплотнее завернулся в одеяло и стал вглядываться в туман. Ему хотелось, чтобы ожидание наконец закончилось и пришло время действовать. Он ненавидел ожидание.

— Почему ты не спишь? — услышал он голос Колла.

— Не могу уснуть, — ответил Пар. Он лежал с широко раскрытыми глазами. — А ты почему?

Колл пожал плечами. Казалось, это движение потребовало от него усилий.

— Колл, почему ты не хочешь, чтобы я пошел один? — внезапно произнес Пар. Брат взглянул на него. — Да, мы уже все обсудили, можешь не напоминать об этом. И все-таки почему? Нет никакой нужды, чтобы ты шел с нами. Так оставайся и жди меня здесь.

— Нет.

— Почему нет? Я могу и сам о себе позаботиться.

Колл посмотрел на него.

— Если быть точным, то не можешь, — спокойно ответил он. Его грубоватое лицо поморщилось.

— По-моему, это самое смешное, что я когда-либо от тебя слышал. — Пар сердито вспыхнул.

— За все время нашего похода или путешествия — называй это как хочешь — не было ни единого момента, когда бы ты обошелся без чьей-то помощи. — Темные глаза Колла сузились. — Так что не морочь мне голову. Я не говорю, что ты один такой беспомощный. Мы все нуждаемся друг в друге, даже Падишар Крил. Так уж устроена жизнь. — Его рука поднялась, и палец резко уперся в Пара. — Проблема в том, что все, кроме тебя, это понимают. А ты пытаешься все делать сам, считая себя единственным, кто знает ответы на все вопросы и обладает особым внутренним зрением, которого нет у остальных и которое позволяет тебе одному решать, что хорошо, а что плохо. Ты знаешь это, Пар? Ты точь-в-точь как Крот с его семьей игрушечных зверей, живущий в подземелье. Ты сам создаешь свою собственную реальность — и тебя не волнует, так ли это на самом деле и что думают по этому поводу другие. — Он убрал руку под одеяло и поплотнее завернулся в него. — Вот почему я должен идти. Потому что нужен тебе. Нужен, чтобы объяснять различие между игрушечными зверями и настоящими.

Он отвернулся, снова устремив взгляд сквозь залитое дождем окно туда, где тающие ночные тени продолжали свои игры в густом тумане.

Лицо Пара окаменело от злости.

— Я знаю это различие, Колл! — заорал он. Колл покачал головой:

— Нет, не знаешь. Для тебя оно не существует. Ты решаешь, как хочется тебе, — и делу конец. Так было с призраком Алланона. И с миссией, которую он поручил тебе, — найти меч Шаннары. Игрушечные это звери или настоящие — для тебя не важно. Важно то, какими они тебе кажутся.

— Это неправда! — Пар чувствовал себя оскорбленным.

— Разве? Тогда скажи мне, что будет, если завтра окажется, что ты совершил ошибку? Что, если меча Шаннары там нет? Что, если там нас поджидают порождения Тьмы? Что, если магия песни желаний не будет действовать так, как ты хочешь? Скажи мне, Пар, что будет, если выяснится, что ты допустил ошибку?

Пар стиснул концы своего одеяла с такой силой, что его суставы побелели.

— Что будет, если игрушечные звери окажутся вдруг настоящими? Что ты будешь делать тогда? — Колл сделал паузу и добавил: — Вот поэтому я и должен идти с тобой.

— Если выяснится, что я ошибся, какая тогда разница, пошел ты со мной или нет? — яростно закричал Пар.

Колл иронически улыбнулся:

— Ты что, совсем ничего не понимаешь?

Он снова отвернулся. Пар прикусил от злости губу. Дождь тем временем усилился, капли громче забарабанили по деревянной крыше сарая. Пар почувствовал себя маленьким и испуганным, понимая, что брат прав. Под взглядом брата Пар старался выглядеть непреклонным, отказываясь поддаться своим опасениям. Но внутренне он свернулся клубочком, стараясь спрятаться от этих страхов. Колл произнес:

80
{"b":"4804","o":1}