ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так это и вправду он? Что же с ним случилось?

— Он исчез после смерти старого короля, и с тех пор его никто не видел. — Колдун пристально посмотрел прямо в глаза Бену. — По крайней мере пока.

— Похоже, теперь вы уже не считаете, что мне мерещились всякие глупости, когда я проходил по тоннелю времени.

— Я никогда не думал этого. Ваше Величество. Я просто боялся, что вас обманывают.

— Обманывают? Но кто же? — Они молча посмотрели друг на друга. Абернети поскреб за ухом. — Похоже, ваше напряженное молчание свидетельствует о том, что здесь кроется какая-то ужасная тайна, — наконец произнес Бен. — Не означает ли это, что я в конце концов узнаю все, что вы до сих пор скрывали от меня?

Советник Тьюс кивнул:

— Так и есть.

Бен сложил руки на груди.

— Замечательно. Но на сей раз, советник, выкладывайте все без утайки, а не обрывками, как прежде. Чтобы никаких неприятных сюрпризов потом не было, идет?

Старец еще раз кивнул:

— Сюрпризов больше не будет. Ваше Величество. На самом деле именно из-за вашего недоверия я прихватил Абернети. Ведь он — не только придворный писец, но и летописец. Он сразу же поправит меня, если я где-то оговорюсь. — Он вздохнул. — Возможно, его слову вы поверите скорее, чем моему.

Бен ждал. Советник Тьюс бросил взгляд на рыцарские доспехи, потом медленно оглядел пустую часовню. Он как будто растерялся. Тишина становилась все более гнетущей, а сумерки — все гуще.

— Начинай, не тяни время, — нетерпеливо прорычал Абернети. — Пока мы тут стоим, обед стынет на столе.

— Я не знаю, с чего лучше начать, — огрызнулся советник. Он снова повернулся к Бену. — Знаете, двадцать лет назад все было совсем иначе. Тогда правил старый король, а Паладин был его защитником, как был защитником всех королей Заземелья с самой зари его существования. Он тоже порожден магией фей, как и само королевство, он появился из туманов их мира, чтобы стать частью этого. Никто никогда не видел его лица. Никто не видел его иначе, чем закованным в эти доспехи, которые вы видите здесь. Он был железным с головы до пят, с закрытым наглухо забралом. Для всех он был загадкой. Даже мой сводный брат не смог разгадать этой головоломки. — Старец помолчал. — Заземелье — это не просто один из миров, граничащих с царством фей, это ворота в него. Для этого королевство и было создано. Но в мире фей нет течения времени, нет пространства, он всегда и везде. А Заземелье — неизменная точка в пространстве и времени. Именно сюда ведут тоннели времени всех остальных миров. Одни миры находятся ближе, другие — дальше. До одних из них через туманы рукой подать, до других, как до вашего, например, путь долог. В близлежащих мирах магия всегда была реальностью, ее использовали чаще всего. Их обычно населяли потомки выходцев из царства фей, попавшие туда по своей воле, случайно или же просто изгнанные. Однажды оставив мир фей, они уже не могли вернуться. Лишь немногие были счастливы в этом изгнании. Большинство искало способ вернуться. И Заземелье всегда было ключом к возвращению.

— Куда же заведет нас такое вступление? — язвительно заметил Вен.

— Это зависит от того, как далеко вам захочется отправиться, — проворчал Абернети.

Советник совсем ссутулился и спрятал руки в складках своего одеяния.

— Паладин был защитником короля, который, в свою очередь, защищал всю землю. В таком покровителе всегда была нужда. И в самом Заземелье, и вне его всегда находились те, кто хотел использовать его в своих целях. Но волшебство, охранявшее Заземелье, было неодолимым. Никто не мог совладать с Паладином.

Бен нахмурился, обуреваемый сомнениями:

— Советник, не хотите же вы сказать, что…

— Я говорю вам, Ваше Величество, только чистую правду, — поспешно перебил его старец. — Вы хотели услышать всю историю целиком, и я собираюсь потрафить вам. Когда старый король умер, а его сын не пожелал унаследовать трон, возмечтав о том, как бы покинуть Заземелье, — те, кто всегда тихо выжидал удобного случая, начали разыскивать ворота. Паладин пропал после смерти старого короля, и никто не знал, как разыскать его. Месяцы превращались в годы, королевский сын подрастал, строя планы, как бы покинуть свою страну, и все это время в Заземелье не было короля и Паладин не появлялся. Мой сводный брат приложил все усилия и все магические знания, чтобы разыскать странствующего рыцаря, но тщетно. Паладин исчез и, похоже, навсегда. Естественно, это было на руку тем, кто покушался на границы Заземелья. Они полагали, что, коли Паладин и вправду пропал и волшебство потеряло силу, они смогут завладеть Заземельем. Понимаете, Ваше Величество, ворота в царство фей всегда были лакомым куском. Мой сводный брат понял это и решил действовать быстро, пока Заземелье не уплыло из его рук.

Совиное лицо стало напряженным.

— И вот он состряпал свой гнусный план: запродать королевский престол человеку из очень отдаленного мира. У Заземелья появится король, а королевский отпрыск и придворный колдун смогут сбросить оковы законов, привязывавших их к этой стране. Но они должны запродать королевство лишь на строго определенный срок, скажем, на полгода или год. Тогда трон снова вернется к ним, и они смогут повторить свою авантюру. Таким образом, их доходы будут расти, королевский сын сможет жить, как ему вздумается, а мой сводный брат обретет могущество и в других мирах. Вся трудность состояла в том, чтобы отыскать заинтересованных покупателей.

— И тогда он связался с универмагом Роузена? — перебил Бен старца.

— Не сразу. Поначалу он сам занимался поиском желающих. Его кандидатами становились преимущественно люди самого низкого пошиба, богатые, но такие же беспринципные, как он сам. Зачастую этим людям надо было просто на время исчезнуть из собственного мира. Заземелье становилось для них превосходным убежищем, они могли поиграть в королей, наслаждаясь удобствами Чистейшего Серебра, а потом вернуться в свой собственный мир, когда кончался срок их правления.

— Преступники, — тихо прошептал Бен. — Он посылал к вам преступников! — И покачал головой, не в силах поверить в это, потом пристально взглянул на колдуна. — А что было с теми, которые, однажды попав сюда, не пожелали уйти? Такое когда-нибудь случалось?

— Да, время от времени это происходило, — согласился советник. — Но я всегда тщательно следил за тем, чтобы они вовремя отправлялись восвояси — готовы они были к этому или нет. Моей магии на это хватает. — Он нахмурился.

— И все же я часто задавался вопросом: как мой брат забирает медальон у этих негодяев, когда они возвращаются домой? Конечно, волшебство сразу подсказывало ему, когда они возвращались, но откуда он узнавал, где найти и как отобрать медальон? — Советник погрузился в раздумья, потом пожал плечами. — Ну да ладно. Итак, стало быть, некоторое время он успешно продавал королевство на ограниченные промежутки времени и получал много денег. Однако его клиенты были непредсказуемыми типами, и, по мере того как они чередовались, дела в Заземелье шли все хуже и хуже. К тому же деньги поступали нерегулярно. Так что в конце концов мой брат решил предложить трон широкому кругу покупателей. Не тем безответственным людям, с которыми имел дело раньше, но по-настоящему широкому кругу покупателей. И он связался с универмагом Роузена. Он назвался поставщиком редких предметов искусства и необычных услуг. Он убедил правление магазина в собственной значимости, разыскав с помощью своего волшебства несколько сокровищ и редкостей, считавшихся утерянными. Когда его сделали официальным поставщиком таких диковинок, он выставил на продажу Заземелье. Думаю, что поначалу ему не поверили, но он все же нашел способ убедить их. Он отправил одного из директоров посмотреть самому. — Старец мрачно осклабился. Потом его глаза сузились. — Но на продажу было выставлено куда больше, Ваше Величество, чем мог себе представить Роузен. Мой сводный брат и сын старого короля не собирались выпускать из рук нечто настолько ценное, как заземельский престол. Основное условие продажи позволяло ему самому отбирать нужных клиентов. Таким образом он мог продавать трон слишком слабым людям, не способным удержать его, чтобы королевство вновь возвращалось к нему и он мог торговать им и дальше. Он даже брал взятки за то, чтобы продвигать нужных людей вверх по воображаемому списку. Роузен все равно не заметил бы никакой разницы. Теперь сложность состояла уже не в том, чтобы найти покупателя, но в том, чтобы найти такого человека, который обладал бы не только толстым кошельком, но и слишком слабым, чтобы преуспеть в роли короля, характером! Бен вспыхнул:

27
{"b":"4805","o":1}