A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
81

Бен пытался не обращать внимания на поведение своего друга, но его терпение было на исходе. Дни проходили за днями, и он начал беспокоиться о том, что ждет его впереди. Эд Сэмьюэльсон позвонил ему и сообщил, что все ценные бумаги проданы и деньги приготовлены для нового размещения — если, конечно, Бен уверен в том, что действительно хочет сделать это без дальнейших консультаций. Бен убедил его в непреклонности своего решения, пропустив мимо ушей последнее замечание, и сразу же перевел нужную сумму на счет универмага Роузена в Нью-Йорке, указанный Миксом. Он договорился с Сэмьюэльсоном, чтобы тот продолжал вести его дела без него в течение неопределенного времени, и предоставил консультанту все необходимые по закону полномочия. Бухгалтер встретил Бена с выражением лица, похожим на то, которое усвоил в последнее время Майлз. Терпение Бена подверглось новому испытанию. Он заплатил за год вперед за свою квартиру и сделал необходимые распоряжения насчет уборки и охраны. Велел Джорджу присматривать за ней, и тот страшно разволновался, желая ему приятного путешествия и пребывания там, где он задумает остановиться. Возможно, Джордж был единственным человеком, искренне пожелавшим ему удачи, подумал Бен. Он подготовил завещание, отменил подписку газет и журналов, позвонил в спортивный клуб и предупредил, что некоторое время не будет посещать его, договорился с почтой о хранении корреспонденции и передал ключ от своего банковского сейфа Эду Сэмьюэльсону.

Потом принялся ждать. На четвертой неделе, за три дня до окончания месяца, ожидание закончилось. Снежные хлопья кружились за окном в ранних сумерках; День благодарения уже прошел, а Рождество еще не наступило, город был наводнен покупателями, стремившимися потратить денежки, чтобы как следует отметить рождение Божьего сына. Бен так устал от ожидания, что впал в грязный цинизм. Он наблюдал за людской суетой с вершины своей престижной башни, когда пришел Джордж и объявил, что из Нью-Йорка пришел конверт спецдоставки. Он был от Микса. В нем были записка, билеты на самолет, карта дорог Виргинии и странная квитанция. В письме было написано:

«Дорогой господин Холидей! Пишу вам, чтобы подтвердить приобретение особого предмета продажи, известного, как „Заземелье“, из нашего последнего праздничного каталога. Ваша оплата, полностью покрывающая оговоренную нами сумму, пришла и помещена на временно замороженный счет, как указано во взаимном соглашении.

Прилагаю авиабилеты, с которыми вы доберетесь из Чикаго в Карлоттсвилль, в штате Виргиния. Эти билеты могут быть использованы в любой из семи последующих дней.

По прибытии в аэропорт Карлоттсвилля предъявите приложенную квитанцию в отдел регистрации. На ваше имя взят напрокат автомобиль, который вы сможете получить по прибытии. Кроме того, вас будет ожидать пакет и инструкции. Тщательно прочтите инструкции и сохраняйте содержимое пакета!

На дорожной карте Виргинии подробно указано, как добраться до последнего пункта, из которого начнется ваше путешествие в Заземелье. А там вас встретят.

От имени универмага «Роузен» я желаю вам приятного путешествия. Микс».

Бен несколько раз подряд прочитал письмо, взглянул на билеты и квитанцию, потом изучил карту. Линия, сделанная красными чернилами, обозначала, какими дорогами можно проехать к западу от города Карлоттсвилля к маленькому крестику посреди Голубого хребта к югу от Вэйнсборо. На полях карты мелкими буквами были напечатаны пронумерованные указания. Бен прочел их все, потом еще раз перечитал письмо, потом сложил все бумаги и засунул обратно в конверт.

Какое-то время он посидел на диване, уставившись в серый день с хлопьями снега за окном и отдаленным шумом предпраздничной суеты. Потом прошел в ванную, сложил предметы первой необходимости в небольшой пакет и позвонил Джорджу, чтобы тот вызвал такси.

Он прибыл в аэропорт к пяти часам. Снег повалил еще сильнее.

***

В Виргинии снег еще не выпал. Было холодно и ясно, в небе сияло солнце, озарявшее словно нарисованные на декорациях заросшие лесом горы, от которых веяло утренней кристальной свежестью. Бен переместился на «нью-йоркере» сине-стального цвета в правый ряд Шестьдесят четвертого шоссе, ведущего из Карлоттсвилля на запад к Вэйнсборо.

Это было поздним утром следующего дня. Бен прилетел в Национальный аэропорт Вашингтона, переночевал в гостинице «Мэрриотт», что совсем рядом с аэропортом, а в семь утра уже летел в Карлоттсвилль. Там он предъявил свою загадочную квитанцию и получил ключи от «нью-йоркера» и маленькую коробочку, завернутую в простую коричневую бумагу, на которой было написано его имя. В коробочке лежали записка от Микса и медальон. Записка гласила:

«Этот медальон — ваш ключ к входу и выходу из Заземелья. Наденете его — и вас признают законным наследником престола. Снимете его — и вы вернетесь в место, помеченное на карте крестиком. Только вы сами можете снять его. Никто не в силах отобрать его у вас. Снимете его, когда подвергнетесь опасности. Микс».

Медальон представлял собой кусок старого, потускневшего металла, на лицевой стороне которого был выгравирован рыцарь верхом на боевом коне, закованном в латы. Рыцарь указывал на солнце, восходящее над замком, окруженным озером. К ушку медальона была приделана двойная цепочка. Это было исключительно тонкое изделие, хоть и сильно пострадавшее от времени. Пятна не сошли с медальона, даже когда Бен потер его. Он повесил его на шею, сел в автомобиль, взятый на его имя, и выбрался на Шестьдесят четвертое шоссе.

Пока все идет по плану, думал Бен, пробираясь на запад к Голубому хребту. Все, как указано в записке.

Карта, присланная Миксом, лежала на свободном переднем сиденье. Бен запомнил указания, напечатанные на ней. Нужно было проехать по Шестьдесят четвертому почти до самого Вэйнсборо, потом повернуть на дорогу, ведущую к Линчбургу. Еще двадцать миль — и он найдет поворот к скале, с которой видны горы и долины Национального парка имени Джорджа Вашингтона. Там стоит небольшой зеленый указатель с черным номером 13. Там же находятся телефон и укрытие от дождя. Бен должен подъехать к нему, выйти из автомобиля, захлопнуть дверцу, оставив ключи внутри, перейти через дорогу к узенькой тропке. Нужно углубиться в горы приблизительно на две мили. И там его встретят.

На карте не говорилось, кто его встретит. И в письме тоже. На полях карты коротко сообщалось, что позже кто-то приедет, чтобы забрать автомобиль. Если Бен решит вернуться, можно позвонить по телефону. Номер тоже был указан.

Бена вдруг захлестнула волна сомнения. Он уже проделал долгий путь в неведомое, и никому, кроме Микса, не было точно известно, где он находится. Если от него потихоньку избавиться, Микс сделается богаче на целый миллион — если только предположить, что все это было грандиозной мистификацией. Даже за меньший куш люди проделывали куда более темные делишки.

Бен подумал об этом минуту, потом покачал головой. Это не имело никакого смысла. Микс был агентом универмага «Роузен», а человека на таком посту весьма тщательно проверяют. Кроме того, слишком велика вероятность, что Микс попадется на таких делах. Майлз знал о связи Бена с универмагом и причину этой связи. Деньги, которые он перевел, могут быть прослежены. Копия договора с Миксом лежала в его банковском сейфе. А объявление о продаже Заземелья было выставлено на всеобщее обозрение.

Бен прогнал все свои сомнения и сосредоточился на дороге. Предвкушение того, что ждало его впереди, не оставляло его уже несколько недель. Он так волновался, что едва сдерживал себя. Плохо спал прошлой ночью. Проснулся задолго до рассвета. В голову лезла всякая чепуха.

Менее чем за полчаса он нашел поворот на Линчбург и свернул на юг. Двухполосное шоссе упиралось прямо в Голубой хребет, слегка огибая лесные кущи и скалы и постепенно поднимаясь. Панорамные виды открывались по обе стороны дороги, захватывающие дух застывшие пейзажи лесистой горной местности. Движение было слабым. Бен насчитал всего три встречные машины — с семьями, с оборудованием для стоянки и багажом, а один тащил крытый прицеп. Никто не ехал на юг.

11
{"b":"4805","o":1}