ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Советник Тьюс умоляюще сложил руки.

— Прошу вас, Ваше Величество, не все вопросы сразу! — Он раздраженно дернул себя за бороду. — Вы должны понять, что тогда я не был придворным колдуном. Им был мой сводный брат. Нравится мне или нет признаваться себе в этом, но я вовсе не такой колдун, как он. Я ему в подметки не гожусь да и никогда не годился.

— Ой, где же перо и бумага, — запричитал Абернети. — Это обязательно нужно записать!

— И все же я так работал над собой, что сумел стать придворным колдуном,

— продолжал советник, не обращая внимания на писца. — Пока мой брат состоял на королевской службе, у меня вообще не было положения при дворе. В ученики я уже не годился по возрасту, а другого занятия в королевстве я не мог себе подыскать. Некоторое время я путешествовал, пытаясь как-нибудь научиться волшебству фей и найти себе работу по душе. Через несколько лет после смерти короля мой сводный брат призвал меня к себе, чтобы я помог ему управлять двором. Он уведомил меня о своем намерении оставить королевство и не возвращаться более, предупредив меня, что сын старого короля решил запродать трон и уйти вместе с ним. Назначил меня на должность придворного мудреца и советника при новом короле. — Он остановился и заглянул в лицо Бену. — Понимаете, он полагал, что я не доставлю ему хлопот, раз уж я такой плохой колдун и неудачник. Он полагал, что я так обрадуюсь своему назначению, что буду плясать под его дудку. Я позволил ему верить в это, сделав вид, будто заодно с ним, потому что только так я мог помочь этой земле. Чтобы наладить дело, нужен был новый, настоящий король. Я исполнился решимости найти такого короля. Даже попросил своего брата, чтобы он доверил мне написать текст для каталога, который приведет этого короля в Заземелье.

— И вот я здесь, — закончил Вен.

— И вот вы здесь, — согласился советник.

— На миллион долларов беднее.

— И на одно королевство богаче.

— Но денежки-то я потерял, не правда ли? Тот контракт, который я подписал, был сплошным обманом? Микс и королевский отпрыск прикарманили денежки, а я застрял здесь на всю оставшуюся жизнь?

Советник долго смотрел на него, потом покачал головой:

— Нет, Ваше Величество, вы не останетесь здесь дольше, чем вам этого захочется. Ваш договор имеет настоящую силу, как и оговорка насчет ухода из королевства, и деньги вернутся к вам, если не пройдет десяти дней.

Настала очередь Бена таращить глаза.

— Будь я проклят, — прошептал он. Несколько мгновений он молча разглядывал советника. — Знаете, а вы ведь не были обязаны говорить мне этого. Вы могли бы дать мне понять, что мои деньги пропали и что я должен остаться, хочу этого или нет.

Колдун погрустнел:

— Нет, я не смог бы сделать этого. Ваше Величество.

— Как же, не смог бы, — встрял Абернети. — Еще как бы смог, кабы думал, что это сойдет тебе с рук. — Он опустился на корточки и почесал шею задней лапой. — Как по-вашему, в этом лесу могут водиться клещи? — спросил он. — Ненавижу клещей.

Они продолжали шагать молча. Бен размышлял обо всем, что поведал ему советник. Стало быть, этот пройдоха Микс и королевский сынок объединились, чтобы добиться успеха, нагрев руки на королевском троне. Это было Бену понятно. Но в головоломке все еще не хватало какой-то части. Беда в том, что Бен не мог догадаться, какой именно. Он знал, что этот кусочек где-то поблизости, но не мог ткнуть в него пальцем. Он припомнил все свои адвокатские навыки, чтобы решить эту задачку, но недостающая часть все не находилась.

Спустя некоторое время Бен перестал искать ее. Рано или поздно он все равно все узнает, а сейчас его ждут куда более важные дела. Миновало уже восемь с лишним дней из того десятидневного срока, который был отпущен ему на раздумья. Оставался лишь этот и следующий день, чтобы решить, стоит ли расстаться со своим приобретением и вернуться домой. Советник убедил его, что это вполне возможно. И он поверил старцу. Загвоздка заключалась не в том, мог Бен сделать это или нет, но хотел ли он этого? Пока ничто из увиденного им в Заземелье не оправдало рекламных посулов — разве только в самом широком смысле. Тут были и драконы, и дамы, и кобольды, была и магия, и он все-таки стал королем — или почти стал. Но сказка оказалась совсем не такой, какой он ожидал ее увидеть. Ему казалось, что он явно переплатил. лось, что разноцветье трав и листвы беспрерывно переливается и перемешивается. Бен ощутил мир, и покой и благоговение, подобное тому, какое чувствовал в церкви, когда его ребенком приводили туда по воскресеньям. Он с удивлением обнаружил, что такие воспоминания сохранились в его памяти.

Подойдя к помосту, они остановились. Бен медленно огляделся. Оказывается, в Сердце они были не одни. Несколько изможденных, оборванных пастухов и крестьян со своими женами и детьми робко жались по краям поляны, перешептываясь и искоса поглядывая на Бена. С полдюжины охотников в походном одеянии сгрудились под сводом ветвей, там, куда не проникали лучи солнца. Нищий в изодранных кожаных штанах и куртке сидел, скрестив ноги, у комля засыхающего дуба.

И кроме этих немногих, не было никого. Бен нахмурился. Его беспокоило затравленное, отчаянное выражение в глазах этих людей.

— Кто они? — шепотом спросил он советника. Старец поглядел на оборванцев и отвернулся.

— Зрители.

— Зрители?

— Явились посмотреть на коронацию.

— Ну, а где же все остальные?

— Опаздывают из вежливости, — без выражения предположил Абернети.

За его спиной тихонько зашипели, скалясь, кобольды. Бен схватил советника за плечо и развернул к себе:

— Что происходит, советник? Где все? Колдун нервно потер подбородок.

— Вполне возможно, что те, кто должен был прибыть, задерживаются в пути по каким-либо непредвиденным обстоятельствам…

— Погодите-ка, — оборвал его Бен. — А ну-ка повторите мне это еще разок — вы сказали: «те, кто должен был прибыть»? Так значит, кто-то не собирался приходить вовсе?

— О, я просто не правильно выразился. Ваше Величество. Конечно, явится каждый, кто сможет.

Бен скрестил руки на груди и пристально посмотрел на старца.

— А я — Сайга-Клаус. Видите ли, советник, я пробыл здесь достаточно, чтобы научиться узнавать лисицу по ее норе. Сейчас же отвечайте, что здесь происходит?

Колдун неуклюже потоптался на месте.

— Ах.., ну, видите ли, на самом деле ожидать нужно очень немногих.

— А сколько этих «немногих»?

— Ну, может быть, парочка… Абернети выступил вперед:

— Он имеет в виду только нас четверых, Ваше Величество, да этих бедолаг, что прячутся в тени.

— Вас четверых? — Бен уставился на советника, не в силах поверить в услышанное. — Четверых? И все? И на коронацию первого за двадцать лет правителя Заземелья не явится никто…

— Вы не первый. Ваше Величество, — прошептал советник.

— ..кроме вас четверых?

— Вы не первый, — повторил колдун погромче. Повисла тягостная тишина.

— Что вы сказали? — спросил Бен.

— До вас были и другие, Ваше Величество. После смерти старого короля были претенденты. Просто вы самый последний из их череды. Мне жаль, что вы узнали об этом именно сейчас. По мне, так лучше бы вам узнать это после, когда церемония коронации…

— А сколько их было, моих предшественников? — Бен покраснел от ярости.

— ..закончится, и мы сможем… Что вы сказали?

— Королей, черт возьми! Сколько их было? Советник Тьюс поморщился:

— Наверное, пара дюжин. Честно говоря, я сбился со счета.

Откуда-то издалека, из-за тумана и леса, донесся рокот грома. Абернети навострил уши.

— Пара дюжин? — Это было для Бена открытием. Он уронил руки, и жилы на его шее натянулись. — Теперь мне ясно, почему вы потеряли счет! Теперь понятно, почему никому уже не хочется приходить на коронацию!

— Поначалу они, конечно, собирались, — продолжил старец, в упор глядя на Бена. — Они приходили, потому что верили. И даже потом, когда разуверились, они порой приходили из любопытства. Ну а дальше даже любопытных не осталось. У нас было слишком много королей, Ваше Величество, которые оказались несерьезными. — Он махнул рукой в сторону тех, кто сгрудился под сенью деревьев. — А те, кто пришел сейчас, явились просто от отчаяния.

24
{"b":"4805","o":1}