A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
81

Бен повернулся к колдуну:

— Еще раз повторяю, советник, чтобы никаких неожиданностей! Я хочу знать все! Я хочу знать о медальоне. И о Миксе. И о том, кто продал Заземелье и почему. Я намерен выяснить все это.

Абернети положил лапы на стол и посмотрел на Бена поверх очков:

— На вашем месте, великий король, я бы сперва выпил винца.

Мохнатый пес бросил значительный взгляд на Сапожка, сидевшего рядом с ним. Кобольд ухмыльнулся, показав все свои зубы, и зашипел.

Бен поднял бутылку.

Он осушил добрую половину, когда появился Сельдерей. Кобольд притащил мясную похлебку с овощами, свежеиспеченный хлеб, сыр и печенье. Как бы плохо ни обстояли дела, смерть от голода им не грозила, решил Бен.

Он опустошил миску супа, закусывая хлебом и сыром, выпил еще несколько стаканов вина и задумался об Энни, Майлзе, обо всем, что оставил. Советник и писец крепенько спорили, начиная с правильного питания и кончая ролью волшебства в сохранении здоровья. Кобольды щерились и жрали все, до чего могли дотянуться. Когда дошло до-второго, советник заявил, что похлебка остыла, и вызвался подогреть ее. Сельдерей зашипел и оскалил зубы, а Абернети заявил, что холодная даже лучше. Советник не согласился. Спор закончился тем, что Тьюс использовал магию, чтобы подогреть похлебку прямо на столе, и котел был объят пламенем, которое побежало по всему столу, безнадежно испортив скатерть. Все повскакивали, крича, шипя и гавкая наперебой. Советник сделал еще несколько пассов, и на сей раз в зале хлынул дождь, который не прекращался минут пятнадцать.

Для Бена это было уже слишком. Зажав в руке стакан с вином, с помощью Абернети он отступил в свои королевские покои, обожженный, вымокший и захмелевший. Утро вечера мудренее, рассудил он, забираясь под простыни.

Глава 6. КОРОНАЦИЯ

Может быть, следующее утро и впрямь было мудренее вечера, но Бену этого узнать так и не довелось. Ему снились сны, в которых правда фантастическим образом переплеталась с вымыслом. Ему снилась Энни, как он вдруг встретил ее, живую. Он был так счастлив от того, что снова рядом с ней и любит ее, и одновременно несчастен от некоего неистребимого предчувствия, будто она не может остаться с ним и он потеряет ее снова. Ему снился Майлз, все такой же грубоватый и циничный, будто бы они вместе шагают по улицам Чикаго, заросшим Лазурными Друзьями, а Майлз на каждом углу напоминает Бену о том, что предупреждал его, что так и будет. Снились судебные заседания, на которых кобольды шипели со скамьи присяжных, а судьи напоминали всклокоченных псов. Ему снились асфальтированные дороги и драконы, черные как ночь. Снились демоны, и рыцари, и замки, сияющие, словно светило.

Он спал, а солнце всходило и заходило. Когда Бен наконец проснулся, было утро. Он лежал в своей опочивальне — просторной комнате, увешанной гобеленами и шелковыми занавесями, уставленной мебелью из полированного дуба и каменными геральдическими изваяниями. Он лежал на огромной, с пологом, кровати, напоминавшей саркофаг из дуба и железа. С равным успехом она могла бы служить баржей. Бен понял, что солнце только что встало, по косым полосам света, падавшим из высоких арочных окон, хоть свет этот и был серым и тусклым, словно туман обесцветил его. В комнате было тихо, и во всем замке тоже. Он напоминал каменную раковину.

И все же в замке таилась скрытая теплота. Чистейшее Серебро напоминало склеп, ему недоставало внешней привлекательности, хотя бы такой, какой отличаются самые авангардные, спартанские небоскребы Чикаго из хрома и стали, но он почему-то казался родным домом. Он был теплым на ощупь — Бен ощущал его тепло, ступая по полу босыми ногами и проводя пальцами по стенам. Это тепло было в воздухе; несмотря на серую дымку за окнами, оно растекалось по всему замку, словно кровь по жилам. Советник был прав, ибо замок и впрямь оказался живым существом.

Как хорошо было просыпаться в нем! Так безопасно и уютно, словно в родительском доме.

Бен потянулся и посмотрел на столик, куда давеча бросил свой баул, но обнаружил только советника Тьюса, восседавшего на стуле с высокой спинкой и взирающего на него.

— Приветствую вас, Бен Холидей, — поздоровался колдун.

— Доброе утро, — ответил Бен. Приятная истома мигом улетучилась, едва он вспомнил о мрачных откровениях советника, сделанных накануне, о том, что он стал королем без армии, без вассалов и королевской казны.

— Надеюсь, вы хорошо отдохнули? — спросил колдун.

— Прекрасно, благодарю вас.

— Замечательно. Вам предстоит трудный день.

— Разве?

— Да, Ваше Величество. — Советник так и сиял. — Нынче ваша коронация. Сегодня же вас нарекут королем Заземелья.

Бен мигнул.

— Как сегодня? — Он опять мигнул. В животе у него начало неприятно посасывать. — Погодите-ка, советник. Вы что, хотите сказать, что коронацию перенесли на сегодня? Разве не говорили вы мне еще вчера, что коронация состоится не раньше чем через несколько дней, потому что вам нужно время, чтобы предупредить всех, кого нужно?

— Ну, ах.., да, должен признаться, что именно так я и говорил. — Колдун сморщил физиономию, словно провинившийся ребенок. — Вся беда в том, что я говорил это не вчера.

— Как это не вчера?

— Потому что нынче не завтра. Бен побагровел и уселся на кровати.

— Что за бред вы несете? Советник Тьюс улыбнулся:

— Ваше Величество, вы проспали неделю. Бен удивленно уставился на него. Колдун не отвел взгляда. В комнате повисла такая тишина, что Бен слышал стук собственного сердца.

— Как это я смог проспать целую неделю? — наконец спросил он.

Советник сцепил ладони у подбородка.

— Вы помните, что вы пили? То вино, которое я вам принес? — Бен кивнул. — Ну, я добавил в него чуточку сонного зелья, чтобы вы как следует выспались за ночь. — Он развел руками. — Я сделал это при помощи волшебства, просто чуть изменив тон голоса и согнув пальцы. — Он показал, как именно. — Беда в том, что я малость перестарался. Капелька оказалась с наперсток. И потому вы проспали всю неделю.

— Просто маленькая ошибочка в волшебстве, да? — Бен был в ярости.

Советник беспокойно заерзал на стуле.

— Боюсь, что так.

— Ну а я боюсь, что не так! Вы что, за дурака меня считаете? Вы ведь сделали это намеренно, не отпирайтесь. Вы усыпили меня, чтобы удержать здесь! — Бен прямо трясся от злости. — Вы что, думаете, что я забыл оговорку насчет десятидневного испытательного срока в контракте? Мне давалось десять дней, чтобы я мог вернуться в свой мир и получить обратно все деньги, кроме небольшой неустойки. Только не говорите, что вы об этом не знали! А теперь восемь дней из десяти прошли! Это очень удобно, не правда ли?

— Погодите-ка. — Советник с достоинством вытянулся. — Если бы я и впрямь намеревался удержать вас в Заземелье, великий король, я бы вовсе не стал говорить вам о потерянных семи днях! Я просто позволил бы вам считать, что это ваш второй день в Заземелье, и все десять дней прошли бы раньше, чем вы бы это заметили!

Бен с минуту разглядывал его, потом поостыл.

— Наверное, тут вы правы. — Он недоверчиво потряс головой. — Наверное, я должен извиниться перед вами, но, откровенно говоря, я слишком зол, чтобы просить прощения. Из-за вас я потерял целую чертову неделю! А пока я спал, вы вовсю занимались подготовкой к коронации — рассылали приглашения и так далее! Хорошо еще, что я вовремя проснулся, не то вам пришлось бы короновать меня прямо в постели!

— О, когда я узнал, что произошло, я понял, что вы проснетесь вовремя, — поспешно заявил советник.

— Ты хочешь сказать, что надеялся, что это будет так, — перебил его Абернети, появляясь в дверях спальни с подносом. — Не желаете ли позавтракать, Ваше Величество?

Он поставил поднос на столик.

— Спасибо, — пробормотал Бен, не сводя глаз с советника.

— Я точно знал, — упрямо повторил тот.

— Прекрасный денек для коронации, — заявил Абернети. Он посмотрел на Бена поверх очков. — Я приготовил ваше одеяние для церемонии. Его подогнали так, чтобы оно хорошо сидело на вас. — Он помолчал. — Пока вы спали, у меня было полно времени, чтобы и измерить, и примерить на вас.

22
{"b":"4805","o":1}